Главная / Газета 13 Октября 2006 г. 00:00 / Политика

Дефицит времени

Почему лидеры оппозиции появляются сегодня в телеэфире лишь на считанные минуты

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

В ходе прошедшей региональной предвыборной кампании оппозиционные партии вновь столкнулись с проблемой информационной блокады на телеканалах. Причем теперь это явление приобретает новые формы, например, финансовую. Даже в отдаленных регионах забить эфир предвыборными роликами на госканале может себе позволить лишь партия власти с ее неисчерпаемым денежным ресурсом. При этом новостные программы для оппозиции давно закрыты. Так, по данным независимых экспертов, на двух государственных телеканалах оппозиции достаются в лучшем случае 3% времени.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
По данным мониторинга, проводившегося весной этого года Центром экстремальной журналистики Союза журналистов России и организацией МЕМО 98 (Словакия), федеральная власть и «Единая Россия» получили более 91% освещения в политических новостях в прайм-тайм на Первом канале и на канале «Россия». Противники правящей власти получили только 1–3% освещения, и в основном негативного или нейтрального характера. Аналитики отмечают, что большую часть эфирного времени в новостях отводит правящей власти и канал НТВ, освещая при этом ее деятельность более нейтрально, чем государственные вещатели. Анализ работы другого частного канала, РЕН ТВ, показывает, что он предоставил оппозиционным партиям 15% эфирного времени. Эксперты отмечают, что большинство телеканалов не предоставляли оппозиции какое-либо существенное время в эфире и возможности оспаривать политические взгляды действующей власти. А кроме того, все государственные СМИ проявляли серьезную необъективность в отношении власти, естественно, в лучшую для нее сторону. «На Первом и втором каналах, ТВЦ и НТВ оппозиция представлена даже меньше, чем количество голосов, которые за них обычно отдают избиратели, – удивляется директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов. – Даже КПРФ, у которой стабильно от 12 до 15% электората, выглядит в нашем мониторинге бледно».

Политику свернули в рекламные ролики

Коммунистам информационный вакуум уже давно не по душе. В июне они провели в Москве митинг около «Останкино» с требованиями предоставить эфир оппозиции. Интересно, что за несколько часов до этого лидер КПРФ Геннадий Зюганов встретился с гендиректором Первого канала Константином Эрнстом. «Мы настаивали не на том, чтобы чаще мелькать на экране, а на гарантиях нашего участия в полноценных передачах, с тем чтобы можно было изложить нашу позицию по различным вопросам», – пояснял тогда товарищ Зюганов. При этом он отметил, что «разговор был предметным и выявил стремление обеих сторон к взаимопониманию и сотрудничеству».

Но первый зампред ЦК КПРФ, депутат Госдумы Иван Мельников заверил «НИ», что ситуация с предоставлением эфира для коммунистов так и не изменилась. «Одно появление нашего лидера в программе «Времена» – это не совсем то, чего мы ждем, – считает он. – Сегодня мы требуем, чтобы в прямом эфире транслировались заседания Государственной думы, чтобы каждый видел, за что голосует партия, которой он доверил свой голос, и что получается в результате».

После недавних выборов в регионах оппозиционные политики утверждают, что против них введен настоящий имущественный ценз. «В эфир напрямую пробиться практически невозможно, – рассказала «НИ» пресс-секретарь СПС Лилия Дубовая. – Даже за деньги снимают один сюжет, а показывают другой». Депутат Госдумы, лидер Республиканской партии России Владимир Рыжков сообщил, что «выход на СМИ есть», но главным препятствием является очень высокая цена эфирного времени. «То есть мы можем покупать установленное законом рекламное время, но оно безумно дорогое, – поделился г-н Рыжков с «НИ». – Нам это практически не по карману. То, что может себе позволить «Единая Россия», которая имеет практически неограниченные финансовые ресурсы, то оппозиции это, как правило, не по силам. Поэтому мы выкупаем там трех-, пятисекундные ролики, чтобы хоть как-то присутствовать на региональном телевидении».

О невозможности пробиться в местный эфир говорят как демократы, так и представители левых и даже «актуальных левых» сил, которые претендуют на роль второй партии власти. Депутат Госдумы Олег Шеин, возглавивший список «Родины» в Астраханской области, делится своими впечатлениями от региональной предвыборной кампании: «Мы были полностью блокированы на телевидении, если не считать совершенно ничтожных рекламных роликов». Первый заместитель председателя РПЖ Николай Левичев считает, что в регионах сейчас есть только одна самая правильная партия, «все остальные – за шлагбаумом».

Одна говорящая голова хорошо, а ни одной – лучше

«Единороссы» с оппонентами не согласны и тоже заявляют, что на ТВ их встречают отнюдь не с распростертыми объятиями. Заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме Валерий Рязанский признался «НИ», что представители региональных отделений партии иногда жалуются на невнимание к ним со стороны СМИ. «Я всегда говорю так: ищите информационные поводы, которые будут существенны для телевизионщиков, и тогда они не обойдут вас своим вниманием, – раскрыл он секрет успеха. – Если вы хотите, чтобы любую говорящую голову от «Единой России» показывали беспрестанно, то этого не будет».

Председатель комитета Госдумы по информационной политике «единоросс» и бывший телеведущий Валерий Комиссаров вообще считает, что чем больше политика показывают по телевизору, тем сильнее получается обратный эффект. «Люди голосуют за тех, кто что-то делает, а не за тех, кто лицом хлопочет на телеэкране, – сказал он «НИ». – Если бы те люди, которые сетуют, что у них что-то там не получилось, реально что-то делали, народ бы за них проголосовал без всяких вопросов».

Но часто важно не только что показывают в эфире, а как это делают. У телевизионщиков есть свои технические приемы, способные любое событие представить в совершенно ином ракурсе. Пресс-секретарь СПС Лилия Дубовая рассказывает, как на федеральных каналах освещают акции правых: «Мы отмечали День российского флага, и Первый канал нас потрясающе показал. Они умудрились снять так, что не было видно ни одного флага СПС, хотя там все было в наших полотнищах».

Эксперты не сомневаются, что замалчивание определенных политических событий действительно существует. Так, отечественное ТВ просто не заметило конференции «Другая Россия», хотя на самом мероприятии присутствовали десятки иностранных телевизионщиков. То есть за рубежом узнают о внутриполитической жизни в нашей стране больше, чем сами россияне.

Есть еще и такое явление, как табу на многих политиков, считает Олег Панфилов. По его словам, запрет касается, например, Касьянова, Каспарова, Явлинского, Немцова и Хакамады. «Если они и появляются на экране, то это буквально доли секунды, и если о них что-то говорится, то исключительно в отрицательном контексте», – говорит он.

«Черные списки» для голубых экранов

По мнению «яблочников», демократы уже давно занесены в так называемые «черные списки». «И я лично нахожусь в этих списках, – признался «НИ» зампред партии «Яблоко» Сергей Митрохин. – Это политическое решение и иногда чересчур ревностное отношение к позиции Кремля руководителей средств массовой информации». Однако председатель комитета Госдумы по информационной политике «единоросс» Валерий Комиссаров, напротив, считает, что сейчас новостная политика на ТВ очень сбалансирована, просто некоторым политикам сколько эфира ни дай, им все равно будет мало. «Достаточно посмотреть все эти конфликтные политические ток-шоу, которые основаны на дискуссии. Там всегда одним из оппонентов выступает оппозиция, – поделился своими наблюдениями с «НИ» г-н Комиссаров. – Телевидение вообще основано на драматургии, которая невозможна без двух разных точек зрения. Не может быть борьбы со стенкой».

Депутат Комиссаров признался, что иной раз удивляется, как некоторых оппозиционных политиков показывают больше, чем тех, кто «реально принимает решения». «Может, даже наоборот – надо исправлять эту ситуацию», – размышляет парламентарий. При этом г-н Комиссаров утверждает, что никаких «черных списков» на ТВ не существует: «Такого не бывало, чтобы интересного человека не показывали. Нет на телевидении «черного списка» и быть не может. Некоторые политики любят себя выставлять гонимыми. Я не могу назвать ни одного политика, которого зажимают на телевидении. Назовите мне хотя бы одного, и я буду первым, кто пойдет и будет стучать кулаками в разные начальственные кабинеты с требованием дать ему эфир». Депутат сообщил «НИ», что «много раз видел передачи о Касьянове и Каспарове». «Допустим, завтра Детцл или Богдан Титомир назовут себя оппозиционерами, и что дальше? – задается вопросом Валерий Комиссаров. – Им что, надо предоставлять эфир так же, как и тем, кто определяет реальную политическую картину в стране? Я за равный доступ, но я хочу, чтобы он был по-настоящему равным».

Член Общественной палаты, тележурналист Николай Сванидзе также «черных списков» не видел, хотя «это не значит, что они не существуют». «Я никаких поименных запретов на приглашение тех или иных людей никогда ни от кого не получал и с трудом представляю, от кого именно я бы мог получить такой запрет», – сказал он «НИ». Однако по мнению г-на Сванидзе в случае с оппозиционерами ситуация двоякая. «С одной стороны, не исключено, что, ну, не то что есть какие-то прямые письменные запреты, но какая-то, видимо, неблагоприятная атмосфера на каналах очень может быть и даже наверняка существует, – высказался г-н Сванидзе. – Но, с другой стороны, я с удивлением обращаю внимание на то, что оппозиционеры не дают повода для того, чтобы их приглашать. Нельзя приглашать людей, оппозиционные они или нет, которые молчат как рыбы».

Опубликовано в номере «НИ» от 13 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: