Главная / Газета 12 Июля 2006 г. 00:00 / Политика

Идущие врозь

ВАЛЕРИЙ ВЫЖУТОВИЧ
shadow
Могущество «Единой России» прирастает партийной молодежью. Недавно подведены итоги конкурса «Политзавод». Конкурс проводился в 9 регионах. В нем участвовали члены «Молодой гвардии». Они состязались за право занять место в партийных списках партии власти на региональных выборах. Во исполнение решения руководства «Единой России» ввести 20% квоту для своих активистов, не достигших 28 лет. Иван Демидов, член Координационного совета «Молодой гвардии», так отозвался об этом решении: «Единая Россия» в отличие от остальных партий действительно открыла молодежи дверь в реальную политику. При этом мы не собираемся проталкивать своих. «Молодогвардейцем» наш кандидат может стать уже потом, пройдя все предварительные отборы. Согласитесь, что открытая дверь для всех политически активных молодых людей должна привести их к месту депутата от партии «Единая Россия».

О квотах для своей молодежи ни одна другая партия пока не заявляла. И, надо полагать, не только потому, что радикалы слева и справа не хотят соблазнять новобранцев депутатскими мандатами, предпочитая пополнять ряды лишь бескорыстными борцами за идею. Просто ни те, ни другие по причине своей маргинальности никому не могут гарантировать хотя бы мало-мальской приобщенности к государственным делам. Да и кто поверил бы обещанию, скажем, Виктора Тюлькина «открыть дверь в реальную политику» для юных активистов возглавляемой им РКРП.

Короче, местами в Госдуме и региональных парламентах оппозиционно настроенную молодежь заманивать бесполезно. Она и не очень стремится туда. Однако рост радикальных настроений в среде 20-летних, появление организаций типа «Авангарда красной молодежи», «Обороны» и т.п. свидетельствуют о том, что публичная политика у нас никуда не исчезла. Выдворенная из стен парламента, она вышла на улицы, только и всего. «После льгот отменят жизнь», «Нам нужна служба по контракту, а не рабство по призыву», «Нет – выборам без выбора!»… Эту песню запевает молодежь. На фоне властвующих «питерцев», деморализованных либералов, дрессированной «оппозиции» и серой парламентской массы все громче заявляет о себе молодое поколение политиков. Поколение «нет». И хотя способы гражданского волеизъявления, как и орудия протеста (майонез, пломбир, гнилые помидоры), к которым прибегает авангард красной и прочих цветов молодежи, вызывают немало вопросов, большинство новых левых и новых правых бескорыстно преданы своему новому левому и новому правому делу. В отличие от «взрослых» гуттаперчевых политиков они искренне одержимы идеей и почти не подвержены конъюнктурным поветриям. Перебежки из партии в партию не часты в их среде. Партийное товарищество, весьма условное понятие в кругу политических аборигенов, для молодых-начинающих кое-что значит.

Появление радикальных молодежных группировок остро беспокоит власть. Ее заинтересованность в привлечении молодежи на свою сторону (20% квота «Единой России» для своих активистов – еще один способ добиться этого) вполне понятна. На массовое уличное выступление требуется столь же массовый уличный ответ. С применением соответствующих средств политической обороны. Мобилизацией молодежи занялись и региональные политики. В Подмосковье появились «Местные». В Приморье действует «Наша страна». А Юрий Лужков создал студенческое патриотическое движение «Гражданская смена». Цели новой организации четко продекларированы: «Политическое ориентирование молодежи, в том числе через личный контакт представителей власти со студенческой молодежью; налаживание через диалог взаимопонимания власти и молодежи; разъяснение необходимости сохранения политической стабильности в интересах поступательного развития страны». Почему крупные политики спешат обзавестись молодежными организациями? Это полезно двояко. Во-первых, как отклик на политическую конъюнктуру. А во-вторых, как способ укрепить собственные позиции.

Но не напрасны ли опасения, что без создания молодежных заградотрядов в Россию проникнет «оранжевая революция»? Сама угроза ее экспорта – не миф ли? И не преувеличена ли боязнь, что на нашей политической почве произрастет нечто похожее на «Пору» или «Кмару»? Универсальное соображение, что молодежь – самая бунтарская часть любого общества, не поможет ответить на этот вопрос тотчас и утвердительно. Бунтарская-то бунтарская, да только не у нас. И причиной тому не всеобщее подобострастие, и не холодный практицизм нацеленных на карьеру молодых дарований. Скорее, пофигизм. Апатия. Ну не генерируется политическая активность в аполитичном (судя по настроениям большинства) обществе. Если даже грозивший (к счастью, несостоявшийся) обмен студенческих билетов на военные не вывел никого из учебных аудиторий на улицы, то говорить о склонности российской молодежи к революционным подвигам, пожалуй, рановато. Однако в обществе зреет… нет, еще не протест, а смутное, подчас не умеющее осознать самое себя, связать следствие и причины, недовольство режимом. Что этим недовольством проникаются и юные завсегдатаи клубных тусовок, обитатели дискотек, тоже все более очевидно. Размножение молодежных организаций, создаваемых в целях «антиоранжевой» профилактики, говорит об этой тенденции вполне убедительно. Ну в самом деле. Если мотором бархатных революций является молодежь, то кому как не ей же власть может поручить глушить этот мотор. Правда, те, кто вышел на площадь по убеждению, и те, кого туда пригнали по разнарядке, в решающий момент ведут себя по-разному. Когда попытки навязать Украине Януковича стали терпеть крах, нанятые отряды «бело-голубых» как-то быстро слиняли с Майдана. А добровольческий корпус «оранжевых» оставался там до конца.



Автор – публицист, политический обозреватель «Российской газеты».

Опубликовано в номере «НИ» от 12 июля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: