Главная / Газета 21 Июня 2006 г. 00:00 / Политика

Депутат с ружьем

Избранники народа придумали себе еще одну льготу – право на оружие

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА, АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО, АНДРЕЙ ПАНКОВ

В Госдуму внесены очередные поправки в закон «Об оружии». Два депутата-«единоросса» – Франц Клинцевич и Валерий Богомолов – предлагают расширить список лиц, имеющих право приобретать охотничье нарезное оружие, обладающее гораздо большей, чем обычное, убойной силой. В этот перечень парламентарии собираются, в частности, включить представителей правоохранительных органов. А кроме того, лиц, имеющих наградное оружие, то есть самих себя. Ведь к юбилею Госдумы многие парламентарии обзавелись подарочными кортиками.

Почувствовав вкус к холодному оружию, депутаты потянулись к огнестрельному.<br>Фото: PHOTOXPRESS
Почувствовав вкус к холодному оружию, депутаты потянулись к огнестрельному.
Фото: PHOTOXPRESS
shadow
Частичная легализация владения нарезным охотничьем оружием (предназначено для охоты на крупного зверя) вызывает двоякую реакцию. Такое право собираются предоставить тем, кто отслужил в вооруженных силах, и сотрудникам внутренних дел. Мотивация – они умеют с оружием обращаться. Но у всех на памяти случаи весьма неадекватного его применения стражами порядка. Пару лет назад московский милиционер выстрелил в метро в безбилетника-таджика, который отказался заплатить штраф. А в Ульяновской области пьяный милиционер открыл огонь на территории автопарка. Сначала два раза выстрелив в его управляющего, а потом попытался застрелиться сам. Сравнительно недавно в Минусинске, увидев, что двое граждан ссорятся, пьяный сотрудник внутренних дел выстрелил в глаз одному из драчунов резиновой пулей. И подобные примеры можно множить.

Сейчас по действующему законодательству охотничье огнестрельное оружие с нарезным стволом имеют право приобретать граждане Российской Федерации, которым «в установленном порядке предоставлено право на охоту, при условии, что они занимаются профессиональной деятельностью, связанной с охотой, либо имеют в собственности охотничье огнестрельное гладкоствольное оружие не менее пяти лет».

Депутаты согласны, что ограничения в Законе «Об оружии» направлены на то, чтобы «огнестрельное оружие с нарезным стволом не попало в руки неподготовленных людей». Однако, по мнению авторов законопроекта, таковыми «никак не могут являться граждане, проходившие службу в вооруженных силах или в правоохранительных органах». Поэтому парламентарии предложили дополнить перечень лиц, имеющих право на приобретение подобного оружием данной категорией лиц.

Кроме того, Клинцевич и Богомолов предлагают вооружить и лиц, имеющих наградное оружие. Они объяснили это так: «Граждане этой категории не могут считаться недостойными доверия государства в этом вопросе, так как вручение наградного оружия является признанием их заслуг в области обеспечения законности, правопорядка и общественной безопасности». Надо отметить, что обладателями наградного оружия в России являются большое количество чиновников и депутатов. Так, например, на столетие Госдумы наградной пистолет Макарова из рук президента Путина получил спикер Госдумы Борис Грызлов. А обладателями наградного холодного оружия – златоустовских кортиков – стала группа депутатов, в которую вошли Владимир Васильев, Валерий Рязанский, Анатолий Куликов, Виктор Гришин, Александр Гуров, Александр Хинштейн. Кортик потребовала взамен врученного ей поначалу блюда и первый вице-спикер нижней палаты парламента Любовь Слиска. Так что и Александр Хинштейн, и Любовь Слиска теперь тоже могут получить право вооружиться карабинами.

Следует отметить, что наши законодатели испытывают повышенный интерес к теме оружия. Сейчас только на рассмотрении в парламенте находятся четыре законопроекта, предлагающих поправки в закон «Об оружии». Кроме того, 26 законов, имеющих отношение к этой тематике, были внесены разными депутатами во всех созывах. Почти все инициативы предлагают в основном расширить перечень лиц, имеющих право на приобретение и пользование теми или иными его видами. Например, включить в список коллективы геологических организаций, всевозможные ведомства или даже «юридические лица с особыми уставными задачами».
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow А законопроект авторства Владимира Жириновского и Николая Курьяновича вообще предлагал позволить пользоваться короткоствольным оружием абсолютно всем гражданам России. Большинство этих законов, в той или иной мере легализующих свободу ношения оружия, было снято с рассмотрения или отклонено.

Что касается нынешнего законопроекта, то в аппарате одного из его инициаторов, Франца Клинцевича, «Новым Известям» пояснили, что закон имеет хорошие шансы на принятие. И добавили, что «Клинцевич сам заядлый охотник и является полковником запаса».

Другой депутат, член думского комитета по обороне Николай Безбородов сказал «НИ», что он категорический противник того, чтобы все граждане имели право на ношение оружия. «Если мы собираемся увеличить число преступников, то таким образом мы этого добьемся», – считает депутат. Что касается предоставления права на приобретение нарезного оружия определенной группе лиц, то против этого парламентарий ничего не имеет. Он не считает, что приобретение оружия, с которым охотятся на медведя, лося и кабана, автоматически означает, что будут убивать всех подряд. Он считает, что надо только продумать механизм, как сделать так, чтобы это оружие не попало в руки бандитов.

Член комитета по безопасности Геннадий Гудков, в свою очередь, сказал «НИ», что в этом законопроекте нужно ограничить число лиц, которым будет разрешено пользоваться нарезным оружием. «Предоставлять это право не всем, отслужившим в армии, а тем, кто имел доступ к оружию и кто не имеет отрицательных характеристик, – сказал Гудков. – Чтобы такое разрешение не получил, например, человек, который служил в армии поваром, или тот, кого выгнали из армии за проступки».

Не видят особой опасности от легализации нарезных ружей и милиционеры, которые сами вошли в список тех, кто теперь получит право на это оружие. «Особых опасений от упрощения режима выдачи лицензий на нарезное оружие некоторым категориям граждан у нас пока нет, – заявил «НИ» один из высокопоставленных сотрудников Департамента угрозыска МВД РФ. – В принципе, и сейчас для милиционеров существует упрощенная система получения лицензии на нарезное оружие, а многие мои коллеги хранят служебное оружие дома. Всплеска преступности не произойдет, поскольку каждый «ствол» зарегистрирован, имеет персональный номер и по нему легко отследить его происхождение и судьбу. Кроме того, даже упрощенная процедура получения лицензии на нарезное оружие накладывает на хозяина особые обязательства по его хранению и применению».

Между тем директор Института прав человека Валентин Гефтер считает недопустимым разделение граждан на служивших в армии и работавших в милиции и всех остальных, и предоставление одной части граждан больших прав, чем другой. «Я сам офицер запаса. Но в армии не служил. И оружие в руках почти не держал. Мне можно или нельзя?» Правозащитник говорит, что уголовные преступления, отслужившие в армии совершают ничуть не реже неслуживших. И разрешить гражданам приобретать нарезное оружие можно только в исключительных случаях, например, проживающим в «опасной» местности. А говоря об обладателях наградного оружия, Валентин Гефтер задался вопросом: «Им наградного мало? Проржавело?»

Опубликовано в номере «НИ» от 21 июня 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: