Главная / Газета 14 Июня 2006 г. 00:00 / Политика

Заказ на идею

В России, как никогда, востребован просвещенный национализм

ВЛАДЛЕН МАКСИМОВ

В минувший понедельник страна праздновала, наверное, самый загадочный современный праздник – День России. Но просто радоваться самому факту существования нашей страны сегодня уже мало. И власть активно ищет новую идеологию. На заказ сверху откликнулись в разных политических лагерях. Накануне выборов 2007–2008 гг. новую русскую идею, по сути, умеренный национализм, разрабатывают и в лагере «кремлевских либералов», и в среде так называемых «силовиков». Взят на вооружение и русский философ, в свое время поддерживавший германских нацистов. По мнению экспертов «НИ», перед лицом реальных социальных проблем власть уходит в иллюзорное пространство «великой России».

Спрос на великодержавные образы и лозунги вспыхнул с особой силой.<br>Фото: АЛЕКСАНДР СВЕТИН
Спрос на великодержавные образы и лозунги вспыхнул с особой силой.
Фото: АЛЕКСАНДР СВЕТИН
shadow
Отсутствие национальной идеи с каждым днем все заметнее, точнее, явно отмечается желание власти эту идею обрести. Не для себя, конечно, а для народа. Ведь о том, что без идеи загадочная русская душа жить не может, нам кто только не рассказывал. И эти поиски наша власть ведет уже лет пятнадцать, то есть начала сразу после падения коммунистического режима и краха его идеологии. Но в последние года два все яснее становится, что национальная идея как-то незаметно превращается в ура-патриотическую. И чем больше на официальном уровне говорят о необходимости борьбы с ксенофобией и национализмом, тем активнее проявляются те самые ксенофобы.

В этом году в День России столицу украсили плакаты, билборды и растяжки с лозунгом «Слава России!». Кто помнит, этот клич уже лет двадцать активно используют такие радикальные националисты, как РНЕ или Славянский союз. Конечно, можно сказать, что националисты присвоили себе вполне приличный слоган, или предположить, что таким образом в головах чиновников трансформировалось старое доброе «Слава КПСС!». Однако слов из песни не выкинешь, да к тому же есть и другие симптомы поисков нашими властями очень национальной идеи.

«Единороссы» объявили тендер

Казалось бы, создание идеологии дело в первую очередь партийное, по крайней мере так оно всегда было и в Европе, и у нас. Но нынешняя партия власти по определению структура вне идеологическая. Строилась она по принципу объединения большинства вокруг имени президента. Тем не менее в прошлом году наиболее продвинутые и начитанные партийцы вдруг заговорили о необходимости создания внутри партии фракций или «крыльев» – левого и правого. Их попытки не остались незамеченными, и высшее руководство «единороссов» в лице Бориса Грызлова строго-настрого запретило любые разговоры о «крыльях». Идеологии, может, и не выйдет, а угроза раскола партии власти вполне реальна. Однако на прошлой неделе генсовет партии все-таки был вынужден объявить своеобразный тендер на создание новой программы партии. Соискателями стали: комиссия по идеологии во главе с первым вице-спикером Госдумы Олегом Морозовым, институт общественного проектирования под руководством проводника правых идей Владимира Плигина и центр социально-консервативной политики во главе с левым Андреем Исаевым.

Но, судя по всему, «единороссы», только встав на путь создания идеологии, уже безнадежно отстают. На старом европейском делении на правых и левых великую энергетическую державу не создашь, и Кремль дал политический заказ на формулирование государственной идеологии на национальной основе.

Примечательно, что на посыл сверху откликнулись и в либеральном, и в патриотическом околокремлевских лагерях. Заказ-то общий, но важны фамилии конкретных заказчиков.

Как стало известно «НИ», в последнее время на Старой площади можно встретить геополитика, лидера Евразийского движения Александра Дугина. Г-н Дугин стоял у истоков Национал-большевистской партии, пока не разошелся во взглядах с ее лидером Эдуардом Лимоновым. Можно также вспомнить, что в ноябре прошлого года именно Евразийский союз молодежи (молодежное отделение возглавляемого Дугиным движения) организовал на улицах Москвы Правый марш. Кстати, несмотря на все старания правозащитников и очевидные факты, прокуратура упорно отказывается видеть в этой акции признаки разжигания межнациональной вражды и пропаганды насилия. Можно гадать, в каких именно кабинетах бывает г-н Дугин, но весьма осведомленный Сергей Доренко в своем романе связывает Александра Дугина с именем заместителя главы администрации президента Игоря Сечина и так называемой кремлевской группировкой «силовиков».

В последний день весны Александр Дугин опубликовал на одном известном интернет-портале свою программную статью «Испытание национализмом». Характерно, что национальную политику России г-н Дугин призывает строить на основе признания «ценности каждого народа», но с учетом «особой роли великорусского этноса». Перед угрозой общего врага (по Дугину – это глобализм) автор призывает противопоставить «национализму ненависти» некий «национализм любви». То есть каждый народ Российской Федерации любит себя и старается не ненавидеть соседей. «Скрепой» для разных народов среди прочего г-н Дугин называет солидарность перед лицом американской империи. Весьма актуальные идеи.

Всего спустя неделю свой программный документ был создан и кремлевскими «либералами». В одной центральной газете вышла статья протеже Глеба Павловского Алексея Чадаева под заголовком «Возвращение русского и «третья Россия». Напомним, что г-н Чадаев в качестве обозревателя «Русского журнала» и создателя политтехнологического чуда «Новые правые» в прошлом году стал членом Общественной палаты России. В своем материале автор пытается реабилитировать понятие «русский», в частности ссылаясь на иностранные языки, в которых все мы «russian», вне зависимости от национальности. Под «русскими» г-н Чадаев предлагает понимать всех «обитателей пространства, перестающего ныне быть «постсоветским», эмиграцию (почему это важно, станет ясно ниже) и даже выпускников «русских» университетов, которые «затем едут в свою Африку или Азию строить справедливое общество – так, как понимали это русские». По Чадаеву «русские – это одна из движущих сил мировой истории». В чьих кабинетах, кроме кабинета г-на Павловского, бывает Алексей Чадаев, гадать не нужно.

На помощь позвали и Белую гвардию

Тем не менее, как говорится, нет пророка в своем отечестве, и на высочайшем уровне занялись поисками классика. И таковой нашелся как раз в среде русской белой эмиграции. Им стал последовательный антикоммунист, сторонник жесткой государственности и автор моделей развития постбольшевистской России философ Иван Ильин (1883–1954). Вначале вслед за президентом России философа вдруг начали цитировать ныне бывший генпрокурор Владимир Устинов, спикер Совета Федерации Сергей Миронов и другие высокопоставленные чиновники. А в прошлом году прах «великого русского философа» был торжественно перевезен в Россию. Это мероприятие прошло в рамках президентской программы «За примирение и согласие». А 1 июня этого года состоялась передача архивов Ивана Ильина в МГУ им. Ломоносова. Интересно, что возвращение первоисточников нового русского классика оплатил небезызвестный олигарх Виктор Вексельберг, ранее прославившийся покупкой коллекции пасхальных яиц работы ювелира Фаберже. На прошедшей неделе, накануне Дня России один из государственных каналов показал документальный фильм, посвященный судьбе Ивана Ильина, которого сначала выслали из большевистской России, а потом его арестовало гестапо, и он вынужден был бежать в Швейцарию.

Впрочем, в биографии философа есть страницы, которые на официальном уровне стараются не афишировать, и есть работы, которые не цитируют наши чиновники. Пока не цитируют. Мало говорится о том, что, до того как попасть в гестапо, Иван Ильин довольно последовательно на протяжении многих лет сочувствовал национал-социалистам. Например, опубликованная в 1933 году в Париже статья г-на Ильина «Национал-социализм. Новый дух». Вот пара цитат из Ивана Ильина. «Я категорически отказываюсь расценивать события последних трех месяцев в Германии с точки зрения немецких евреев… Я понимаю их душевное состояние; но не могу превратить его в критерий добра и зла, особенно при оценке и изучении таких явлений мирового значения, как германский национал-социализм». А это уже о нацистах. «Достаточно видеть эти верующие, именно верующие лица; достаточно увидеть эту дисциплину, чтобы понять значение происходящего и спросить себя: «да есть ли на свете народ, который не захотел бы создать у себя движение такого подъема и такого духа?».


ПОЧЕМУ ВЛАСТЬ ВЫБИРАЕТ НАЦИОНАЛИЗМ?

Марк УРНОВ, председатель фонда «Экспертиза»:
– Происходит переориентация на государственничество и имперскость. Но весь этот поворот делается странно и не особенно грамотно. Превозносят с пафосом Ильина, забывая, что он был поклонником Гитлера, что не очень осторожно. То, что происходит сегодня, это просто некая невротическая реакция на ситуацию, когда руководство страны не хочет видеть реального выхода, а хочет уходить в некое иллюзорное пространство, в котором чувствует себя комфортно. Отсюда и поиски опоры в философах, которые когда-то говорили о государственничестве и великодержавности. Я бы их различал. Великодержавность – это действительно невротическая цель, а государственничество – это прикрытие для перераспределения собственности в пользу группы чиновников, оказавшихся у власти.

Борис КАГАРЛИЦКИЙ, директор Института проблем глобализации:
– Надо понимать, что национальную идею разработать нельзя. Но под ее разработку можно освоить очень много денег. Скорее всего, на этом все и кончится. Национальная идея порождается большой общенациональной травмой. Если предположить, что нам предстоит какое-то большое потрясение, с жертвами и ужасами, и в процессе его преодоления мы добьемся каких-то успехов, то тогда у нас есть шанс получить хорошую национальную идею. А так, как-то живем без нее… После развала СССР, перед властью встала очевидная задача построения России, как национального государства. Но чиновники трактуют эту мысль очень просто: раз национальная идея, то это, значит, про национальность.

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований:
– Эти пока еще не радикальные, но связанные с русским национализмом идеи являются реакцией на предыдущие десятилетия, когда доминирующей была идеология растворения России. Когда слово «патриотизм» стало ругательным. После развала СССР и экономического кризиса наступил и кризис идентичности. Не было ответа на вопрос: кто мы? Мы – это граждане Российской Федерации, как это подавалось в ходе прошедшего праздника? Но люди не готовы исключить из числа «мы» русскоязычных граждан Украины или южных осетин. Кроме того, причина в том, что нынешняя власть является вызывающе технократической, и этим недовольно огромное число людей, которые требуют какой-то идеологии. Идеологическая работа – это процесс осмысливания явлений и событий. И как реакция на технократизм у его команды возникает поиск идеологических конструкций.

Опубликовано в номере «НИ» от 14 июня 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: