Главная / Газета 14 Июня 2006 г. 00:00 / Политика

Праздник с двойным днем

МИХАИЛ ФЕДОТОВ
shadow
День России кончился. Следуя заведенному порядку, глава государства вручил государственные премии и дал государственный прием. Отколесили в автобусах и оттопали по мостовым, создавая невиданные пробки, многотысячные толпы организованных демонстрантов из подмосковного движения «Местные» (видимо, на этот раз «Наши» выставили свое региональное отделение, иначе чем объяснить идейное родство названий, которые ненавязчиво, но вполне отчетливо делят окружающих на «наших» и «не наших», на «местных» и «не местных»). Отшумели у Соловецкого камня неорганизованные демократы. Отгремели и растаяли в небе политически нейтральные фейерверки. Кто-то вздрогнул: «Ну, за Россию!», кто-то – «За прекрасных дам!»

Теперь, когда автомобильные пробки приняли привычную конфигурацию, впору протрезветь, успокоиться и подумать: а что, собственно говоря, мы празднуем 12 июня каждого года? Удивительно, но факт: добрая половина наших сограждан даже не догадывается, что в этот день мы официально отмечаем годовщину принятия в 1990 году Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации. И уж тем более только специалисты помнят, что именно в этот день был принят Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации». Да, современная российская государственность и свобода российской прессы родились вместе, в один и тот же день, 12 июня 1990 года, и в одном и том же месте, в Московском Кремле. И хотя эти исторические документы голосовались в разных залах и разными депутатами, но объединяло всех общее стремление к свободе. К свободе России – от партийного диктата и произвола союзного центра, к свободе прессы – от цензуры, немоты и пропаганды.

Нет, не верю я в простое совпадение. История ясно намекает, что судьбы государственного суверенитета и свободы слова в России неразделимы. Либо им вместе цвести и ароматизировать окружающее пространство, либо вместе сгинуть. Только инвалид первой группы по политическому зрению может полагать, что укрепление государства требует сворачивания свободы прессы. Все как раз наоборот. Не наличие, а отсутствие независимой прессы представляет угрозу национальной безопасности. Ведь независимая пресса уже давным-давно бы вытащила за ушко да на солнышко всех тех казнокрадов и взяточников, вокруг ареста которых власти варят сейчас большой пиаровский обед. Конечно, она вытащила бы не только тех, на кого пал выбор, но и многих других. Скажете, опасно? Да, опасно. Для тех, кому есть что скрывать. В странах с устоявшейся демократией давно поняли, что угроза национальной безопасности исходит не от журналиста, предупредившего общество о том, что его обкрадывают, а от околовластных потрошителей и их покровителей.

Именно об этом говорилось несколько дней назад в Москве на конгрессе Всемирной газетной ассоциации, а чуть раньше – на международном семинаре в Лечче, организованном в рамках специальной программы ТАСИС при участии высоких российских инстанций. В маленький университетский городок, примостившийся на каблуке итальянского «сапога», съехались судьи и журналисты, чтобы попытаться поверить гармонией отношения между третьей и «четвертой» властями. И все было вполне пристойно, пока речь шла об общих принципах, о независимости суда и свободе прессы как основах демократии. Но стоило заговорить о случаях публикации телефонных прослушек, как зал раскололся. И уже не имело значения, выступал итальянский судья или российский – громы и молнии летели в сторону журналистов. Итальянцы ссылались на презумпцию невиновности, россияне – на секретность материалов оперативно-разыскной деятельности. Со своей стороны, журналисты тоже выступили единым итало-российским фронтом. Они парировали доводы юристов ссылкой на необходимость защитить общественные интересы и особенно упирали на то, что именно благодаря подобной публикации удалось предотвратить крупные злоупотребления в Банке Италии.

Кстати, в Италии ежегодно по решению суда прослушиваются около 80 тысяч телефонных разговоров. Конечно, при таких объемах не следует удивляться тому, что отдельные расшифровки «утекают» в газеты. Напротив, в российских газетах публикация прослушек становится все большей редкостью. Только вряд ли это свидетельствует о том, что наши правоохранители стали больше уважать тайну переписки. Но отрадно уже то, что наша пресса начинает задумываться над теми же проблемами, что и западная. К этому бы еще добавить независимый суд и реальный информационный плюрализм, а там, глядишь, снова, как 15 лет назад, замаячит шанс на взаимную интеграцию не только в производстве стали, но и в обретении технологий политической конкуренции.

Да, наша демократия пока еще далеко не устоявшаяся. Хуже того, многажды поротое население вовсе к ней не стремится, а интуитивно тянется под бочок к начальству. Там хоть и душно, и смрадно, но покойно. И лишь ничтожный, но настырно растущий процент людей дела пытается кроить жизнь по лекалам современной, демократической цивилизации – в офисе, в товариществе собственников жилья, в микрорайоне, в городе, в стране. 12 июня – это их праздник. Потому что День России – это, прежде всего, День Свободы.

Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России.



«Забытый» юбилей
Программа «Пятисот слов»

Опубликовано в номере «НИ» от 14 июня 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: