Главная / Газета 5 Июня 2006 г. 00:00 / Политика

«Прокурорил», как умел

Для политической элиты отставка Владимира Устинова оказалась полной неожиданностью

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО, АНДРЕЙ ПАНКОВ

Пожалуй, самой громкой сенсацией минувшей недели оказалось пятничное известие об отставке генерального прокурора РФ Владимира Устинова, который еще совсем недавно грозился новыми громкими антикоррупционными делами. Наблюдатели полагают, что г-н Устинов после дела ЮКОСа стал не нужен Кремлю. Теперь роль Генпрокуратуры существенно изменится: в преддверии выборов 2007–2008, по мнению экспертов, начнется «зачистка» чиновничьего аппарата.

Президент решил, что одолеет коррупцию уже с другим генпрокурором.<br>Фото: AP
Президент решил, что одолеет коррупцию уже с другим генпрокурором.
Фото: AP
shadow
Утром в пятницу рабочий день сенаторов начался с неожиданности. Председатель СФ Сергей Миронов объявил собравшимся, что им предстоит принять отставку генерального прокурора РФ. Он зачитал представление президента на отстранение генпрокурора с формулировкой на основании личного заявления Владимира Устинова и предложил приступить к голосованию. «Конечно, для нас это было неожиданно», – поделился с «НИ» своими впечатлениями от заседания председатель комитета СФ по обороне и безопасности Виктор Озеров. При этом г-н Озеров не стал делать какие-либо предположения относительно причин, которые могли бы побудить генпрокурора пойти на такой шаг. Так как любопытных в СФ не нашлось, отставка была принята всего за пять минут: 140 «за», двое воздержались.

Г-н Устинов был назначен генпрокурором 17 мая 2000 года постановлением СФ, а 13 апреля 2005 года переназначен на эту должность. По мнению экспертов, он немало сделал для своего ведомства. «В частности, он способствовал укреплению материально-финансового положения органов прокуратуры», – сказал «НИ» предшественник г-на Устинова на этом высоком посту Юрий Скуратов. Однако, по мнению г-на Скуратова, с приходом г-на Устинова закон из стен Генпрокуратуры вытеснила политическая целесообразность. «Я пристально следил за его деятельностью, – говорит Юрий Скуратов. – Фактически вся его энергия была направлена на выполнение указаний верхушки исполнительной власти. Да, конечно, от политики никто не уйдет, но и меру надо знать во всем. Иногда надо уметь говорить властям: «Нет, так по закону не положено». Владимир Васильевич никогда не умел этого говорить. Я эту его слабость уже поздно, к сожалению, заметил, когда замом его сделал по Северному Кавказу. Почувствовал в нем вот эту жилку, что он действует по принципу «как надо, так и сделаю». Надо ориентировать людей все же на соблюдение закона, поскольку прокуратура по закону – независимый орган».

Владимир Устинов вел достаточно много громких дел. Юрию Скуратову особенно запомнились три из них: «Его карьера начиналась с незаконного прекращения дела «Мабитекс», которое затрагивало интересы «семьи» и президента лично. Второе – это подлодка «Курск». Мы так и не услышали внятного ответа на вопрос о том, почему она затонула и кто виноват во всех этих делах. И, конечно, дело Ходорковского. Я не пытаюсь его защищать, но возникает вопрос, почему именно он, а не все остальные?»

«Меня не удивила неожиданная отставка Владимира Устинова, – сказал «НИ» адвокат Юрий Синельщиков (бывший первый заместитель прокурора Москвы, лишившийся своего поста за публичную критику Генпрокуратуры). – Внутри его ведомства давно зрели нехорошие процессы, которые затронули всю систему. Это и начавшиеся безобразия в делопроизводстве, и коррупция. Что касается внешних причин, то в последнее время некоторые должностные лица Генпрокуратуры неоднократно делали заявления и поступки, явно недостойные звания «законника». В Генпрокуратуре все настолько прогнило, что этому ведомству требуется глубокая очистка».

А вот сенаторы, хоть и отправили г-на Устинова в отставку, в целом остались довольны его деятельностью. «Мы, например, взаимодействовали с Генпрокуратурой, когда готовили закон о противодействии терроризму, – рассказал сенатор Озеров. – В общем-то наш комитет никаких проблем в области сотрудничества с Генпрокуратурой не имел».

По слухам, накануне и сам генпрокурор был очень удивлен тем, что ему придется писать заявление о добровольном уходе. Только на прошлой неделе он грозился новыми громкими делами. «Коррупция в России была и останется, и Генпрокуратура будет с ней активно бороться. Борьба будет продолжаться, мы полностью отдаемся этой работе», – совсем недавно заверял он журналистов. Эксперты по-разному расценивают эту отставку. Есть мнение, что Генпрокуратура не смогла вовремя затормозить, широко начав антикоррупционные дела по всей стране. Другие, наоборот, рассматривают эту отставку как знак того, что генпрокурор так и не смог справиться с коррупцией.

Однако в чем сходятся большинство экспертов, так это в том, что данная отставка имеет непосредственное отношение к выборам 2007–2008. Поговаривают, что г-н Устинов и сам был не лишен президентских амбиций. Наблюдатели обращают внимание на тот факт, что г-н Устинов является членом так называемой кремлевской группы силовиков, возглавляет которую замглавы администрации президента Игорь Сечин. «Его уход связан с попыткой президента и нового главы администрации Собянина уравновесить соотношение сил, – полагает г-н Скуратов. – Сделать равноудаленными группы влияния около президента, поскольку известно, что эта связка Сечин – Устинов набирала обороты». Генеральный директор центра политической информации Алексей Мухин считает, что после ухода г-на Устинова Генпрокуратура будет выступать в новой роли. «Дело ЮКОСа стало основным в карьере Устинова, оно завершилось благополучно, и сегодня он перестал быть нужным власти, – говорит политолог. – Теперь Генпрокуратура будет зачищать чиновный аппарат. Отставка Устинова – вполне логичный ход со стороны Кремля, не связанный с ослаблением той или иной кремлевской группировки. Просто произошла переконфигурация определенной части властного механизма, направленная на зачистку чиновного аппарата в преддверии кампании 2007–2008. С одной стороны, это будет сделано на волне предвыборной кампании одного из кандидатов, а с другой – это повышение эффективности механизма государственной машины. Дело Баринова в какой-то степени знаковое по отношению и к губернаторам, и к чиновному люду. Их предупреждают, что ситуация меняется. Посадить чиновника, который обладает очень большим аппаратным опытом, это не «замочить» олигарха. Началась новая и очень серьезная кремлевская кампания. Владимир Владимирович у нас покидает пост президента, и для того, чтобы войти в состав мировой экономической элиты, ему необходимо оставить после себя очень хорошее наследство, а сейчас коррупция – это одно из самых больных мест российской власти».

Пока не ясно, чем займется сам г-н Устинов. «Я, кроме как прокурорить, ничего не умею, я в третьем поколении прокурор», – говорил он на прошлогодней встрече в СФ перед продлением его полномочий. Некоторые аналитики предрекают ему «почетную ссылку». Так, комментируя в пятницу отставку генпрокурора, депутат Госдумы Павел Крашенинников отметил, что г-н Устинов может работать на серьезных должностях на госслужбе, где его опыт очень пригодится. И добавил, что огромным плюсом для России в целом, и Генпрокуратуры в частности, является то, что г-н Устинов «ушел цивилизованно».

В то же время есть мнение, что на г-на Устинова могут «повесить всех собак». «Если против самого Владимира Устинова будет возбуждено уголовное дело, я готов стать его адвокатом», – признался «НИ» адвокат Юрий Синельщиков. В свою очередь г-н Мухин считает, что вряд ли ему будут предъявлены какие-то обвинения. «Есть одна пикантная подробность, – говорит политолог. – Владимир Устинов – родственник Игоря Сечина, поскольку у них дети женаты. Я думаю, он получит какой-то пост либо в дальнем зарубежье, либо в ближнем. Но скорее последнее. У нас же новые альянсы намечаются на территории постсоветского пространства, и Владимир Устинов там вполне к месту».

Конечно, главная интрига – кто же будет назначен на освободившийся так внезапно пост. «Лучше всего, если новым генпрокурором будет решительный человек не из системы прокуратуры», – считает Юрий Синельщиков. Основными же претендентами называют полпреда президента в Южном федеральном округе Дмитрия Козака, который, кстати, на днях прибыл в Москву, и полпреда в Приволжском округе Александра Коновалова. «Это неплохие кандидатуры, – считает г-н Скуратов. – Козак вкусил, почем фунт лиха, на Кавказе, и непросто ему там, поэтому более взвешенно будет принимать важные решения. У Коновалова больший опыт прокурорской работы, чем у Козака. Главное, чтобы система этого человека приняла. Если этого не произойдет, ситуация еще усугубится». Тем не менее возможен и абсолютно иной вариант. «Это опять гадание на кофейной гуще. У нас Владимир Владимирович имеет возможность принимать такие кадровые решения, которые будут не менее неожиданные, чем отставка прокурора», – заметил Виктор Озеров. В настоящее время обязанности генерального прокурора временно исполняет его первый заместитель Юрий Бирюков.


СКАНДАЛЫ, СВЯЗАННЫЕ С ИМЕНЕМ УСТИНОВА

Еще в бытность Владимира Устинова прокурором Сочи в местной прессе против него выдвигались различные обвинения, например, в волоките и развале ряда серьезных дел, в которых фигурировали крупные чины из местных силовых структур. Упоминались неоднократные заграничные семейные вояжи Устинова, якобы проходившие вместе и за счет городской футбольной команды «Жемчужина». Подозрение вызывал и созданный Устиновым фонд «Правопорядок», куда, как предполагалось, перечислялись деньги от попавших в поле зрения прокуратуры коммерческих структур, с которых позднее снимались все обвинения. Похожий Фонд поддержки при Генпрокуратуре был ликвидирован только в 2001 году с подачи лично президента Владимира Путина.
В 1999 году в «Новой газете» рассказывалась история о получении Устиновым двух земельных участков в самом престижном месте Сочи – Бочаровом ручье, рядом с главной госдачей президента Путина. Один из них был затем продан руководителю крупнейшей ведомственной здравницы. На другом – построен особняк, «напоминающий средневековый замок». При этом прокурор якобы продолжал пользоваться трехкомнатной квартирой в Сочи, даже получив пятикомнатную в Москве (по словам самого Устинова, после того, как он переехал в Москву на постоянное место жительства, квартиру в Сочи он сдал). В Сочи же в престижном доме на улице Островского имеет квартиру и дочь Устинова – Ирина, получившая ее, будучи еще несовершеннолетней. В январе 2001 года решением суда признано, что квартиру в Москве Устинов получил на законных основаниях, а платить налог при ее приватизации был не обязан «по установленным законом льготам для прокурорских работников» (запрос о законности приватизации московской квартиры Устинова направлял депутат Госдумы Сергей Юшенков).
Следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Сергей Гребенщиков в 2000 году обвинял Владимира Устинова и управделами ГП Назира Хапсирокова в развале дела бывшего замминистра финансов Владимира Петрова. После утверждения Устинова на посту генпрокурора из ГП уволилось до половины следователей по особо важным делам, в том числе те, кто вели дела «Мабетекса» (где фигурировала фамилия Павла Бородина) и «Аэрофлота» (в котором фигурировал Борис Березовский). Вскоре и Гребенщиков, и Хапсироков также уволились из прокуратуры.

Генпрокурор и муза

Опубликовано в номере «НИ» от 5 июня 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: