Главная / Газета 6 Апреля 2006 г. 00:00 / Политика

«Иванова слишком много»

Министр обороны отчитался о борьбе с дедовщиной

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

Вчера в ходе второго Всеармейского совещания офицеров с докладом о мерах по противодействию дедовщине выступил министр обороны Сергей Иванов. Для борьбы с этим «недугом» глава Минобороны предложил создать в воинских частях дисциплинарные суды и призвал армейцев к более открытому диалогу с обществом. По мнению политологов, этот доклад направлен прежде всего на то, чтобы исправить подпорченный после трагической истории с Андреем Сычевым имидж министра.

Глава оборонного ведомства надеется, что дедовщина не повлияет на его рейтинг.<br>Фото: АП
Глава оборонного ведомства надеется, что дедовщина не повлияет на его рейтинг.
Фото: АП
shadow
Сергей Иванов считает, что «наибольший удельный вес в структуре преступности в Российской армии приходится на уклонение от военной службы». «Получается, что сначала мы своим невниманием или попустительством казарменным хулиганам загоняем солдата в безвыходное положение, а потом сами же решаем проблему так называемых беглецов, – посетовал он. – И хорошо еще, если он просто сбежал, а ведь бывают случаи, когда доведенный до отчаяния молодой человек решается расстаться с жизнью». Министр сообщил, что в прошлом году в результате самоубийств погибли 276 военнослужащих. Но тут же оптимистично заявил, что в 2005 году по сравнению с 2004-м число самоубийств на службе сократилось почти на 10%.

В качестве причин, по которым молодые люди отказываются служить, г-н Иванов назвал низкую безопасность условий военной службы и неуставные отношения. Однако и тут, по данным министра, наблюдается позитивная тенденция – количество случаев дедовщины якобы сокращается. Как считают эксперты, Сергей Иванов выдает желаемое за действительное. «Дедовщина вряд ли уменьшается, – рассказал «НИ» генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. – Эти заявления о дедовщине – попытка представить, что дело пошло на поправку. Он как бы говорит: я вот настолько хороший министр обороны и вице-премьер. С одной стороны, над Сергеем Ивановым довлеют генералы, которые хотят, чтобы он был в первую очередь министром обороны, а потом уже политиком или кандидатом в президенты. С другой стороны, есть общественное мнение, которому он хотел бы понравиться. Иванов находится под многовекторным давлением, поэтому старается выбрать оптимальную стратегию, что далеко не всегда удается».

Между тем глава Минобороны признал, что нарушения воинской дисциплины и правопорядка в войсках принимают все более изощренный характер – «мимикрируют». «Если раньше мы имели дело в основном с фактами нанесения открытых, видимых телесных повреждений, то сейчас появляются все более изощренные виды казарменного хулиганства и издевательств, в том числе своего рода «армейский рэкет», – поделился с собравшимися Сергей Иванов. По его словам, неуставные отношения, «в первую очередь поражают воинские коллективы уровня взвода и роты», а потому «начинать лечение этого недуга необходимо с перестройки методов работы командира именно этого звена».

Военное ведомство намерено укрепить институты офицеров-воспитателей и профессиональных сержантов. Г-н Иванов сообщил, что в Минобороны разрабатывается система поощрения младших офицеров, непосредственно работающих с личным составом. «Пришло время младших командиров – профессионалов, настоящих помощников офицеров, наставников солдат и матросов, – сказал г-н Иванов. – Это станет возможно, только если сержант будет проходить службу по контракту».

Сергей Иванов также полагает, что воинские части пора освободить «от выполнения не свойственных им задач», то есть проведения дознания, розыска и задержания военнослужащих. По его мнению, «для этого целесообразно создать на базе существующих военных комендатур аналогичные межведомственные органы со своими штатными подразделениями, которые и будут заниматься решением этих вопросов». Также министр считает, что из Уголовного и Уголовно-исполнительного кодексов необходимо исключить положения о таком виде ответственности, как содержание военнослужащих по призыву в дисциплинарной воинской части. Это позволит Минобороны отказаться от «такого анахронизма», как дисциплинарные батальоны. По словам министра, «пришло время и для создания дисциплинарных судов в воинских частях». Г-н Иванов полагает, что их компетенцией могло бы стать рассмотрение грубых проступков, административных нарушений, некоторых случаев нанесения материального ущерба. Контроль над деятельностью подобных судов предполагается возложить на командиров и начальников, а надзор – на органы военной прокуратуры.

«Иванов перешел в контрнаступление, – так прокомментировал «НИ» речь министра заместитель директора Центра политических технологий Борис Макаренко. – В первые месяцы после назначения его и Дмитрия Медведева вице-премьерами казалось, что Иванов в этой паре явно второй. За последнее время он во многом отыграл упущенное. В частности, он был назначен главой Военно-промышленной комиссии с очень широкими полномочиями, плюс он предпринял целый ряд действий в публичном пространстве. Например, размен сокращения некоторых отсрочек на сокращение срока службы. Классический способ – когда политики делают какие-то непопулярные шаги – надо упаковать их вместе с популярными». Г-н Макаренко полагает, что все это свидетельствует об активном публичном и аппаратном наступлении Иванова.

Однако, по мнению политолога Валерия Хомякова, постоянные публичные выступления министра могут иметь для него и негативные последствия. «Он постоянно присутствует на информационном поле, его узнаваемость уже стопроцентная, но в то же время его слишком много, – считает г-н Хомяков. – В то же время понятно, что информационные войны против него, на мой взгляд, уже разворачиваются. История с Сычевым это блестяще подтверждает. Далеко не все в Кремле в восторге от того, что Иванов может стать будущим президентом. Шансы, безусловно, есть, но насколько он воспользуется ими и насколько будут сильны его соперники, покажет этот год. Понятно, что он близкий к президенту человек, но кроме него есть еще потенциальные преемники».


ЧЕМУ ПРИСЯГАЮТ ВОЕННЫЕ?

Вчера армейская тема звучала и в Госдуме. Депутат Сергей Попов заявил: «Военнослужащие, принимая присягу, все еще продолжают читать текст, который законодательно был утвержден законом о воинской обязанности и военной службе от 11 февраля 1993 года. Между тем этот закон утратил силу еще 8 лет назад – в связи с вступлением в силу в марте 98-го года нового закона о воинской обязанности, которым был изменен и текст присяги». «В варианте 1993 года говорилось: я клянусь свято соблюдать Конституцию и законы – в нынешнем же варианте слово «законы» изъято», – пояснил депутат. Это несоответствие, по его мнению, может иметь негативные последствия. «Все дело в том, что принятие присяги имеет некоторые юридические последствия, в частности, только принявшим присягу можно доверять оружие и боевую технику. Так что принятие присяги по тексту, не соответствующему закону, может вызвать обращение в суд, а дальше пошло-поехало», – утверждает парламентарий.

Опубликовано в номере «НИ» от 6 апреля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: