Главная / Газета 29 Марта 2006 г. 00:00 / Политика

Убитых объявляют дезертирами

Минобороны и фонд «Право матери» по-разному считают погибших солдат

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Вчера председатель фонда «Право матери» Вероника Марченко привела тревожные данные. По ее словам, солдаты гибнут в армии буквально ежедневно. Согласно данным фонда, павших в мирное время значительно больше, чем об этом рапортует Минобороны. Причем родители погибших солдат вынуждены сами проводить расследования обстоятельств трагедий, произошедших с их детьми.

По официальной статистике Минобороны, за январь–февраль нынешнего года в армии погибли 124 человека. Фонд «Право матери» за неполные три месяца зарегистрировал 1250 обращений родителей погибших военнослужащих. По словам Вероники Марченко, большинство – это случаи гибели в прошлые годы, просто только сейчас родственники узнали о существовании фонда. Тем не менее статистика Минобороны в любом случае далека от реальности. В прошлом году обратившихся было 6083 человека, в то время как, по официальным данным, военных в армии погибли 1064 человек. Вероника Марченко объясняет такую разницу цифр тем, что статистика Минобороны, во-первых, не учитывает войска других ведомств, например МВД, ФСБ, где тоже гибнут солдаты.

Во-вторых, в официальную статистику попадают только те случаи гибели, которые официально зарегистрированы. А когда солдата убивают, а тело прячут, он числится не погибшим, а дезертиром. И участковый милиционер будет каждую неделю ходить к его матери и требовать, чтобы она выдала сына. В то время как сын в 80% случаев лежит закопанным на территории части. И пролежит несколько лет, пока мать с правозащитниками не потребует провести расследование, а кто-нибудь из сослуживцев в пьяном виде не проговорится, что убивал или видел, как убивали.

Еще в официальную статистику не попадают солдаты, умершие от приобретенных в армии заболеваний или увечий, но на момент смерти уже уволенные или комиссованные. Был случай, когда призванного из Москвы парня так избили в воинской части в Чите, что повредили внутренние органы. В больнице его подлечили и комиссовали. Затем он пять дней ехал на поезде домой в Москву. Приехал, поздоровался с родителями, лег спать. И ночью умер. Поэтому общее количество ежегодно погибающих в российских вооруженных силах фонд «Право матери» оценивает не менее чем в три тысячи человек.

Солдаты, помимо всего прочего, умирают от заболеваний, легко излечимых «на гражданке». Так, москвича Максима Каменского призвали в армию 14 декабря прошлого года. В первые недели службы парень простудился, простуду не лечили, и 23 января нынешнего года он попал в госпиталь с пневмонией. Пять дней ему не делали никаких процедур. Когда солдату стало совсем плохо, ему решили залить лекарство через подключичную вену. Однако во время процедуры врач порвал ее, и парень умер от потери крови.

А вот еще характерный пример. Десантника Дениса Жарикова застрелил его собственный командир части. Вначале парня доставили в тульский госпиталь, потом – в госпиталь имени Бурденко, где он умер 2 января нынешнего года. Сейчас идет следствие, и командира части пытаются объявить невменяемым. Не менее мрачная история: контрактник Сергей Вовченко из города Прохладный Кабардино-Балкарии по официальной версии якобы покончил с собой 22 марта. Мать в это не верит и до проведения экспертизы отказывается хоронить сына. Сейчас гроб с его телом стоит в ее квартире.

Вероника Марченко сообщила «НИ», что по российским законам семье погибшего солдата положена страховка в 25 тыс. рублей. Еще родители солдат могут рассчитывать на 120 тыс. рублей единовременных выплат и на 1500–1900 рублей ежемесячной пенсии по потере кормильца. Но только в том случае, если после долгих мытарств докажут чиновникам, что их сын погиб при исполнении обязанностей воинской службы. Случаи гибели от дедовщины, аварий и самоубийства к этой категории относить обычно отказываются. Еще родители погибших солдат через суд могут добиться компенсации морального вреда – обычно от 100 до 200 тыс. рублей.

На такую помощь от государства могла бы рассчитывать и семья Андрея Сычева в случае его гибели. Сейчас у его матери другая проблема. Работать она больше не сможет, так как вынуждена ухаживать за сыном. Пенсия ей тоже не положена – до 55 лет Галине Сычевой осталось 3 года. Пенсия по уходу за ребенком-инвалидом по закону предусмотрена только до достижения ребенком 18 лет. Сейчас мать солдата может рассчитывать только на пособие в размере 60% от минимальной оплаты труда, которая сейчас составляет 800 рублей, а с 1 мая будет равняться 1100 рублям. Сам Андрей Сычев будет получать от государства пенсию в размере около 1,5 тыс. рублей. Сейчас фонд «Право матери» собирает деньги для семьи Сычевых, которые позволили бы им прожить хотя бы первое время. На призыв откликнулись 56 человек, которые в общей сложности перечислили 95787 рублей. Деньги матери искалеченного солдата уже переданы.


МАТЕРИ ПОМОГАЮТ ПРИЗЫВНИКАМ

Почти два месяца в Саратовской области продолжается организованная региональным Союзом солдатских матерей акция «Нет принудительному призыву!». В ее рамках профессиональные врачи дают призывникам рекомендации, как правильно пройти медицинское освидетельствование, какие документы для этого нужны, в каких клиниках они могут получить наиболее квалифицированную помощь. Как рассказала «НИ» председатель Союза Лидия Свиридова, в феврале и марте число матерей призывников, вступивших в организацию, возросло в разы. «Более 70 юношей, обратившихся к нам, уже прошли обследование специалистов, и практически у всех были обнаружены болезни и отклонения, дающие право на отсрочки или вообще освобождающие от срочной службы», – сообщила правозащитница. При этом саратовским призывникам приходится чаще обращаться к медикам из соседних областей, так как местные эскулапы не особенно охотно обследуют потенциальных «белобилетников». Даже чтобы проверить сына на плоскостопие, родители вынуждены везти его к самарским специалистам. От публичных действий – митингов и пикетов – солдатские матери решили отказаться как от малоэффективных: «Чиновникам плевать на наши требования». Впрочем, одному саратовскому «срочнику», покалеченному в воинской части под Екатеринбургом и с 19 февраля находящемуся в госпитале с пробитой головой, местные власти помочь удосужились. «В начале месяца я обратилась лично к губернатору Павлу Ипатову с просьбой оказать помощь семье призывника, – рассказывает Лидия Свиридова. – И вот 22 марта из местного Министерства здравоохранения и социальной поддержки пришел ответ: «По существу обращения сообщаем, что областным фондом социальной поддержки населения принято решение оказать семье материальную помощь в размере 2 тыс. руб.». И это считается «помощью» мальчику, уже перенесшему несколько серьезных операций, последняя из которых состоялась вчера и которого по состоянию здоровья пока нельзя даже перевезти из Екатеринбурга домой!» Организованная солдатскими матерями акция продлится до 30 июня, дня официального окончания весеннего призыва.

Константин ФОМИЧЕВ, Саратов

Опубликовано в номере «НИ» от 29 марта 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: