Главная / Газета 13 Марта 2006 г. 00:00 / Политика

Баланс по инерции

МИХАИЛ ФЕДОТОВ
shadow
На минувшей неделе Правительственная комиссия по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности, ее правовой охране и использованию, потратив менее получаса на обсуждение, единодушно одобрила проект четвертой части Гражданского кодекса РФ и дала разработчикам две недели на доработку. А чтобы единение членов комиссии под председательством первого вице-премьера Дмитрия Медведева не нарушалось неприятными вопросами и независимыми мнениями, на заседание в нарушение всех традиций не допустили ни ученых-правоведов, ни представителей авторских обществ и антипиратских организаций. Действительно, зачем нужны эксперты, если уже во вступительном слове председатель озвучил политическое решение: «Ценность IV части Гражданского кодекса заключается в установлении принципиальных правил регулирования всей совокупности интеллектуальной собственности, и дает основания рекомендовать принять данный законопроект Государственной думой РФ и тем самым завершить кодификацию гражданского законодательства».

Чтобы масштабность произошедшего была видна всякому, поясню, что так называемая «четвертая часть» представляет собой почти 250 страниц сложнейшего юридического текста, призванного заменить все ныне существующие и худо-бедно действующие законы в области авторского и патентного права, правовой охраны товарных знаков, селекционных достижений и всего прочего, что принято теперь именовать интеллектуальной собственностью. При этом примем во внимание, с одной стороны, что весь мир сейчас одержим идеей построения экономики, основанной на знаниях, то есть как раз на этой самой интеллектуальной собственности. Следовательно, от того, насколько точно, с какой перспективой развития будет сработано наше законодательство в этой сфере, будет в значительной степени зависеть конкурентоспособность России и благосостояние ее обитателей в 21 веке.

А с другой стороны, учтем, что проект верстался в самые сжатые сроки (рабочая группа была создана только в июне прошлого года, а 25 декабря окончательный вариант уже пошел «наверх»), никакими независимыми экспертами не рассматривался, ни за какими круглыми столами не обсуждался. Правда, Дмитрий Медведев сообщил, что проект довольно долго обсуждался в правовых кругах, патентоведами, а также общественностью и правительством. Видимо, он имел в виду те два закрытых совещания, что прошли под его председательством. Но ведь помимо специалистов в ливреях есть и другие специалисты. Кстати, закон об Общественной палате вскользь намекает на возможность их существования в живой природе, а Положение о Правительственной комиссии прямо дает ей право «организовывать при необходимости экспертизу программ и проектов, ...создавать экспертные и рабочие группы из числа представителей органов государственной власти, ученых и специалистов».

Сейчас, когда решается судьба отечественного законодательства об интеллектуальной собственности, в самый раз было бы прибегнуть к этим полномочиям комиссии. Ведь ясно же, что большинство входящих в состав комиссии чиновников не читали проект так, как он того заслуживает, а именно, с микроскопом в руках. Ибо столь сложный текст может быть понят, в нем могут быть обнаружены все достоинства и недостатки, все немедленные и отдаленные последствия только при скрупулезнейшем изучении. А разве есть у чиновника время на такое изучение? Даже председатель комиссии, кстати, говорят, тонкий знаток гражданского права, и тот не понял, что авторы законопроекта решили напрочь поглотить кодексом все специальные законы: об авторском праве, патентный и прочие. Иначе как еще понять его широко процитированные в СМИ слова о том, что «необходимо выстроить баланс в сфере гражданского законодательства между базовым нормативным актом и отдельными специальными законами»? Да, трудно будет «выстроить баланс» с законами, которые широким жестом отправляются в урну.

Нет времени на надлежащее изучение проекта и у подчиненных, которые запрограммированы исключительно на то, чтобы подобрать для своих начальников нужные аргументы – «за», если начальник хочет поддержать проект, или «против» – если хочет завалить. Единственно, кто заинтересован в истине, – независимые эксперты. Но разве Правительственной комиссии нужна истина? Или все-таки куда важнее исполнить прошлогоднее распоряжение главы президентской администрации? Боюсь, что именно бюрократическая инерция является главной движущей силой, выталкивающей проект на авансцену политической жизни. Теперь можно поставить «галку» – выполнено.

Я не собираюсь ругать одобренный комиссией законопроект. Он по своему даже интересен, хотя очевидно, что его немедленное принятие будет означать конец света не только в одной отдельно взятой отрасли законодательства, но и во всех интеллектуалоемких сферах нашей экономики. Самое примечательное, что разработчики, сами того не желая, создали вовсе не четвертую часть Гражданского кодекса, а Кодекс интеллектуальной собственности. И из него может получиться толк, если не торопиться с принятием, а действительно начать его обсуждать в экспертном сообществе. И тогда Россия сможет войти в ВТО как суперсовременный корабль, а не как ржавая посудина с непредсказуемыми капитанами.



Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 марта 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: