Главная / Газета 6 Марта 2006 г. 00:00 / Политика

Глава Центральной избирательной комиссии Александр Вешняков

«Люди недовольны административными перегибами на выборах»

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА

В этом году впервые 12 марта, в единый день голосования, пройдут выборы разных уровней во многих регионах России. В преддверии этой даты корреспондент «НИ» встретилась с председателем ЦИК Александром ВЕШНЯКОВЫМ. Он рассказал о том, как его ведомство готовится к выборам, и о том, как он оценивает некоторые отступления от канонов демократии, произошедшие в последние годы.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Вам не кажется, что политические реформы последнего времени направлены на отстранение народа от власти – отмена губернаторских выборов, фактический запрет на проведение референдумов, отмена выборов по одномандатным округам?

– ЦИК не является идеологом большинства из этих изменений. Отмена губернаторских выборов – это, с моей точки зрения, временное отступление от прямой демократии. Оно вызвано тем, что власть признала свою неспособность проводить в ряде регионов свободные демократические, справедливые выборы глав исполнительной власти в условиях нынешнего состояния экономики, социальной сферы и национальных проблем. Тем более в условиях угроз целостности государства и международного терроризма. Что касается фактического запрета на референдум, то его нет. В России за последние два года прошло несколько сотен референдумов на местном уровне, три референдума по объединению регионов, готовится четвертый.

В федеральном законе «О референдуме» действительно есть ряд позиций по ужесточению проведения общероссийского плебисцита. Сделано это, чтобы не втягивать всю страну в голосование по вопросам конъюнктурного характера. Если же речь идет о проблеме общегосударственного звучания, которая не решается властью, а большинство граждан, между тем, считает ее важной, то механизм для проведения такого референдума в этом законе имеется.

Кстати, в ряде демократических стран проведение общенациональных референдумов вообще не предусмотрено. Например, в США. Что касается отмены выборов по одномандатным округам в Госдуму, это, наоборот, способствует развитию демократии и многопартийности. Могу привести пример – последние выборы в Мосгордуму. Именно благодаря пропорциональной системе мы имеем в столичном парламенте представительство трех политических партий. А по 15 одномандатным округам, между прочим, прошли кандидаты только от одной партии – «Единой России».

– А какие перспективы у подготавливаемого Союзом солдатских матерей референдума?

– Подобный вопрос уже был предметом анализа, когда КПРФ вносила 17 вопросов на свой референдум. Мы их анализировали. Среди тех, которые мы признали заслуживающими вынесения на общенародное обсуждение, был вопрос, связанный с отсрочками. Так что теоретически препятствий никаких нет. Но то, что этот вопрос может быть предметом референдума, автоматически не означает, что он состоится. Нужны еще политическая воля организаторов и умение организовать процесс. А не только болтать языком.

– А почему, если все в избирательной системе у нас так демократично, люди перестают ходить на выборы?

– Наверное, среди причин этого явления есть и некоторое разочарование во власти, и недовольство административными перегибами на выборах. Власти нужно адекватно реагировать на ситуацию и принимать меры.

– В последнее время в России искусственно сокращается количество партий, ужесточены требования к их регистрации...

– Мы выступали против этого требования, мы считали излишним, чтобы в партии было 50 тысяч человек. И без этого количество партий сокращалось бы объективным путем. Но победило желание законодателей ускорить этот процесс.

– Каким, по вашему мнению, должен быть проходной барьер для партий в Госдуму? Не является ли 7 % чрезмерной планкой по сравнению, к примеру, с украинскими 3 %?

– Я не думаю, что семипроцентный барьер является чрезмерным с учетом условия, которое прописано в законе. А оно гласит, что в любом случае в Государственной думе должны быть те партии, которые в сумме получат не менее 60 процентов голосов избирателей, принявших участие в голосовании. То есть при определенной ситуации барьер будет понижаться. И я думаю, что в такой ситуации семь процентов почти будут равноценны ранее существовавшим пяти. И вполне можно ожидать, что три, четыре, а может, пять партий будут представлены в Государственной думе. Но, с другой стороны, эта норма может оказаться полезной для политических партий. Она поможет серьезно проанализировать свое место в обществе, степень поддержки у избирателей, чтобы потом, избавившись от некоторых иллюзий и излишних амбиций лидеров, объединиться. И это может способствовать созданию реальной многопартийности в парламенте. Что касается Украины, то три процента, на мой взгляд, это очень мало. Такая норма может привести к раздробленности парламента и неспособности нормально работать.

– Чем объясняется неприятие парламентариями некоторых ваших предложений, например, ввести в избирательных списках квоты для женщин?

– Наши инициативы процентов на 90 реализованы. Но ряд позиций не приняты. Вот вы называете это «квотирование», а я называю «дополнительные гарантии для женщин по возможности быть избранными в органы государственной власти». Но, видимо, не созрели депутаты для решения таких вопросов. Они ведь в большинстве своем мужчины. Но если и дальше сохранится тенденция, что женщин будет менее 10 процентов в Госдуме, то наша инициатива все равно найдет дорогу в жизнь.

Кроме этого, мы предлагали ввести ответственность депутата перед своими избирателями. И уже принято решение, что если вы переходите из фракции, от которой вас избрали, в другую, то теряете мандат, Извините, избрали же вас под флагом этой партии. Поэтому вы с ней неразрывно связаны. Если вы с ней в чем-то не согласны, то боритесь внутри партии. А к своим оппонентам перебегать – это алогично. Второе предложение было такое: если депутат систематически (например, в течение трех месяцев) не выполняет обязанности по работе со своими избирателями, то те могут обратиться в Верховный суд с требованием о досрочном прекращении его полномочий. Вот с этим не согласились. Не хочется депутатам на себя накладывать какие-то обязательства, прописывать их в законе.

– А сколько, на ваш взгляд, нужно времени России для достижения европейского уровня демократии?

– Не один десяток лет, это точно. Я не знаю ни одной страны, которая бы построила совершенную демократию за пятилетку. И пятнадцать лет для страны – это миг. Самый проблемный для нашего общества вопрос – это отсутствие должных демократических традиций и политической культуры.

– Как идет подготовка к единому дню голосования 12 марта?

– По предварительной оценке, все, что необходимо было сделать для подготовки выборов депутатов законодательных органов власти в 8 регионах России, дополнительных выборов в Госдуму в Москве и в Брянске, в органы местного самоуправления ряда регионов, сделано. Хотя последняя неделя одна из самых ответственных, ведется активная агитационная деятельность, завершается подготовка участковых избирательных комиссий. Но пока мы не видим никаких неразрешимых проблем в этом вопросе. Более того, даже погода способствует выборам.

– Вы уже знаете прогноз?

– Я уверен, что 12 марта 50 градусов мороза точно не будет. А если бы не было единого дня голосования, то выборы в Ханты-Мансийском округе и в Курской области нужно было бы проводить именно в январе, когда были сильные морозы.

– Сейчас ЦИК впервые получила право финансового мониторинга источников средств политических организаций. Стали ли партийные кассы и выборы более прозрачными и открытыми?

– То, что партийные кассы становятся более открытыми, это факт очевидный. Раньше мы узнавали раз в году о финансовой деятельности партий по тем отчетам, что они представляли. А теперь получаем эти сведения ежеквартально. При этом не только на уровне партий в целом, но и их региональных отделений. У меня нет сомнений, что здесь мы на правильном пути, именно с точки зрения большей прозрачности и открытости финансовой деятельности политических партий. Но если мы поймем, что партии ведут себя как-то неправильно, используя какие-то лазейки в законодательстве, чтобы не показывать своих истинных финансистов, например, путем создания специальных фондов поддержки, из которых неясно, кто же их на самом деле поддерживает, то мы не исключаем, что будут вноситься какие-то коррективы в принятые нормы.

– А как идет проверка этих самых фондов?

– Идет. Результаты могут быть до конца этого полугодия.


Опубликовано в номере «НИ» от 6 марта 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: