Главная / Газета 13 Февраля 2006 г. 00:00 / Политика

Основной инстинкт

Депутаты-мужчины против того, чтобы в политике было больше женщин

МАРЬЯМ МАГОМЕДОВА, ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

В субботу Александр Вешняков предложил ввести норму, согласно которой в списке партии, которая идет на выборы, обязательно должны быть женщины. Причем не менее одной трети от общего списочного состава. Опрошенные «НИ» женщины-политики идею внедрения дам во власть полностью поддерживают, а вот мужчины-парламентарии считают, что квотирование – дело ненужное.

Экс-телеведущая Маша Малиновская – одна из немногих дам, сумевших грудью проложить себе путь в большую политику.
Экс-телеведущая Маша Малиновская – одна из немногих дам, сумевших грудью проложить себе путь в большую политику.
shadow
По словам Александра Вешнякова, «сегодня мужчины иногда своими широкими плечами и мощными руками отодвигают женщин и не допускают их до власти, иногда заслуженно, а иногда совершенно незаслуженно». «На мой взгляд, было бы совершенно правильно разбавить нашу мужскую компанию в Госдуме и Совете Федерации женщинами, которые интеллигентны, очень грамотны, более гуманны, а также лучше чувствуют социальные проблемы и, может быть, смогут более эффективно их решать», – поделился своими идеями г-н Вешняков. Глава ЦИК подчеркнул, что не считает введение нормы квотированием. «Это дополнительные гарантии для женщин», – отметил он.

И действительно, в нынешней Госдуме всего 45 женщин (то есть всего 10%). Наибольшее количество представительниц прекрасного пола – 30 человек,– как и следовало ожидать, входит в самую многочисленную фракцию «Единая Россия». На втором месте по этому показателю КПРФ – там пять женщин. А вот другим партийцам со слабым полом повезло куда меньше. В трех прочих фракциях – по две женщины в каждой. Еще 4 женщины являются независимыми депутатами. Такой расклад сил, видимо, показался Владимиру Путину аномальным, и он еще в 2003 году заявил о необходимости активизации роли российских женщин в государственном управлении. «Законодательные органы власти начинают работать эффективно и эффективно решать вопросы социальной защиты населения, если там работает не менее 20% женщин», – подчеркнул он и выразил готовность содействовать привлечению женщин к управлению государством.

Как ни странно, это одна из редких инициатив Владимира Путина, которая не нашла поддержки у думского большинства. После заявления президента Центральная избирательная комиссия пыталась инициировать внесение поправки в закон «О выборах депутатов Госдумы», согласно которой численность женщин в партиях должна была быть не менее 30%. Эту инициативу с воодушевлением поддержала женская часть Госдумы, но мужчины были настроены негативно. Пытаясь убедить сильную половину парламента, Александр Вешняков даже приводил данные экспертов ООН, согласно которым в случае, когда в составе депутатского корпуса оказываются более 20% женщин, законодатели начинают всерьез уделять внимание интересам детей. А если это число приближается к 30%, то принимаются законы и программы по вопросам материнства и детства, здравоохранения, защите трудовых прав женщин и другие социально значимые документы. Однако на депутатов-мужчин эти доводы не подействовали, поправка была отклонена. Поэтому и сейчас г-н Вешняков особых иллюзий не строит. Отвечая на вопросы журналистов, он признался, что Госдума нынешнего созыва вряд ли готова согласиться с подобным нововведением.

После экспресс-опроса некоторых депутатов-мужчин «НИ» убедились, что это действительно так. Представители сильного пола уверены, что «женской» проблемы в нижнем парламенте вообще не существует. Как рассказал «НИ» депутат от фракции ЛДПР Леонид Слуцкий, он лично не против того, чтобы женщин в политике было больше. «Однако вводить жесткие квоты – это перебор, – полагает он. – Конечно, мы должны увеличивать количество женщин в политике, но сделать это директивно достаточно сложно».

Его поддержали и коллеги из других фракций. «Установление какого-либо рода квот в настоящее время нецелесообразно, да и проблемы такой нет, – поделился с «НИ» депутат от фракции «Единая Россия» Владимир Плигин. – Когда этот вопрос обсуждался в Думе, я, прежде чем принять решение по этому поводу, посоветовался с женой. Она мне сказала, что сейчас женщины достаточно активны и не нуждаются в каких-то специальных преференциях. Так что, если такие поправки будут вноситься на рассмотрение, мне вновь придется обратиться за советом к жене. Еще вот 8 Марта скоро… А вообще давайте по этому поводу вы мне позвоните после 8 Марта».

Несмотря на такую твердость парламентариев, большинство россиян поддерживают идею введения гендерной квоты для женщин в партийных списках. Согласно опросу, проводившемуся Аналитическим центром Юрия Левады в апреле 2005 года, об этом заявили 60% из 1600 участников социсследования. Негативно эту инициативу воспринимают только 28%, затруднились с ответом – 12%.



КВОТЫ НА ЖЕНЩИН-ДЕПУТАТОВ ЕСТЬ ВЕЗДЕ

В ряде стран на протяжении последних десятилетий приняты так называемые гендерные квоты, гарантирующие женщинам определенный процент мест в политических институтах и, в частности, органах законодательной власти. Если международные общественные и политические организации рекомендуют, чтобы в парламентах было представлено не менее 30 % женщин, то, например, скандинавские страны давно перешагнули этот барьер. В Швеции, Дании, Норвегии, Финляндии, согласно квотам, в парламентах должно быть представлено не менее 40% женщин. Гендерные квоты существуют в парламентах большинства европейских стран, например, в Нидерландах, Германии, Великобритании, Италии… Другое дело, что не везде правило о квотах соблюдается неукоснительно. Например, во Франции наличие подобных квот в основном учитывается при выборах в Европейский парламент. За последние годы гендерные квоты появились не только в европейских парламентах. Например, в Руанде – для женщин в парламенте предназначено 40 % мест (реально же их там почти 50%), в Индии – 33 %, в Аргентине – 30%, в Афганистане – 25 %, в Бразилии – 20 %.

А вы за квоты для женщин?

Елена ДРАПЕКО, независимый депутат Госдумы:
– Это отличная инициатива. Когда вносились поправки о женской квоте, за это проголосовали почти все женщины Госдумы. Мужчины нас не поддержали, боятся нашей конкуренции. Недостаток женщин в российской власти – это проблема. В связи с этим есть замечания международных организаций. Например, Парламентский Совет рекомендует включение женщин во все делегации межпарламентского союза. Если женщин нет, то эта страна лишается части своих голосов при голосовании. Если вы посмотрите устав межпарламентского союза, то там прямо есть наказания для стран, где в законодательных органах недостаточное количество женщин.

Ирина ХАКАМАДА, лидер партии «Наш выбор»:
– Я «за». Инициатива полезная, потому что женщинам очень тяжело конкурировать с мужчинами. Их никто не оценивает объективно. Есть дискриминация. Я сама это все прошла. А то, что мужчины боятся, так это на уровне инстинкта. Но вообще данное предложение можно рассмотреть и с другой стороны. Все, что сейчас делается, это в основном популизм и попытка поднять активность на выборах. То есть цель циничная, никто не хочет идти голосовать, вот и придумывают всякие инициативы.

Елена МУХИНА, депутат Госдумы от фракции «Родина» («Народная воля – СЕПР»):
– Я по себе поняла, женщине очень тяжело доказать, что она все-таки может быть настоящим, серьезным политиком. Было бы хорошо, если бы такие поправки рассматривались. Но с другой стороны, это тоже ущемляет права женщин. Почему такое ограничение – 30%? А почему не вся партия из женщин? Это вопрос демократии. Вообще трудно ответить однозначно, к тому же вы совершенно неожиданно меня спросили, я сейчас домашними делами занимаюсь…

Опубликовано в номере «НИ» от 13 февраля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: