Главная / Газета 23 Декабря 2005 г. 00:00 / Политика

Александр Невский

«Мои иллюзии расстреляли танки»

ДМИТРИЙ ТАРАТОРИН

Известный культурист и актер Александр НЕВСКИЙ живет теперь главным образом в Лос-Анджелесе. Поэтому в заокеанской политике ориентируется лучше, чем в российской. Тем не менее он рассказал корреспонденту «НИ» не только о том, какой из Арнольда Шварценеггера получился губернатор, но и за что он сам на родине готов был идти на баррикады.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА
ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА
shadow
– Александр, не так давно кумир вашей культуристской юности Арнольд Шварценеггер совершил весьма неоднозначный поступок. Он, ныне губернатор Калифорнии, отказался воспользоваться своим правом на помилование, чем обрек на смерть приговоренного к казни нобелевского номинанта Стэнли «Туки» Уильямса. Проигнорировав, между прочим, мнение всей американской и отчасти мировой общественности. Вы со Шварценеггером не раз общались, прокомментируйте, чем обусловлено такое «терминаторское» решение, вызвавшее шум на весь мир. Это связано с тем, что он позиционирует себя как жесткий, несгибаемый республиканец?

– Это, я думаю, был для него глубоко продуманный выбор. Абсолютно, кстати, не популистский. Я живу в последние годы то в Лос-Анджелесе, то в Москве, поэтому могу судить о ситуации в Калифорнии не понаслышке. Там очень много хорошего, но криминогенная обстановка местами далека от идеала. Мой дом расположен в замечательном месте, это практически Беверли-Хиллз. Если ехать по Уилшир-бульвару (это как в Москве Новый Арбат) в одну сторону от моего дома, то через двадцать минут окажешься на потрясающих и великолепно оборудованных пляжах. А если в другую, минут сорок, то попадаешь в так называемый Даунтаун эвэй. Я там был пару раз, когда светло, и то ощущение не самое приятное. А по вечерам и полицейские с большими ружьями нечасто в тех местах показываются. Уровень криминала в этом и ему подобных бедных районах очень высок. И сегодня в Америке, кстати, не только республиканцы, но и многие демократы поддерживают смертную казнь. Потому что идея безнаказанности крайне опасна.

Конечно, каждая человеческая жизнь уникальна и бесценна. Но ведь Стэнли Уильямс до того, как его номинировали на Нобелевскую премию, совершал тяжелейшие преступления. В том числе и убийства. Это очень сложный вопрос: имеет ли государство право лишать жизни своих граждан. И что такое покаяние и как можно определить, искупил преступник свои грехи или нет.

Родственники людей, пострадавших от рук Стэнли Уильямса, разумеется, на стороне губернатора, а отнюдь не тех, кто его сейчас критикует. И вообще этим крайне непростым, я думаю, для него решением Шварценеггер доказал, что он человек определенной позиции, не ищущий дешевой популярности. Ему намного проще и выгоднее было помиловать этого человека. Не стоит забывать, что через год в Калифорнии губернаторские выборы. А афроамериканцев в Лос-Анджелесе очень много, и их голоса для него никак не лишние. Когда я улетал из Америки, там как раз проходили многотысячные акции в поддержку Уильямса. Но губернатор сделал свой выбор.

– Характерно, что многие наши соотечественники, переезжая в Америку, зачастую становятся рьяными приверженцами тамошних консерваторов из числа опять-таки республиканцев. При том, что советская пресса когда-то уверяла нас, что между ними и демократами вообще нет никакой разницы...

– У лидеров этих партий действительно много общего. И они вне сенатских дебатов прекрасно находят общий язык. И те, и другие – люди, глубоко убежденные в правоте американских принципов, правильности американского образа жизни. Другой вопрос, что есть заметная разница в подходах этих партий к решению болезненных для нации проблем. Действительно, существует такая тенденция – русские иммигранты вступают в основном в Республиканскую партию, ее ценности нашим ближе. Учтите, что среди тех, кто приехал в Штаты еще в советскую пору, очень сильны антикоммунистические настроения. Да и те, кто поселился в Америке позже, тоже очень настороженно относятся к левым – демократов считают именно левыми. А республиканцы – консерваторы, антикоммунисты, они выступают за жесткие меры в вопросе миграции. Все это бывшим россиянам импонирует.

Надо иметь в виду, что в той же Калифорнии год от года растет число нелегальных мигрантов из Мексики. И Шварценеггер, кстати, когда избирался на пост губернатора, обещал, что отменит право нелегалов на получение водительских прав. Предыдущий глава штата, демократ Грэй Дэвис, относился к ним куда лояльнее. Калифорния, а особенно Лос-Анджелес – это не совсем Америка, как и Москва – не Россия. Эти мегаполисы – смешение национальностей и культур. И тем не менее коренных жителей Калифорнии беспокоит, что латиноамериканцев становится все больше. Демократы призывают относиться к нелегалам мягче – они, мол, тоже люди и имеют право на работу и социальную защиту. А республиканцы говорят: «Конечно, они люди, никто не спорит. Но, соглашаясь работать за два, а не за десять долларов в час, они отнимают работу у местных жителей и тех же иммигрантов, но легальных».

Сам я не состою ни в какой партии. Я по-прежнему гражданин России, у меня просто вид на жительство в США. И на мой взгляд, взгляд некоторым образом со стороны, отличия и разногласия существуют не столько между лидерами демократов и республиканцев, сколько между представителями их электоратов.

– А какие у вас симпатии и антипатии на российской политической сцене?

– Я вообще российской политикой, честно скажу, не очень интересуюсь. Я занимаюсь кинобизнесом. И могу назвать дату, начиная с которой стал придерживаться такой позиции. В 91-м году я совершенно искренне, как и тысячи москвичей, пришел к Белому дому. Потому что считал – не должно быть так, чтобы по всем программам шло «Лебединое озеро», а Михаила Горбачева держали под арестом в Форосе. Я пришил на свою куртку-«косуху» российский триколор и готов был идти на баррикады. А вот когда в 93-м один герой демократической революции – генерал Руцкой объявил себя президентом, а другой – Борис Ельцин начал стрелять по нему и его сторонникам из танков, мои иллюзии относительно чистоты и высоты их намерений рассеялись.

И когда Егор Гайдар стал призывать опять идти на баррикады, я уже никуда не пошел. И считаю, что политикам недопустимо использовать людей в своих целях. Одно дело – поднимать страну с коленей, т.е. то, что делал Горбачев, и другое – бороться за власть любыми способами. На самом деле я хочу сказать о Михаиле Сергеевиче отдельно. Этот человек столько сделал для всего мира, что он по сей день икона для людей в самых разных странах. Я знаю, как его любят в Штатах, и горжусь, что знаком с ним лично. В последний раз мы общались в сентябре этого года. В середине 90-х я, уже известный тогда спортсмен, участвовал в благотворительных семинарах, которые проводила Раиса Максимовна. А однажды мне довелось защищать Горбачева от нападок. В те годы мы принимали участие в программе «Акулы политпера», а какие-то юные комсомольцы попытались Михаилу Сергеевичу нахамить. Его интеллигентные помощники не знали, что ответить. И тогда я сказал этим ребятам, что открывать рот на человека вселенского масштаба они просто права не имеют. Вот Горбачев и есть тот политик, который достоин всяческого, на мой взгляд, уважения.

– Скажите, а насколько вообще голливудская актерская тусовка политизирована? То и дело ведь слышно о каком-нибудь антибушевском демарше очередной кинозвезды...

– Не секрет, что издавна известно – Голливуд поддерживает демократов и активно выступает против республиканцев. Многие актеры – члены Демократической партии. И президенты-демократы, в частности Клинтон, активно использовали поддержку разных узнаваемых лиц в своих избирательных кампаниях. Но что касается всех этих политических акций, то надо понимать – многие из них обусловлены законами шоу-бизнеса. Если некая звезда начинает «наезжать» на президента, об этом, естественно, говорят в прессе. А попутно сообщают публике, в каком фильме этот человек сейчас снимается. Но есть знаменитые киноактеры, для которых политика не игра. Барбра Стрейзанд, например, всю жизнь борется с республиканцами. И Тим Роббинс со своей супругой Сьюзен Сэрандон постоянно выступают с антибушевскими заявлениями. Нет сомнений, что это проявление их гражданской позиции. А вот когда Уоррен Битти ни с того ни с сего начинает в СМИ критиковать Арнольда Шварценеггера, всем ясно, что цель здесь одна – привлечь к себе внимание и, раскрутившись таким образом, выставиться от демократов на следующих губернаторских выборах.

– Но при том, что Голливуд, а следом за ним и Калифорния, скажем так, хронически за демократов, есть примеры Рейгана и Шварценеггера – кумиров республиканцев, победивших там. Сказалась их принадлежность к «актерскому цеху»?

– Конечно, Арнольду совсем не помешало то, что в 2003-м, когда он баллотировался в губернаторы, на экраны вышел «Терминатор-3». Но он, кроме того что знаменитый спортсмен и культурист, и в политике отнюдь не новичок. Шварценеггер еще в начале 90-х стал председателем комитета по спорту при президенте Джордже Буше-старшем. И он за свой счет облетал штаты, открывал новые спортклубы, пропагандировал здоровый образ жизни. Люди знают его много лет не только как актера, но и как общественного деятеля. А в Калифорнии был до него губернатор-демократ Дэвис. И там отключали свет. А это ж не Камчатка все-таки... Так что люди знали, кого и почему выбирают.

На самом деле, как у американцев есть предрассудки насчет русских, так и у нас о них. А они вовсе не тупые, как полагают некоторые наши сограждане. Может быть, они более простые – в силу того, что у них меньше бытовых проблем. И более улыбчивые – по этой же причине. Так что голосуют они головой, а не сердцем. И поддержали они не «терминатора», а Арнольда Шварценеггера и его команду, у которой были здравые идеи. Причем не только в упомянутой уже сфере миграционной политики, но и, в частности, в сфере развития энергетики. То же касается и Рейгана. Он долгое время был председателем весьма влиятельного актерского профсоюза. Так что далеко не только кинопопулярность повлияла на успех этих людей. В Америке уважают профессионалов. И из актеров сразу прыгнуть в губернаторы, а тем более в президенты, невозможно.


СПРАВКА

Александр НЕВСКИЙ родился в 1971 году. Начал заниматься спортом в 1986 году – вначале боксом и кикбоксингом (был призером чемпионата Москвы и участвовал в семинарах Чака Норриса и Жан-Клода Ван Дамма), а позднее и бодибилдингом. С 1994 года – эксперт по вопросам физического воспитания детей и молодежи при Министерстве образования РФ. В 1995 году поступил в аспирантуру Государственной академии управления. В 1997 году возглавил комитет по спорту Молодежной парламентской ассамблеи при Госдуме РФ. В сентябре 1999-го переехал из Москвы в Лос-Анджелес. В ноябре того же года был судьей профессионального чемпионата мира по натуральному бодибилдингу Natural Olympia. Получил почетную награду от Международной ассоциации натурального бодибилдинга (INBA) за многолетнюю борьбу против применения анаболиков и допингов. В 2001 году снялся в своем первом голливудском фильме «Непререкаемый» (Undisputed) режиссера Уолтера Хилла. В 2002 году снялся в фильме «Красный Змей» (Red Serpent) режиссера Джино Танасеску. В 2005 году на экраны России и стран СНГ вышел фильм «Московская жара». Александр был одним из его продюсеров и сыграл главную роль. В компании с ним снимались Майкл Йорк и «горец» Эдриан Пол. Еще до окончания съемок фильма продюсеры умудрились продать права на показ «Московской жары» в 31 страну. Таких прецедентов в России еще не было. Александр Невский является автором книг «Как стать Шварценеггером в России» (1997), «Кикбоксер» (1998), «Качалка для детей» (1998) и «Все проблемные зоны: упражнения для женщин» (2000).

Бари Алибасов: «Демократы просто выбросили деньги на ветер»

Опубликовано в номере «НИ» от 23 декабря 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: