Главная / Газета 21 Декабря 2005 г. 00:00 / Политика

Вызывает огонь на себя

Юрий Лужков будет сам решать, кому можно митинговать в центре Москвы

МАРЬЯМ МАГОМЕДОВА

Острые дебаты вокруг фашистских и антифашистских шествий в центре столицы Юрий Лужков решил пресечь одним росчерком пера. Отныне он сам будет решать, какие пикеты и митинги можно проводить, а какие нельзя. Вчера стало известно, что соответствующее распоряжение уже подписано. Письма с уведомлением о проведении любых уличных мероприятий теперь будут направляться не в префектуры, как раньше, а в мэрию. Представители оппозиции говорят, что это постановление противоречит Конституции, согласно которой никакого разрешения на митинг не требуется вообще.

Такие плакаты рядом с мэрией москвичи могут больше не увидеть.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Такие плакаты рядом с мэрией москвичи могут больше не увидеть.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Член комитета Госдумы по конституционному законодательству и городскому строительству Сергей Попов сообщил «НИ», что решение мэра противоречит федеральному законодательству и поэтому не имеет юридической силы. «Для акций не нужно разрешение. Федеральный закон «О митингах, шествиях, демонстрациях» предусматривает только уведомительный порядок. А по 76-й статье Конституции РФ – законы и иные нормативные акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам. Поэтому принятое московским правительством распоряжение юридически ничтожно», – считает депутат. «Мэр решил замкнуть все на себе, и теперь ответственным за нарушение закона будет именно он, а не нижестоящие лица», – заявил «НИ» глава адвокатской палаты Москвы Генри Резник.

Как рассказали «НИ» в столичной мэрии, намерение всем рулить самому материализовалось в подписанном Юрием Лужковым документе «О внесении изменений в постановление правительства Москвы № 352». По словам сотрудницы мэрии Ирины Пыловой, первый пункт этого документа дополняется словами: «Во всех случаях письменно уведомлять мэра Москвы или лицо, исполняющее его обязанности», а второй пункт устанавливает, что контроль за выполнением настоящего постановления мэр оставляет за собой.

До сих пор уведомления о готовящейся акции направлялись в префектуры города и решения принимались главами административных округов. Уведомление адресовалось в правительство Москвы только в том случае, если количество участников превышало 5 тыс. человек.

Ужесточать контроль за массовыми акциями мэрия начала еще в ноябре. Так, ссылаясь на безопасность москвичей, городское правительство накануне выборов в Мосгордуму ввело мораторий на проведение уличных манифестаций. Уже после выборов, в начале декабря, Московская городская дума в первом чтении приняла закон о митингах и демонстрациях. Некоторые депутаты высказывались как раз за то, чтобы заявки на проведение такого рода мероприятий подавались непосредственно в столичное правительство. Кроме того, сейчас широко обсуждается инициатива префекта ЦАО Сергея Байдакова, который в понедельник обратился к мэру с просьбой запретить концерты, шоу-программы и другие массовые акции на Васильевском спуске с использованием аудиоаппаратуры высокой мощности. По мнению г-на Байдакова – это может привести к «пагубным воздействиям на техническое состояние исторических объектов». «Лужков берет все в свои руки, – заявил «НИ» адвокат СПС Вадим Прохоров. – Ему легче запретить и акции демократов, и акции фашистов. Ни фашистского марша, ни антифашистского. Я думаю, это делается для того, чтобы вообще запретить какие-либо массовые мероприятия в центре Москвы».

Но Юрий Лужков хочет застраховать себя и от неприятностей, связанных с манифестантами иного рода. В понедельник на конференции московского отделения партии «Единая Россия» он сообщил, что, по его сведениям, «в Москве готовятся политические провокации». Г-н Лужков пояснил, что направлены они будут против московского правительства и лично против мэра. В них враждебные силы собираются задействовать обманутых участников долевого строительства. Он зачитал заявление группы дольщиков, которые собираются 21 декабря перекрыть одну из оживленных столичных трасс. Юрий Лужков назвал готовящееся мероприятие «типичной провокацией, поскольку Москва уже решила проблему обманутых участников долевого строительства!».

Фото:ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow Между тем представителей оппозиции новации московского градоначальника не пугают. По их мнению, до сегодняшнего дня все решения такого рода и так принимались в мэрии. «Это только формальное решение, фактически любое мероприятие согласовывается с мэрией, и при этом еще надо понимать четко, что ни префектура, ни управа не являются самостоятельными органами власти, они подразделение мэрии. Это очередная бюрократическая перестраховка. На 27 ноября мы заявляли антифашистское шествие в префектуру, но решала все равно мэрия. Лужков тогда был в Японии и поручил этот вопрос Ресину, – сообщил «НИ» зампред партии «Яблоко» Сергей Митрохин. – Гораздо опаснее другие законопроекты о митингах, которые бюрократизируют процедуру подачи заявки, которые вводят нелепые требования, например, необходимо предоставлять копию паспорта, или должны предъявляться какие-то нотариальные доверенности. Кроме того, нужно подавать план мероприятия. Все противоречит духу Конституции, гарантирующей свободу собраний». Такого мнения придерживается и депутат Мосгордумы от партии СПС Иван Новицкий: «Сейчас юридическая сторона приводится в соответствие с фактической, не более того», – сообщил «НИ» депутат.



КАК МИТИНГУЮТ ЗА РУБЕЖОМ

Во многих странах либерально-демократической ориентации существует уведомительный характер проведения митингов и манифестаций на открытом воздухе. Например, в США первая поправка к конституции страны запрещает конгрессу издавать законы, «ограничивающие право народа мирно собираться и обращаться к властям с петициями об удовлетворении жалоб». А согласно статье 8 основного закона ФРГ все немцы имеют право собираться мирно и без оружия без уведомления и разрешения властей. Проводить манифестации и прочие акции подобного рода, не испрашивая предварительного разрешения, позволяют конституции многих европейских государств, например, Бельгии, Ирландии, Испании, Италии. Но одновременно в них закреплено право государства на ограничение свободы манифестаций. Например, закон ФРГ о собраниях и шествиях позволяет запрещать акции, если имеются явные признаки угрозы общественной безопасности или порядку. И своим правом власти нередко пользуются. Так, в апреле 2004 года мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг запретил проведение в Центральном парке города многотысячного антивоенного митинга во время съезда республиканской партии, сославшись на соображения безопасности. По тем же соображениям в июле 2004 года мэр Лондона Кен Ливингстон запретил проведение демонстрации радикальной мусульманской группировке «Аль-Мухаджирун» и даже пригрозил прибегнуть к силе в случае несанкционированного выступления.

Александр МАКАРОВ

Опубликовано в номере «НИ» от 21 декабря 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: