Главная / Газета 16 Декабря 2005 г. 00:00 / Политика

«Мы как-то к этому свыклись»

Своими высказываниями политики входят в историю, хотя никто не тянул их за язык

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Пожалуй, одним из самых сенсационных высказываний на уходящей неделе можно смело назвать публичное обещание Владимира Жириновского перестать ругаться матом. Хочется надеяться, что этот благородный порыв вице-спикера Госдумы подхватят все его коллеги. А дальше – больше. Народные избранники, принявшие недавно закон о защите русского языка, наконец объявят непримиримую борьбу с собственным косноязычием. Пока же этого не произошло, нам и дальше придется выслушивать от парламентариев непарламентские выражения и неуклюжие фразы на исковерканном русском. Впрочем, стенограммы думских заседаний могут и радовать. Например, сатириков. Вот, к примеру, Виктор Шендерович говорит, что проблем с подбором цитат для своей программы «Плавленый сырок» у него, благодаря депутатам, не предвидится.

Даже самым красноречивым депутатам иногда не хватает слов.<br>Фото: ИТАР-ТАСС
Даже самым красноречивым депутатам иногда не хватает слов.
Фото: ИТАР-ТАСС
shadow
По мнению экспертов, политики – это категория людей, которая является одной из самых некультурных и, кстати, самой нечестной. Филолог Татьяна Сурикова убеждена: «Любая политическая речь – речь манипулятивная, направленная на внушение цели, очень далекой от действительности». Если в повседневной речи люди говорят о прошлом и настоящем, то политики всегда обращаются к будущему и могут безнаказанно врать, так как проверить на истинность их слова все равно невозможно.

Ринг и черный юмор

Во время публичных выступлений политики ведут себя как артисты на сцене. По словам доцента факультета журналистики МГУ Людмилы Реснянской, особенно это проявляется в телепередаче «К барьеру!», где «тема есть, а обсуждения нет». Политики рекламируют себя и стремятся «зарыть другого». Слушающих нет – есть говорящие и публика, которая «жаждет только ринга, оценивая происходящее с боксерских позиций».

Татьяна Сурикова утверждает, что о чем бы ни говорили политики, их истинное намерение одно – попасть во власть. Поэтому они всегда говорят то, что хочет слышать от них население в данный момент, и так, чтобы народ их понял. Особенно преуспевает в этом Владимир Жириновский, который «подхватывает идею, которая бродит в обществе как реакция протеста, и начинает ее раздувать». Политики-коммунисты, в свою очередь, строят свои выступления таким образом, чтобы их пожилые и малообразованные избиратели принимали их за «своих».

Президент Путин, по наблюдениям Людмилы Реснянской, стремится казаться «очень деловым человеком», часто оперирует статистикой. В то же время президент обладает понятным далеко не всем черным юмором, что, к примеру, проявилось, когда Владимир Путин на вопрос, что произошло с подлодкой «Курск», ответил: «Она утонула».

Гомер нашего времени

На одном из недавних конгрессов Международной ассоциации преподавателей русского языка политики попали в число профессий, представители которых делают наибольшее количество ошибок. Одна из них – неверное употребление деепричастного оборота. Например, «Глядя на эту ситуацию, у меня рука не поднималась критиковать местные власти» (Анатолий Чубайс) или «Слушая все эти истории, во мне взыграло мужское самолюбие» (Валерий Комиссаров). Иногда две фразы накладываются на одну, и получается «Какие доходы вы зарабатываете?» (Валентина Матвиенко). Или в сравнительной степени пытаются употребить прилагательные, которые не имеют степеней сравнения – «Отмечу из наиболее последнего» (Георгий Боос).

Сатирик Виктор Шендерович сообщил «НИ», что проблем с подбором цитат политиков для своей программы «Плавленый сырок» не испытывает. Особенно любит сатирик высмеивать депутатов от фракции «Единая Россия». «Та серость, которой набита Госдума, дает адекватные результаты», причем «вопрос не только в косноязычии, но в убожестве мысли, которое вылезает наружу». Одним из последних «хитов» сатирик называет высказывание зампредседателя комитета по конституционному законодательству Госдумы Александра Москальца, что «Госдума состоит не только из депутатов, но у нас есть и другие объемы, которые решают свои вопросы».

Но с Виктором Черномырдиным никого из действующих российских политиков сравнить нельзя, утверждает Виктор Шендерович: «Это наш Гомер, его место не займет никто». С ним согласна Людмила Реснянская: «Черномырдин был самобытным, он выдавал метафоры. Это одаренность по типу деда Щукаря». В любом сборнике политических афоризмов экс-премьеру посвящен самый большой раздел, а его высказывания «Хотели как лучше, а получилось, как всегда» или «Хуже водки лучше нету» вошли в повседневную речь.

Каждый клерк хочет получить статус «голубого»

Собственные афоризмы есть и у других российских политиков. Так, Владимир Путин однажды сказал, что «у нас страна огромных возможностей не только для преступников, но и для государства». Московский мэр Юрий Лужков, выступая против чрезмерного количества машин с мигалками на московских улицах, заявил: «Каждый третьеразрядный клерк российского правительства норовит получить статус «голубого». Или вот другое высказывание: «Детям, ну, более старшего поколения мы предлагаем самостоятельно оформлять, скажем, подъезды».

Коммунисту Николаю Харитонову принадлежат фразы «Очень остро обострились» и «Мы его тогда поспешили, может быть». А его коллега по фракции в Госдуме Виктор Илюхин однажды посетовал, что «мы как-то к этому свыклись». Еще один коммунист, Альберт Макашов, утверждает, что не может быть антисемитом, потому что «я – член арабо-российской дружбы». А лидер партии «Родина» Дмитрий Рогозин, комментируя предложение ввести смертную казнь для террористов, сказал, что именно это им и нужно, потому что «через смерть они улетают в небеса, попадают в рай и там воссоединяются со своим арабом».

В англоязычных странах существует премия «Золотой бык», которой награждают за неспособность излагать свои мысли. Среди лауреатов премии – министр обороны США Дональд Рамсфелд и калифорнийский губернатор Арнольд Шварценеггер. Первый на вопрос, было ли у Ирака оружие массового поражения, ответил: «К сообщениям, в которых говорится о том, что чего-то не произошло, я всегда отношусь с особым интересом. Как мы все знаем, есть известное известное – вещи, о которых мы знаем, что мы о них знаем. Мы также знаем, что существует известное неизвестное – вещи, о которых мы знаем, что мы о них не знаем. Но кроме этого существует и неизвестное неизвестное – вещи, о которых мы не знаем, что мы о них не знаем». А терминатор-губернатор на вопрос о легализации однополых браков ответил: «Гей-браки – это нечто, что должно происходить между мужчиной и женщиной».

Оговорки американского президента Джорджа Буша коллекционируют журналисты по всему миру, а итальянский писатель Умберто Эко даже посвятил им специальный сайт. Так, во время визита в Японию американский президент перепутал слова «девальвация» и «дефляция», чем вызвал переполох на бирже. Во время визита в Бразилию он спросил у тамошнего президента, есть ли в его стране негры. А представляя одного из сенаторов, Джордж Буш сообщил, что жена сенатора – «такая же простая техасская девушка, как и я». Среди президентов республик бывшего СССР афоризмами прославился Александр Лукашенко. Вот пара его перлов: «Наш народ будет жить плохо, но недолго» и «Скоро белорусский народ будет есть нормальные человеческие яйца».



Так говорят политики

Владимир Путин: «Наша с вами святая обязанность показать этим людям путь в конце тоннеля».
Юрий Лужков: «В большом футболе много и от политики. Но он чище, безусловно. Потому что здесь каждый должен передвигать свои ноги».
Владимир Жириновский: «Ни за кого, кто имеет прошлое, не голосуйте».
Георгий Боос: «Ко всему надо подходить, опять же, аккуратно: нельзя сразу с шашкой по танкам на коне и все дело порубать сразу».
Валентина Матвиенко: «Часто в Совете Федерации оказываются люди сомнительной репутации, неудавшиеся политики, невыбранные чиновники».
Геннадий Зюганов: «На Прохоровском поле 1200 танков схватились врукопашную».
Анатолий Чубайс: «Либо целоваться взасос, либо уничтожать друг друга. Есть богатый спектр посередине».
Николай Харитонов: «Я бы хотел попросить Вас повыше по времени поднять этот вопрос».
Григорий Явлинский: «Граждане имеют такую способность: они не делают, что перпендикулярно к их жизни».
Геннадий Селезнев: «Ну зачем же на себя-то лишнее лить, на свой орган, где ты работаешь?»
Александр Лукашенко: «Мы эту проблему решили в узком кругу ограниченных людей».

Опубликовано в номере «НИ» от 16 декабря 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: