Главная / Газета 29 Сентября 2005 г. 00:00 / Политика

Стоять, бояться!

Готовится к принятию закон, позволяющий властям запрещать митинги, прослушивать телефоны, реквизировать автомобили...

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

В начале октября депутаты Госдумы собираются проголосовать закон «О противодействии терроризму», разрешающий властям под предлогом опасности терактов запрещать массовые мероприятия и закрывать для движения автомобилей и пешеходов отдельные улицы и площади городов. Телефонные переговоры граждан будут прослушивать, а транспортные средства изымать для нужд борьбы с террором. По мнению политологов и правозащитников, таким способом власть хочет обезопасить себя от возможности «оранжевой революции» во время выборов 2007–2008 годов.

Скоро в самых неожиданных местах вам может преградить дорогу шеренга людей в форме.
Скоро в самых неожиданных местах вам может преградить дорогу шеренга людей в форме.
shadow
В российской Конституции говорится только о режиме чрезвычайного положения, который вводит президент с согласия парламента. Но проект закона «О противодействии терроризму», который находится сейчас в Думе, предусматривает два новых, резко ограничивающих права граждан – режим террористической опасности и режим контртеррористической операции. Первый вводится главой региона или главой правительства РФ на два месяца с возможностью продления при наличии информации, что на территории субъекта Федерации или нескольких субъектов готовится теракт. Режим позволяет запрещать массовые мероприятия, ограничивать передвижение автомобилей и пешеходов «на отдельных участках местности», а также «вести контроль телефонных переговоров» и «осуществлять поиск на каналах электрической связи и в почтовых отправлениях в целях выявления информации о террористической деятельности».

Режим контртеррористической операции вводится руководителем этой операции в зоне ее проведения (то есть ни конкретная должность, ни предельные границы территории не указаны) и позволяет сотрудникам правоохранительных органов задерживать всех граждан без документов, а также отселять жителей из их домов, если проживание в них сочтут опасным. Кроме того, сотрудники смогут беспрепятственно проходить в жилые помещения и на земельные участки граждан и использовать в своих целях их автомобили и средства связи. Журналистам при проведении контртеррористической операции позволят находиться лишь в выделенном для них секторе под присмотром представителя оперативного штаба и передавать только ту информацию, которую разрешит руководитель оперативного штаба.

Пакет из примерно 40 антитеррористических законов и поправок, среди которых упомянутый документ – базовый, депутаты планировали принять еще минувшей осенью после теракта в Беслане. И закон «О противодействии терроризму» в декабре минувшего года действительно приняли в первом чтении. Однако затем работа над ним остановилась – в отзывах правительства и Главного государственно-правового управления президента утверждалось, что проект закона противоречит российской Конституции, Гражданскому кодексу и еще ряду кодексов и множеству законов. Некоторые эксперты даже стали надеяться, что злополучный закон так и останется лежать в Госдуме, пока о нем не позабудут и тихо не снимут с рассмотрения. В июле нынешнего года председатель Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев даже признал, что «работа над законопроектом перешла в достаточно долговременный режим» и что «недавнее заседание антитеррористической комиссии, которую возглавлял Фрадков как председатель правительства, показало, что мы пока не готовы принять закон. Это надо признать однозначно».

Однако на днях Владимир Васильев внезапно коренным образом изменил свою точку зрения и сообщил, что закон «О противодействии терроризму» будет полностью принят уже до конца нынешнего года. В плане законопроектной работы Госдумы его рассмотрение во втором чтении намечено на октябрь, то есть может состояться в ближайшие недели. К закону уже поступили свыше 150 поправок, в том числе президентские, исключающие статью, касающуюся регламентации работы СМИ в условиях контртеррористической операции. Однако оба ограничивающих гражданские права режима – террористической опасности и контртеррористической операции – в законе остались.

Руководитель Института стратегических оценок и анализа Александр Коновалов считает, что причиной спешного принятия закона «О противодействии терроризму» является ухудшение ситуации на Северном Кавказе. «Когда в начале второй войны чеченские боевики напали на Дагестан, дагестанцы не встали на их сторону и поддержали федеральную власть. А сейчас у нас взрывоопасная ситуация и в Дагестане, и в Кабардино-Балкарии, и поэтому очень хочется на время отказаться от прав и свобод, ведь в условиях демократии террористов ловить труднее», – заявил он «НИ». Профессор Академии военных наук Анатолий Цыганок полагает, что закон принимается «не в интересах общества, а в интересах силовых ведомств, и принятие его ведет не к снижению уровня терроризма, а к усилению спецслужб и МВД при сохранении старых норм безопасности». Между тем успешное противодействие терроризму возможно только «путем обмена информацией между спецслужбами и населением», однако «у общества отсутствует доверие к власти», и «информация от граждан не будет поступать, и спецслужбы будут всегда запаздывать», как «в Ингушетии, когда таксисты за несколько часов до нападения отказывались везти пассажиров, а власти были в неведении», полагает эксперт.

Ну а руководитель движения «За права человека» Лев Пономарев связывает принятие закона с приближением выборов. «Власти опасаются акций протеста, которые могут перерасти в «оранжевую революцию», – заявил он «НИ». По словам правозащитника, уже сейчас существует приказ министра внутренних дел с грифом «для служебного пользования», разрешающий милиции «избивать людей, как произошло в Благовещенске». Сейчас правозащитники пытаются через суд этот приказ отменить. «А они хотят превратить этот приказ в закон, разрешить силовые акции против мирного населения», – подозревает г-н Пономарев.



АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЗА РУБЕЖОМ

После терактов 11 сентября 2001 года в США был принят антитеррористический закон USA Patriot Act 2001. Новый закон дал право правоохранительным органам содержать под стражей подозреваемых в террористической деятельности на протяжении 7 дней без предъявления конкретных обвинений и доказательств их вины, а также не предоставляя им доступа к адвокатам.

В Великобритании после 11 сентября 2001 года также был принят антитеррористический закон, согласно которому полиция может арестовать иностранцев, подозреваемых в терроризме, на неопределенное время. Согласно этому закону все научно-исследовательские институты, а также университеты страны находятся под неусыпным надзором спецслужб и полиции в силу того, что на территории этих учреждений могут находиться объекты, потенциально интересные для террористов (речь идет прежде всего о химических лабораториях).

Во Франции в 1995 году после терактов в парижском метро правоохранительные органы пытались внести законодательную поправку, которая позволила бы полиции обыскивать машины, припаркованные на улицах, по которым проходят марши протеста. Но организации по защите конституционных свобод провалили проект. Однако в 2001 году французские власти приняли новое антитеррористическое законодательство, согласно которому правоохранительные органы могут проводить обыск частной собственности и предпринимать дополнительные меры безопасности в общественных местах. Закон увеличил полномочия полиции, которая ранее не имела права обыскивать машины без ордера прокурора.

Ограничений на проведение демонстраций и иных массовых мероприятий ни одним из вышеупомянутых законов не предусмотрено.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 сентября 2005 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: