Главная / Газета 28 Сентября 2005 г. 00:00 / Политика

Телемост прошагал по стране

Президент установил прямую связь с населением, но допустили к ней далеко не всех

Оксана СЕМЕНОВА, Александр КОЛЕСНИЧЕНКО, Сергей ПЕРОВ, Краснодарский край, Станислав АНИЩЕНКО, Волгоград,Владимир ПОГУДИН, Томск

Вчера Владимир Путин в прямом эфире первого и второго федеральных каналов, а также радиостанций «Маяк» и «Радио России» отвечал на вопросы населения. Как и ожидалось, поступило много звонков – более 1 миллиона. В ходе своего выступления президент заявил, что не собирается «сидеть в Кремле вечно», заверил россиян в стабильности экономической ситуации в России. Вообще суть его ответов заключалась в том, что впереди у народа исключительно светлое будущее. Корреспонденты «НИ» решили выяснить, как проходил телемост в регионах. Выяснилось, что не обошлось без эксцессов.

Вчера у всех российских телеканалов был один герой.
Вчера у всех российских телеканалов был один герой.
shadow
Вчера в Воркуте во время телемоста с президентом «люди в штатском» избили местных правозащитников, которые пытались пройти к установленному на центральной площади города монитору. Пропускали к нему только по выданным мэром специальным пропускам. Когда не имеющие этих пропусков председатель местного отделения общества «Мемориал» Евгения Хайдарова вместе с мужем хотели, неся плакат «Мы против 122 закона», пройти сквозь оцепление, трое охранников в штатском без предъявления документов заломили женщине за спину руки, а мужчину сбили с ног и поволокли по асфальту. После чего передали обоих местным милиционерам и приказали задержать. Однако сотрудник милиции отвез Хайдаровых в травмопункт. Как сообщили «НИ» в московском отделении «Мемориала», сотрудники которого связывались с Евгенией Хайдаровой, у женщины зафиксировали разрыв связок плеча, а ее мужу сломали зубной мост. Теперь Хайдаровы готовят заявление в прокуратуру с требованием привлечь к ответственности избивших их людей. В милиции им сообщили, что охрана в штатском к местным служителям правопорядка отношения не имеет – «это люди тех, кто организовал телемост». По свидетельству представителей воркутинского «Мемориала», во время телемоста также были задержаны еще две женщины – лидер местного профсоюза учителей Лидия Шоличева и лидер профсоюза женщин-шахтеров Галина Романенко. Вначале их поместили в «скорую помощь», а затем на руках перенесли в милицейскую машину и увезли в отделение.

Все СМИ Краснодарского края примерно за две недели до телемоста радостно сообщили о том, что на Кубани будет два города, где жители края получат возможность пообщаться с президентом в прямом эфире – Анапа и Геленджик. Причем в Анапе были обещаны аж целых три точки, где желающие смогут побеседовать с главой государства. Когда корреспондент «НИ» прибыл утром в Анапу, на Театральной площади было пусто. До начала обещанного телемоста оставался час, но не было ни людей, ни всей сложной техники, сопутствующей подобным мероприятиям. Постепенно стали стекаться граждане, жаждущие пообщаться с Владимиром Путиным. Поговорить с президентом хотели на все наболевшие темы, начиная с того, почему срубили голубые ели на углу Набережной и Владимировской, до того, когда Литва отпустит нашего летчика. Однако шли минуты, кто-то уже якобы позвонил кому-то и видел ехавшие грузовики телекомпании «Кубань», кто-то лихорадочно пересчитывал, в каком часовом поясе находится Анапа. Сомнения развеял проходивший мимо постовой, который заявил о том, что никакого телемоста на вверенном ему участке, то есть на Театральной площади, не будет. Возмущенный народ начал кричать, что людей не пускают к Путину. Подлили масла в огонь и граждане, прибежавшие с набережной и от пансионата, где также намечалось общение с президентом. Люди отправились в администрацию города. Но там никого принимать не захотели, благо, выяснилось, что мэр находится в отпуске. А отсутствие телемоста объяснили тем, что, на самом деле, его перенесли в Геленджик еще полторы недели назад. При этом всю вину свалили на журналистов, которые якобы публикуют устаревшую информацию. Что на самом деле произошло в Анапе и почему отменили телемост, пока неизвестно. Тем более что телевизионные машины действительно видели в окрестностях города, да и милиционеры в немалом количестве присутствовали в его центре.

К телевизору с президентом можно было подойти только с пропуском.
shadow Место для телемоста в Волгограде было выбрано самое торжественное: народ общался со своим президентом на главной высоте России – Мамаевом кургане. Правда, сделать это мог далеко не каждый. Подступы к вершине охранялись не хуже, чем в 1942 году. Сотрудники милиции были буквально везде и не пускали на вершину не только жаждущих общения с главой государства граждан, но и журналистов. У всех требовали спецпропуска, но где их получить, никто не знал. Потом журналистов все же пустили, правда, отказав в этой радости фотокорреспондентам. К этому моменту камеры центральных телеканалов уже были окружены плотным кольцом студенчества. Неподалеку на специально приготовленных стульчиках терпеливо ждали команды режиссера дисциплинированные ветераны. Между молодежью и пенсионерами стоял десяток женщин средних лет. За 20 минут до начала трансляции из Волгограда пенсионерам, наконец, разрешили встать перед камерами. Затем невесть откуда появились девочки лет 7–8. И вот долгожданное общение началось. Первым к президенту обратился фронтовик Гаврилов, удивительно красиво и долго задававший вопрос, который свелся к следующему: «Как сделать, чтобы мы сейчас гордились Россией?» Вторая участница – преподаватель Волгоградского педагогического университета, мать двоих детей Надежда Максимова. Опуская длительное вступление, она спросила следующее: «Медицина становится платной. Что делать?» После ответа президента над площадкой воцарилась тишина, длившаяся несколько секунд. Прервал ее громкий крик одной из пенсионерок, видимо, рвущейся поговорить с президентом: «Да что вы тут за балаган устроили? Привезли, а вопрос задать не дали?! Я требую немедленно связаться с Москвой и дать мне возможность спросить у Путина!» Это прозвучало как сигнал: народ стал молча расходиться. «Какая подготовка? Какие заранее написанные вопросы? – удивлялся один из столичных телевизионщиков, видя неподдельный интерес журналистов к задавшим вопросы волгоградцам, утверждавшим, в свою очередь, что никто их не отбирал. – Это ролевая игра, понимаете? Мы попросили привести студентов, ветеранов. А уж какие они вопросы готовили, мы откуда знаем? Кому повезло, того и спросили».

Телемост в Томске готовился по всем канонам проведения секретной спецоперации. Съемочные группы Первого канала и «России» приехали в Томск еще в прошлую среду. А накануне, в понедельник, в Университетской роще проходила репетиция телемоста. Проверялись не только оборудование и качество связи с Москвой, но и поведение людей. Всем, кто прошел отбор, раздали специальные пропуска к месту эфира. Вчера десятки томских журналистов из местных газет, телеканалов, радиостанций тщетно пытались пробиться к месту событий. Центральные ворота при входе в Университетскую рощу ТГУ и сама роща находились под усиленной охраной, вся территория была оцеплена сотрудниками ФСБ и университетского оперотряда. Хотя первоначально предполагалось, что оцепление будет выставлено только вокруг съемочной площадки, но, видимо, организаторы в последний момент решили перестраховаться. Охранники, мило улыбаясь, всех представителей СМИ Томска отправляют в Центр культуры ТГУ: там, мол, есть администрация, она пропустит. Но у входа нас встречали снова крепкие ребята в спецодежде. Миловидная девушка дотошно проверяла удостоверения у всех желающих поучаствовать в «общенародном» разговоре с президентом. Таковых в томском списке оказалось не более 100 человек. В подавляющем большинстве это студенты, молодые ученые и преподаватели томских вузов. К съемочной площадке пытались пробиться не только журналисты, но и простые томичи. «Ну, пожилых людей хотя бы пропустите», – просили охрану корреспонденты. Все бесполезно. На вопрос, кто отдавал приказ не пускать журналистов к месту проведения телемоста, никто внятного ответа так и не дал. Возмущенные и обескураженные журналисты уже собирались расходиться, как вдруг совершенно неожиданно появились участники телемоста с президентом. Пишущая и снимающая братия сразу же окружила их плотным кольцом. «Томичи задали Путину два вопроса, – сообщил магистр ТГАСУ Дмитрий Цветков. – Первый – о возможности создания в Томске технико-внедренческой зоны, второй – о судьбе военных кафедр при университетах. На оба вопроса президент ответил как-то витиевато». Тем временем в здании университета появились ректор ТГУ Георгий Майер и замгубернатора Петр Чубик. «Почему журналистов и прочих людей не пустили на съемочную площадку»? – обрушилась на них негодующая пресса. «Все вопросы к москвичам, организаторам «прямой линии» – Первому каналу и РТР», – невозмутимо сообщил Чубик.

Корреспондент «НИ» попыталась пообщаться с президентом и непосредственно в Москве. Вопрос для президента был выбран безобидный и жизнеутверждающий: «Владимир Владимирович, как поживает ваша карликовая лошадь по кличке Вадик?» Надо признаться, судьба «мини-коня», подаренного президенту России на праздновании 1000-летия Казани, волновала редакцию давно. Ведь он животное – иноземное и теплолюбивое. Как перенес смену бактериологической среды? Подружился ли с лабрадором Кони? Заполнив небольшую анкету на специально созданном под телемост сайте www.president-line.ru, я отослала свой вопрос через Интернет. А потом на всякий случай продублировала его по телефону «горячей линии», которая работала все дни накануне телемоста. Но прошел час-другой-третий, наступило «тревожное» утро накануне, но мне так никто не перезванивал. Тогда я решила выяснить, где в Москве будут установлены камеры связи с президентом. Чтобы поехать на место и попытать «счастья» наверняка. Но оказалось, что выяснить это не так-то просто. Все «точки» были строго засекречены.

– У нас нет такой информации, – сообщили мне в Управлении делами президента.

– А у кого есть? Хочу задать вопрос президенту!

– Попробуйте позвоните на телевидение.

На Первом канале и «России», которые должны были обеспечивать бесперебойную связь президента со своими гражданами, мне тоже ничего вразумительно не ответили.

Какие населенные пункты будут выбраны в этом году – никто не знал до последнего момента. И точки установки «телемостов», куда следовало бы стекаться людям, желающим напрямую пообщаться с главой государства, до самого последнего момента держались в тайне. Только за час до эфира компетентные источники в Кремле сообщили, что в Москве пообщаться с Путиным можно будет на площади трех вокзалов. Но, приехав на станцию метро «Комсомольская», я не увидела ни камер, ни скопления народа. Никакого движения: только лениво переминающиеся с ноги на ногу парковщики в желтой униформе и суета приезжающе-отъезжающих народных масс. Как рассказал потом мне тот же самый источник в Кремле, в последний момент «включение» в столице решили не делать. Но по каким причинам москвичей «обделили» – загадка. Так и осталась невыясненной судьба карликового коня Вадика. А ведь поговаривают, что животное скучает в своей конюшне в Ново-Огарево, потому что президент очень занят на работе и редко его навещает.


Опубликовано в номере «НИ» от 28 сентября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: