Главная / Газета 12 Сентября 2005 г. 00:00 / Политика

Михаил Федотов

Закон почти не виден

shadow
На сегодня в Министерстве культуры и массовых коммуникаций РФ запланирована премьера. Впервые на сцене будут представлены «Основные направления государственной политики по развитию сферы культуры и массовых коммуникаций в Российской Федерации» – эдакая канцелярская мелодрама с входящими и исходящими о неразделенной любви общего отдела к прекрасному, культуре, и к – с трудом терпимому – прессе. Шумный успех почти гарантирован, поскольку среди публики ожидаются тузы из обеих сфер, точнее – колод, сведенные в соответствующие экспертные советы. Я и сам был бы готов аплодировать этому, как сказано в тексте, «контракту общества с министерством», если бы не опасение, что мои хлопки могут быть восприняты как подобострастное «Ку!» в отношении планов министерства подарить России новый закон о СМИ.

Конечно, законом больше, законом меньше – невелика разница для страны, где среди населения одни только зануды соблюдают все законы, а среди начальства – вообще никто. Однако закон о СМИ – особая статья. Недаром известный антисемит Борис Миронов в пору пребывания на посту главы Роскомпечати называл его костью в горле у власти и обещал пренепременно вырвать. Но не преуспел: Борис Ельцин предпочел заигравшемуся Петрушке закон, оберегая его как лакмусовую бумажку демократии от всяких подозрительных пятен. Скажем прямо: первый российский президент хранил закон о СМИ как священный Грааль, не пропустив ни одной реакционной поправки. Напротив, во многих своих указах он требовал строгого его соблюдения.

Отношение второго российского президента к закону о СМИ не столь однозначно. С одной стороны, с его властной руки вступили в силу поправки, позволяющие свернуть шею любому изданию, но, с другой стороны, их сила пока остается лишь на бумаге. То же и с новым законом о СМИ: в июне 2002 года Владимир Путин заявил о его необходимости, после чего из Кремля неоднократно доносилось прямо противоположное.

И вот теперь Минкультуры решительно бросилось на закон о СМИ, посчитав его вражеской амбразурой. Основания избраны самые бронебойные: принятый в 1991 году закон «не соответствует Конституции Российской Федерации, новому Гражданскому кодексу Российской Федерации, не способен в полном объеме регулировать интенсивно прогрессирующий рынок масс-медиа». Правда, в проекте концепции закона – а он уже гуляет по чиновным кабинетам – признается, что имеющиеся противоречия носят преимущественно терминологический характер. И вправду, например, в законе о СМИ говорится о «возмещении морального вреда», а в Гражданском кодексе то же самое называется «компенсацией морального вреда».

Неужели ради исправления подобных мелких нестыковок, не вызывающих, кстати, никаких проблем в правоприменительной практике, решено менять «лакмусовый» закон? Разумеется, нет. Под прикрытием либеральных разговоров о необходимости создать «правовые конструкции, которые помогут наладить цивилизованный бизнес в сфере массовых коммуникаций, обустроить рынок, поддержать процессы концентрации СМИ, обозначив при этом их предел и исключив их монополизацию», готовятся меры по превращению электронной и печатной прессы в инструмент двойного назначения: «инструмент создания единого культурного и информационного пространства» и «эффективный инструмент в борьбе с терроризмом».

Дураки американцы после трагедии 11 сентября 2001 года никакого подобного инструмента не выдумывали, а вот уже четыре года живут без терактов. У нас же что ни день, то фугас или засада. Да и как увязать идею превращения СМИ в «инструмент» с недавней рекомендацией ПАСЕ, подчеркнувшей «важность информирования общественности в полном объеме о террористических актах, в том числе о страданиях, причиненных этими актами, а также о социальных, культурных и политических последствиях таких актов».

О каком «терроризме» идет речь, становится понятно, когда видишь предполагаемые сроки внесения законопроекта в Государственную думу – апрель 2007 года. Иными словами, к федеральным парламентским и президентским выборам нам готовят новое не только избирательное, но и медийное законодательство. Чтобы ни-ни!..

И еще одна характерная деталь: не только широкая общественность, но и ни один из экспертов, приглашенных министерством в состав рабочей группы по совершенствованию законодательства о СМИ, не был ознакомлен с подготовленной концепцией закона. Видимо, Общественная палата будет работать по той же технологии.

Автор – министр печати РФ в 1992–1933 гг., секретарь Союза журналистов России.


Опубликовано в номере «НИ» от 12 сентября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: