Главная / Газета 17 Августа 2005 г. 00:00 / Политика

Большевики вышли из подполья

Верховный суд реабилитировал партию Эдуарда Лимонова

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Во вторник Верховный суд РФ отменил решение Московского областного суда от 29 июня нынешнего года о ликвидации Национал-большевистской партии. Теперь прокуратура готовится к новому рассмотрению дела, а лидер НБП Эдуард Лимонов – к перерегистрации партии, намеченной на декабрь. Вчера же нацболы едва не сорвали выступление Владимира Путина на открытии авиасалона МАКС-2005 в подмосковном Жуковском.

Даже в день реабилитации своей партии нацболы устроили акцию в Жуковском.
Даже в день реабилитации своей партии нацболы устроили акцию в Жуковском.
shadow
Активисты НБП не упустили вчерашнюю возможность напомнить о своем существовании лично главе государства. Едва президент начал произносить речь на открытии авиасалона, как в толпе зрителей появился плакат «Путина – в отставку», несколько человек принялись кричать: «Свободу! Свободу!» – и разбрасывать листовки, в которых президента обвиняли в гибели людей в ходе терактов и требовали освободить политзаключенных и провести досрочные выборы в Госдуму. После чего «лимоновцы» попытались скрыться, но милиция задержала 6 человек. На момент подписания номера они находились в местном ОВД. По стечению обстоятельств именно в этот момент Верховный суд отменял запрет НБП.

Перед вчерашним заседанием Верховного суда Эдуард Лимонов был настроен на поражение. «Мы ожидаем, что Верховный суд подтвердит решение Московского областного суда, и партия будет запрещена, – заявил лидер НБП. – Но запретить собираться они не могут. Символику тоже запретить нельзя – у нас серп и молот восемь партий используют». Национал-большевики пришли на заседание втроем – лидер Эдуард Лимонов, пресс-секретарь Александр Аверин и адвокат Виталий Варивода. Сторону обвинения представляли старший прокурор Мособлпрокуратуры Наталья Михлина и сотрудница Московского областного отделения Федеральной регистрационной службы (ФРС) Мария Гусева. Судья Виктор Кнышев начал заседание с оглашения решения Мособлсуда от 29 июня нынешнего года, из которого следовало, что Национал-большевистская партия в период с 1998 по 2003 год не информировала госорганы о своей деятельности в объеме данных, включаемых в реестр (юридический адрес и сведения о руководстве).

Что НБП не может иметь в своем названии слово «партия», так как зарегистрирована как межрегиональная общественная организация, и что в уставе НБП не могут быть слова об участии в выборах, потому что в выборах разрешено участвовать только партиям.

Адвокат Виталий Варивода в ответ сообщил, что еще на съезде 2 августа 2003 года организация исключила из устава слова об участии в выборах и переименовалась в «Национал-большевистский порядок». Однако Управление юстиции Московской области документы принять отказалось. А что касается сведений для внесения в реестр, то партия их регулярно сообщала, только не Управлению Минюста по Московской области, а напрямую в Минюст. Один из судей поинтересовался, неужели Минюст не мог пересылать их в свое подразделение по Московской области. Сотрудница ФРС Мария Гусева ответила, что не мог, потому что «у нас 89 субъектов, и если все организации будут подавать документы в Минюст, он их рассылать в региональные управления не сможет».

Эдуард Лимонов зачитал заготовленный текст с угрозами, что НБП уйдет в подполье, потому что «Россия стала страной репрессий против инакомыслящих партий». «Чего вы все время употребляете слово «партия»? Вы же межрегиональная общественная организация?» – поинтересовался один из судей. Но Эдуард Лимонов продолжал: «Секретари региональных отделений партии единогласно высказались за продолжение деятельности партии». Прокурор Наталья Михлина в свою очередь заявила, что никакой политики и заказа в деле нет, а изменения в устав хоть и были приняты на съезде, но в Управлении Минюста по Московской области не зарегистрированы, а «другого способа регистрации закон не предусматривает». А Мария Гусева подтвердила, что НБП подавала документы 4 раза, но всякий раз там находили нарушения: «То в уставе указан один адрес, в гарантийном письме – другой. То в протоколах об избрании делегатов на съезд ошибки. Как предоставляли документы с нарушениями, так и предоставляют».

Судьи совещались за закрытыми дверями около часа. Затем Виктор Кнышев объявил: решение Московского областного суда от 29 июня 2005 года отменить. Прокурор Наталья Михлина и сотрудница ФРС Мария Гусева быстро покинули зал? сказав журналистам, чтобы за комментариями звонили в пресс-службу. Позднее начальник пресс-службы Генпрокуратуры Наталья Вишнякова сообщит, что в этом учреждении с решением Верховного суда не согласны и будут его обжаловать. А Эдуард Лимонов тем временем сменил гнев на милость и заявил, что «государство не враг, просто есть люди, которым надо уйти». Он также сообщил, что сейчас НБП готовится к официальной перерегистрации в партию, которая должна состояться в декабре. Что численность организации за полгода выросла с 17 тыс. до 22 тыс. членов (для регистрации партии необходимо 50 тыс. членов). И что ФСБ начала внедрение своих людей в НБП. «Мы всегда совершали только ненасильственные действия. Если что-то произойдет – это провокация», – предупредил вождь НБП.



Борис КАГАРЛИЦКИЙ, директор Института проблем глобализации:
– Власть и НБП нуждаются друг в друге. С одной стороны, НБП нужны поводы для того, чтобы «пиариться». С другой стороны, за последнее время власть выработала новый сценарий, который парализует подобную угрозу. Если раньше было лобовое столкновение между властью и радикалами, то сейчас власть создала своих собственных радикалов в лице, например, «Наших». Допустим, если милиция на улице бьет акмовцев или нацболов, то это – «преступление режима». А вот в случае, когда толпа «Наших» дерется с теми же «лимоновцами», то это уже называется «массовое молодежное хулиганство». И оно, в свою очередь, вызывает потребность укрепления правопорядка. Поэтому я думаю, НБП вполне вписывается в этот новый сценарий укрепления вертикали власти.

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований:
– Мы видим, что Генпрокуратура раз за разом проваливается при подготовке материалов для политически важных дел. Наиболее явные из них – это выдача эмиссара чеченских боевиков Ахмеда Закаева. Наши прокуроры могут провести свои решения в основном в тех судах, с которыми у них есть хорошие политические связи. А если нет возможности реализовать политическое давление, то происходит провал как в случае с НБП. По большому счету дело НБП было сформировано органами власти, которые сначала создавали нацболам трудности при подаче документов, а потом им же и предъявляли претензии, что документы не поданы. В то же время, я думаю, власти не оставят попытки ликвидировать организационную структуру НБП, поскольку они рассматривают ее как зародыш фашистской партии в левой форме.

Записали Евгения ЗУБЧЕНКО, Марьям МАГОМЕДОВА

Опубликовано в номере «НИ» от 17 августа 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: