Главная / Газета 3 Августа 2005 г. 00:00 / Политика

Елена Башкирова

«Женщины не любят реформаторов»

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Удивительная вещь происходит с российскими женщинами. Если бы правом голоса обладали только они, а мужчины по каким-то причинам не были допущены к голосованию на выборах в Думу, то они никогда не сказали бы «да» демократам – партии «Яблоко» или, например, лично Анатолию Чубайсу. На первом месте по популярности у слабого пола стоит «Единая Россия», на втором – КПРФ. Таковы данные исследования, проведенного в июле социологами группы «Башкирова и партнеры». Об этих и других парадоксах соцопроса «НИ» рассказала глава группы Елена БАШКИРОВА.

shadow
– Почему женщины, согласно вашим данным, любят Путина и не любят Жириновского и Рогозина?

– Любят не столько Путина, сколько его виртуальный образ. Какой он на самом деле, мы не знаем. Путин в глазах народа – человек очень искренний, заботящийся о людях. Он очень часто отвечает на волнующие всех вопросы, знает проблемы и предлагает пути их решения. Жириновский тоже умеет находить болевые точки. Но решения он обычно дает парадоксальные, непригодные к жизни. Вспомните его обещание дать каждой женщине по мужику. Для большинства представительниц слабого пола это оскорбление. Или драка в Госдуме, когда он таскал женщину за волосы. Женщины такое не прощают. А Рогозин излишне агрессивен. Женщинам в отличие от мужчин агрессивность не нравится. К тому же Жириновский и Рогозин – это люди, которые только говорят. Реальных результатов от этого никто не видит. А при Путине жизнь стала лучше. Я не говорю, что благодаря ему. Но экономические показатели действительно растут.

– Американцы утверждают, что женщинам не важно, что говорит политик, а главное – как он выглядит. Для наших избирательниц это тоже справедливо?

– По нашим исследованиям, внешность политика большой роли для женщин не играет. Гораздо важнее его активность. А что касается Владимира Путина, то его внешние данные оцениваются женщинами очень высоко. Во время опросов некоторые называли его чуть ли не секс-символом. Говорили, что он интересный высокий мужчина. Такое искажение реальности называется «переносом». Когда я в целом к вам позитивно отношусь, я считаю вас умным и красивым, даже если на самом деле это совсем не так.

– А как женщины относятся к товарищу Зюганову?

– Тут все зависит от возраста и социального положения. Пожилые и малообразованные его поддерживают. Но людям нравятся реальные результаты. Как у Лужкова. При всем том, что мы о нем знаем, люди видят, что дороги стали лучше, магазины открылись, повсюду ведется строительство. А лидеры партий не могут похвастаться, к примеру, тем, что мост построили. У них функция другая, они законодатели. И к ним обращены все упреки – вы были в парламенте и ничего не сделали.

– Но у демократических партий среди женщин рейтинг выше, чем среди мужчин.

– Не надо обольщаться, все равно эта цифра очень маленькая. СПС и «Яблоко» поддерживают интеллигентные женщины: менеджеры, ученые, деятели культуры, женщины-предприниматели и жены предпринимателей. Рабочих среди них нет. А реформаторов – Гайдара и Чубайса – женщины не любят даже сильнее, чем мужчины. Слишком реформы ударили по карману. Ломались судьбы, многие сменили работу на менее квалифицированную. Мужчина с высшим образованием говорит, я не умею торговать. А женщина–кандидат наук становится челноком, чтобы прокормить семью. Основная тяжесть реформ легла именно на женщин.

– Чисто женские, феминистские партии могут рассчитывать на победу на выборах в Госдуму?

– Главный фактор успеха партии на выборах – наличие сильного лидера. Пока что такого лидера среди женщин нет. Возможно, у Эллы Памфиловой был такой потенциал. Также популярна Валентина Матвиенко, точнее, ее виртуальный образ. Она давно на телеэкране и стала ближе многим российским женщинам. Остальные женщины-политики либо непривлекательны по личностным характеристикам, либо неверно строят PR-стратегию. Так, у женщин никогда не вызовет симпатию излишне эмансипированная женщина-лидер. Им гораздо сильнее импонирует женственность. Нужно ждать, пока лидер появится сам. Я, например, не верю, что СПС сейчас сделает лидера из Маши Гайдар.

– А на президентских выборах в России у женщины есть шанс?

– Да. Но пока такой женщины нет. Ирина Хакамада умеет искренне говорить, но не всем близки ее идеи.

– А каковы перспективы создаваемой сейчас партии солдатских матерей?

– Невысокие. Если они наберут больше одного процента голосов, это будет большой успех. Они занимаются очень нужным делом. Но от политиков должно исходить ощущение силы. А солдатские матери – они хорошие, но слабые. Власть их не слышит. Сколько можно кричать, вопить, а мальчиков как убивали, так и убивают.

– То есть люди проголосуют за «Единую Россию», которая отменяет отсрочки, а не за солдатских матерей, которые хотят отменить призыв?

– Выходит, что так.

– Насколько справедливо утверждение, что абсолютному большинству женщин политика чужда и лишь несколько процентов активисток шумят, протестуют, чего-то требуют?

– В любом обществе большинство людей – и женщин, и мужчин – политикой не интересуются. Это нормально. Но в странах Северной Европы соотношение мужчин и женщин в парламентах примерно равное. Это показывает уровень развития демократии. Который у нас очень низок.

– Тогда, может быть, вовсе незачем устанавливать 30%-ную квоту для женщин в партийном списке? Давайте просто развивать демократию, и все придет само собой.

– Развитие демократии – путь длиной в десятилетия. Когда-нибудь у нас во власти мужчин и женщин тоже будет поровну. Но общество должно осознать, что женщина в политике может быть на равных с мужчиной. Квота эту проблему не решает.

– Связано ли неучастие женщин в политике с их нелюбовью к организациям, к жесткой дисциплине? Например, криминологи подметили, что в мужских тюрьмах существует четкая иерархия, все заключенные поделены на касты. А в женских ничего подобного нет.

– Наоборот, женщины более организованны, лучше адаптируются, подстраиваются под руководство. Женщины более коммуникабельны. Мужчины обычно ходят только на работу и с работы. А женщины, как матери, вынуждены ходить и в детский сад, и в школу, и к врачам, улаживать всевозможные конфликты. У них гораздо больший опыт общения, касающийся различных сфер жизни.

– Вы, как женщина, лично сталкивались с дискриминацией?

– Никогда. Я генеральный директор организации, которую сама создала. Я допущена во все мужские аналитические группы, социологические, политологические. Ни разу не было такого, чтобы кто-то из мужчин пренебрежительно сказал: «Чего ее слушать». Но обычно я одна на несколько десятков мужчин. Или нас трое–пятеро женщин. А больше никого нет.



ЕСЛИ БЫ ВЫБОРЫ В ГОСДУМУ СОСТОЯЛИСЬ СЕГОДНЯ, ЗА КАКУЮ ПАРТИЮ ВЫ БЫ ПРОГОЛОСОВАЛИ?

 МужчиныЖенщины

«Единая Россия» 33,0% 37,7%
КПРФ 10,4% 6,5%
ЛДПР 11,1% 5,1%
«Родина» 5,3% 3,9%
СПС 1,2% 3,1%
«Яблоко» 1,1% 1,9%
Источник – «Башкирова и партнеры»

ЕСЛИ БЫ НА ПОСТ ПРЕЗИДЕНТА РФ БАЛЛОТИРОВАЛИСЬ ТОЛЬКО ЖЕНЩИНЫ, КАКУЮ КАНДИДАТУРУ ВЫ БЫ ПОДДЕРЖАЛИ?

Валентина МАТВИЕНКО 21,1%
Ирина ХАКАМАДА 10,5%
Валентина ТЕРЕШКОВА 8,6%
Любовь СЛИСКА 5,1%
Элла ПАМФИЛОВА 4,8%
Светлана ГОРЯЧЕВА 4,5%
Валерия НОВОДВОРСКАЯ 1,9%
Против всех 21,0%
Источник – «Башкирова и партнеры»

ЕСЛИ БЫ ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА СОСТОЯЛИСЬ СЕГОДНЯ, ЗА КОГО БЫ ВЫ ПРОГОЛОСОВАЛИ?

 МужчиныЖенщины

Владимир ПУТИН 47,6% 56,7%
Владимир ЖИРИНОВСКИЙ 9,1% 3,9%
Геннадий ЗЮГАНОВ 6,6% 5,2%
Дмитрий РОГОЗИН 1,7% 0,9%
Ирина ХАКАМАДА 0,7% 2,1%
Источник – «Башкирова и партнеры»

Опубликовано в номере «НИ» от 3 августа 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: