Главная / Газета 18 Июля 2005 г. 00:00 / Политика

Кричите: «Ой, хорошо!»

«Наши» уехали на Селигер и учатся там проводить массовые акции

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

В лагере движения «Наши» на озере Селигер нет отбоя от высоких гостей. За первую неделю существования его посетили замглавы администрации президента Владислав Сурков, губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин, сенатор Михаил Маргелов, председатель Комитета Госдумы по делам СНГ Андрей Кокошин и политтехнолог Глеб Павловский. Побывал в нем и корреспондент «НИ», решивший познакомиться лично с теми, кто грозится модернизировать страну.

shadow
Лагерь «Наших» разместился в сосновом бору на берегу озера Селигер. По периметру он обтянут красным скотчем, на деревьях объявления – «Проход запрещен. Арендованная территория». В проходах – охрана в камуфляже с рацией, правда, без оружия. Около 3 тыс. комиссаров и сторонников движения уже неделю живут в палатках по 4 человека. Средний возраст 17–20 лет. Активисты разделены на 18 отрядов по 7 групп из 20 человек. Из бытовых удобств в лагере имеются передвижные туалеты, передвижные же душевые кабинки и агрегаты для стирки белья. Еду готовят на костре дежурные. На завтрак и ужин какая-нибудь крупа или макароны с тушенкой, на обед добавляется суп из картошки, капусты, морковки, тоже с тушенкой. Все это запивают чаем со сгущенкой или компотом из сухофруктов. Спиртные напитки запрещены – их распитие наказывается отчислением из лагеря. Отчислить также могут за самовольный выход за территорию лагеря и нецензурную брань.

Подъем в 7.30. Просыпаются «Наши» под гимн России. В 8 построение на поляне у сцены. После построения кросс. Парни бегут 5 км, девушки – пока не устанут. Некоторые устают сразу за воротами лагеря, и вереница убегающих сменяется вереницей возвращающихся. Тем временем приставленные к каждой группе инструкторы проверяют палатки, не остался ли кто внутри. Впрочем, от бега можно уклониться на законных основаниях. Каждое утро в медпункт выстраивается очередь желающих получить освобождение. Обычно больных набирается 200–250 человек. Самые частые диагнозы – простуда, давление и укус насекомых.

После завтрака с 10 утра начинаются лекции. Всего в лагере проводят занятия по 7 программам – «Массовые акции», «Сплачивающие мероприятия», «Социальный сектор», Информационное, Интеллектуальное, Экономическое и Аналитическое направления. Занятия проходят на поляне, лектор сидит в тени, активисты рассаживаются вокруг на ковриках и покрывалах. Некоторые приходят в плавках и купальниках, чтобы по ходу позагорать. Среди активистов ходят инструкторы и переписывают членов вверенных им групп. По цвету маек в лагере различают, кто есть кто. Простые активисты ходят в белых, те, кто участвовал в марше 15 мая по Ленинскому проспекту Москвы, – в красных, инструкторы – в желтых, охрана – в черных. Инструктор обязан контролировать все перемещения подопечных. В случае ЧП он может лишиться зарплаты.

Программу «Массовые акции» ведет лидер движения Василий Якеменко. Занятие начинается с того, что он предлагает всем желающим рассказать, какую массовую акцию они могли бы провести. Выходит парень из Воронежа и говорит, что он организовал бы акцию «Остановим смерть на дорогах». Заключается акция в том, что в один прекрасный день по центру Воронежа на огромной скорости с нарушением всех правил дорожного движения проносится автомобиль. Потом он останавливается, к нему подходят «Наши», разбивают стекла, снимают колеса и разрисовывают машину призывами правильно ездить. Василий Якеменко говорит, что на следующий день в газетах появится статья: «Не зная, чем привлечь внимание к своей угасающей организации, «Наши» носятся по центру Воронежа на автомобиле, распугивая прохожих, а потом эту машину разбивают и раскрашивают. И это поколение, которое собирается модернизировать страну!»

Пристыженный парень садится. Встает девушка и говорит, что она бы организовала доставку воды в лагерь, потому что «потребность в нормальной воде огромная, а в магазине возле лагеря ее стали продавать втридорога». Василий Якеменко соглашается, но говорит, что за водой кто-то должен ездить. «Ты и будешь. Батон я тебе дам, это автомобиль такой. Вот, запоминайте, кому тару для воды сдавать». Следующий активист хочет бороться с игровыми автоматами и для этого придумал возить подростков на экскурсии. «Не поедут, – говорит Василий Якеменко. – Вот если на танке повезешь, тогда поедут. А иначе не поедут».

Помимо учебы в лагере предусмотрена спортивно-развлекательная программа. К услугам «Наших» 300 велосипедов, больше полусотни байдарок, десять катамаранов, четыре «банана», тренажеры для скалолазания и просто тренажерный зал. Правда, выезжать на велосипеде за территорию лагеря можно только в сопровождении инструктора, а на байдарки и «бананы» на берегу выстраивается огромная очередь. Еще в лагере издается газета «Наши Известия», которая пишет про усердие «Наших» в овладении знаниями. Среди художников проводится конкурс политического плаката. Один из плакатов: богатырь в футболке «Наших» держит за хвост вниз головой змею с надписью «НБП». По вечерам в лагере проходят концерты. Из звезд уже побывали Земфира и Уматурман, и охране с трудом удалось прогнать местных, которые пробрались в лагерь послушать звезд.

Каждый день лагерь посещают высокие гости – губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин, сенатор Михаил Маргелов, председатель Комитета Госдумы по делам СНГ Андрей Кокошин. В минувшую среду приезжал замглавы администрации президента Владислав Сурков, который заявил, что для «Наших» он свой. А в минувшую субботу перед комиссарами выступал политтехнолог Глеб Павловский. Он говорил, что в преддверии выборов 2007–2008 годов уже готовятся массовые беспорядки и Россия может повторить судьбу Украины, где «избранных людей лишили возможности выступить в той роли, на какую их избрали». Угроза для России исходит с Запада, где СМИ создают представление о русских как о «вредоносной нации», которую надо либо изолировать, либо преподать урок «жесткой любви».

Во сколько обходится лагерь, руководство «Наших» говорить отказывается. Василий Якеменко утверждает, что в меньшую стоимость, чем организация марша в Москве 15 мая. Источники финансирования также держатся в тайне. «Кремль оказывает только моральную поддержку, но эта поддержка дорогого стоит», – заметил г-н Якеменко. И пояснил, что она не позволяет бизнесменам, к которым обращается лидер «Наших», отказаться от спонсорства.

Сами активисты в присутствии инструкторов говорят о модернизации страны и обещают завалить российскими товарами мировой рынок. В неофициальных беседах признаются, что в лагере «Идущих вместе» была свобода, а здесь никуда не уйдешь и надоела «одна тушенка и сгущенка». Ежедневно лагерь покидают по 10–15 человек, которым надоело вставать под гимн и хочется пить не только чай и компот из сухофруктов. Досрочный уход из лагеря означает прощание не только с организацией, но и с возможностью бесплатно получить второе высшее экономическое образование в Национальном институте «Высшая школа управления». Филиалы этого института есть во всех городах, где есть отделения «Наших», и туда автоматически зачисляют всех комиссаров – сторонников, которые уже давно участвуют в движении и чем-то себя проявили.

Днем двое парней, устав от лекций и жары, убежали купаться на пляж возле лагеря. Войдя в воду, один из них от восторга выкрикнул непечатное слово. С берега тут же донеслось: «Молодые люди, вы забыли. «Ой, как хорошо!» кричать надо!»



НЕ «НАША» МОЛОДЕЖЬ

В минувшие выходные отряд пограничников ликвидировал лагерь Молодежного левого фронта (МЛФ) на берегу Черного моря. С середины минувшей недели около 60 активистов левых молодежных организаций (Авангард красной молодежи, Союз коммунистической молодежи, Революционный коммунистический союз молодежи и др.) разместились около поселка Архипово-Осиповка (Краснодарский край) «для совместного прослушивания лекций и обмена опытом революционной борьбы». Однако уже на второй день существования лагеря туда пришли трое в военной форме с видеокамерой, засняли происходящее и потребовали списки с именами и адресами молодых коммунистов. Эта информация, по их словам, была необходима для предотвращения несчастных случаев. А в минувшую субботу несколько десятков вооруженных пограничников явились в лагерь и заставили активистов МЛФ покинуть территорию под предлогом того, что это пограничная зона. В воздухе в это время барражировал вертолет. Как сообщил «НИ» координатор МЛФ Илья Пономарев, в настоящее время связи с участниками лагеря нет. Между тем граница проходит в 150 километрах от лагеря, а рядом находится множество вполне легальных мест отдыха.

Наталья КАЛИНИНА

Опубликовано в номере «НИ» от 18 июля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: