Главная / Газета 24 Июня 2005 г. 00:00 / Политика

За полшага до взрыва

Сегодня даже Чечня кажется островком спокойствия в море страстей, бушующих на Северном Кавказе

ВЛАДЛЕН МАКСИМОВ

То, что на Северном Кавказе неспокойно, уже давно перестало быть новостью. Но именно за последний месяц обстановка на Юге России значительно обострилась. К старым нерешенным проблемам добавились новые конфликты. Причем на общем фоне традиционно неспокойная Чечня выглядит вполне стабильно. Кризис захватывает все республики этого региона. «НИ» попытались обозначить главные очаги, которые, если не предпринять своевременных мер, могут привести к полной потере контроля за ситуацией со стороны федерального Центра. Спокойных республик на Северном Кавказе сегодня не осталось. На общее тяжелое социально-экономическое положение региона накладываются многочисленные межэтнические и политические конфликты. Не проходит и недели, чтобы полпред президента РФ в Южном федеральном округе Дмитрий Козак не был вынужден в срочном порядке выезжать из Ростова-на-Дону, говоря современным языком, для «разруливания» непростых ситуаций.

Беженцы из станицы Бороздиновская боятся возвращаться из Дагестана домой.
Беженцы из станицы Бороздиновская боятся возвращаться из Дагестана домой.
shadow
Чечня и Дагестан

За последнюю неделю ситуация на границе между этими крупнейшими на Северном Кавказе республиками обострилась настолько, что впору вспоминать рейд Шамиля Басаева в Дагестан, с которого началась вторая чеченская война. После того как в Чечне неизвестное подразделение Минобороны РФ, состоящее, по данным секретаря Совбеза Дагестана Ахмеднаби Магдигаджиева, из жителей Чечни, зачистило 4 июня станицу Бороздиновская, более тысячи ее жителей перебрались в соседний Дагестан. Беженцы для Чечни не новость, но в станице в основном проживают представители народов Дагестана, так что в воздухе запахло конфликтом на межэтнической почве. К тому же разбившие палаточный лагерь беженцы требуют предоставить на территории Дагестана землю для строительства нового жилья. Прибывший в минувшую среду в Грозный полпред президента РФ Дмитрий Козак очень четко оценил степень опасности нового конфликта: «Северный Кавказ сгорит, если начнется переселение людей из одного региона в другой по этническим признакам».

Между тем внутренняя ситуация в двух республиках весьма отличается от ситуации 1999 года. За шесть прошедших лет Дагестан в результате непродуманных действий федеральных властей окончательно потерял былую стабильность, которую в свое время не смогли нарушить даже боевики Басаева. Несколько лет Кремль заставлял Дагестан ввести всенародные выборы главы республики. И вот когда год назад Конституцию изменили под это требование, Владимир Путин отменил прямые выборы губернаторов по всей России. Хрупкий баланс власти был нарушен, что в результате аукнулось Дагестану непрекращающимися терактами и убийствами чиновников.

В Чечне, напротив, ситуация стабилизировалась. У власти благодаря поддержке Москвы прочно встал клан Кадыровых, вся оппозиция довольно прочно локализирована в горах, а ее лидер Аслан Масхадов уничтожен. Правда, предстоящие этой осенью выборы парламента несколько оживили политическую ситуацию в республике. «НИ» уже писали о разгорающемся конфликте между первым вице-премьером ЧР Рамзаном Кадыровым и бывшим мэром Грозного Бисланом Гантамировым. Впрочем, обе стороны избегают обычных для Чечни столкновений, предпочитая писать письма своим покровителям в Кремль. Но в любом случае сегодня в республике национальный вопрос уже остро не стоит – за десять лет войны Чечня стала практически моноэтническим регионом.

По мнению директора Института региональных проблем Максима Дианова, сегодня на дагестано-чеченской границе предпринимается очередная попытка вовлечения в конфликт как можно большего числа жителей Северного Кавказа. «Вся эта игра на родоплеменных взаимоотношениях, с моей точки зрения, разыгрывается достаточно грамотно, – заявил политолог в интервью «НИ». – Задача – втянуть в конфликт даже не государственные образования, а как можно больше кланов и народов. Наличие в том же Дагестане 16 национальностей и возможность доказать одним, что они страдают от того, что их притесняют другие, – это очень действенная пиар-акция». При этом г-н Дианов уверен, что сейчас ситуация раскручивается с учетом опыта чеченских беженцев в Ингушетии. Всеми способами террористы и стоящие за ними силы создают нетерпимые условия для беженцев и проблемы для местного населения Дагестана. «Теперь дагестанские власти будут вытеснять этих людей обратно на территорию Чечни. Получается, как камнепад – один камень толкает другой, – пояснил политолог. – Сейчас именно Дагестан является пороховой бочкой. В той же Кабардино-Балкарии или Адыгее все-таки локальные проблемы. Если там начнется конфликт, то воевать будут на всем Северном Кавказе».



Кабардино-Балкария

Обстановка в Кабардино-Балкарии обострилась в конце мая. Поводом для акций протеста стало убийство главы администрации балкарского села Хасанья Артура Зокаева, совершенное неизвестными преступниками 15 мая этого года. Убитый выступал против принятого недавно парламентом республики закона о статусе и границе муниципальных образований. По этому закону два балкарских селения – Хасанья и Белая Речка – должны войти в состав административной территории города Нальчика, что, по мнению балкарцев, ущемляет их права. В Нальчике состоялся митинг, на котором протестующие потребовали отменить спорный закон о муниципальном делении и отозвать из парламента республики депутатов-балкарцев, допустивших его принятие. Кроме этого прозвучали призывы восстановить в границах 1944 года республику Балкария.

Ведущий аналитик Центра геополитических экспертиз Павел Зарифуллин считает, что ситуация в Кабардино-Балкарии становится все менее управляемой и, конечно, тесно связана с общим кризисом на Северном Кавказе. Во-первых, продолжает существовать национально-территориальная структура деления Северного Кавказа, доставшаяся нам от СССР, которая является постоянной причиной для конфликтов. «Ведь загонять в одну республику кабардинцев, балкарцев и русских и ставить у власти представителя одной национальности означает заранее подготовить конфликт, – сообщил «НИ» аналитик. – Хотя именно в КБР десятилетиями, еще с советских времен, квоты экономического и политического влияния были поделены между кабардинцами и балкарцами».

При этом, по словам г-на Зарифуллина, русское население, которое составляет более половины от общего числа жителей республики, во властных структурах представлено слабо. То, что сегодня произошло перераспределение этих квот, по его мнению, говорит о каких-то фундаментальных сдвигах. «Для того чтобы убить главу администрации поселка в Кабардино-Балкарии, должны были быть гипервеские причины. Последние лет десять в Нальчике даже драк между кабардинцами и балкарцами не было», – рассказал политолог. Второй причиной обострения ситуации в республике Павел Зарифуллин считает то, что сегодня на Кавказе активно действуют структуры наших геополитических противников. «В том же Нальчике легально существуют до 20 иностранных фондов из Саудовской Аравии, Иордании, Турции, Великобритании, США и Германии. Собственно говоря, Нальчик превратился в Швейцарию образца 1945 года. Это внешнее давление также нагнетает ситуацию», – сообщил он «НИ».



Ингушетия и Северная Осетия

Эти две республики, к сожалению, уже 13 лет разъединяет неразрешенная проблема пригородного района, который некогда был передан Сталиным из состава Ингушетии в Северную Осетию. В результате все действия местных властей по решению социальных проблем, общих для всего Северного Кавказа, в этих республиках рассматриваются через призму старого конфликта. В Северной Осетии немалую напряженность добавила и прошлогодняя трагедия в Беслане. В эти дни во Владикавказе проходит суд над единственным задержанным в Беслане террористом, и даже недавняя отставка Александра Дзасохова не в состоянии снизить накал страстей.

По мнению члена научного совета центра Карнеги Алексея Малашенко, то, что ситуация на Северном Кавказе везде крайне тяжелая, видно даже из официального доклада Дмитрия Козака, но при этом властью ничего не делается для ее исправления. «Я совершенно не понимаю, почему во главе Ингушетии остался Зязиков? Ведь это человек, который не пользуется авторитетом, – сообщил «НИ» политолог. – Человек, который ровно год назад допустил удар по Назрани, а сам в этот момент попросту исчез. Человек, который не смог наладить отношения с Осетией».

В этом смысле уход в отставку осетинского президента Александра Дзасохова, по словам г-на Малашенко, все-таки положительный шаг. И произошло это не потому, что он старый, а потому, что он попросту не справился с ситуацией, потому что им действительно недовольно общество. Однако уход Дзасохова – это только полумера. «Эта позиция временщиков, которая может привести к самым неожиданным последствиям, – сказал политолог. – Тем более что в обеих республиках есть люди, которые открыто призывают к радикальным переменам». В данной ситуации поводом для обострения ситуации может стать все, что угодно. В том числе и нерешенная проблема Пригородного района. Та оппозиция, которая существует в Ингушетии и Северной Осетии, сегодня просто загнана в угол. «А когда выяснится, что врала даже комиссия по Беслану, о которой так долго говорили, то это приведет к недоверию людей и к Центру, и к местной власти», – пояснил г-н Малашенко.



Карачаево-Черкесия

Как и в Северной Осетии, напряженную обстановку в Карачаево-Черкесии подогревают сразу два громких судебных процесса. Первый идет над бывшим зятем президента КЧР Мустафы Батдыева депутатом местного парламента Али Каитовым. Его обвиняют в убийстве сразу семи жителей республики в октябре прошлого года на собственной даче. Исчезновение одного депутата местного парламента и шести бизнесменов и попытки местных властей замять дело привели к массовым беспорядкам. Родственники погибших дважды захватывали здание правительства КЧР, требуя отставки г-на Батдыева. Второй суд, собственно, идет над зачинщиками этих беспорядков. Тогда, в ноябре прошлого года, ситуацию спас приезд Дмитрия Козака, который, с одной стороны, добился объективного расследования преступления, но с другой – поддержал Мустафу Батдыева. В массовых беспорядках полпред обвинил местных оппозиционных депутатов. Сам Мустафа Батдыев поспешил откреститься от зятя, заставив свою дочь развестись с Али Каитовым. Впрочем, популярности этот шаг ему не прибавил.

Генеральный директор Совета по национальной идеологии Станислав Белковский сообщил «НИ», что, на его взгляд, Мустафа Батдыев давно потерял доверие народа и для Кремля было бы выгодно отказаться от его поддержки, еще когда вскрылось дело с его зятем. «Кремль тогда совершил серьезную ошибку: он защитил Батдыева и фактически проассоциировался с ним в глазах народа, – сообщил политолог. – Поэтому надежды на федеральную власть в Карачаево-Черкесии тоже нет. А это означает, что смена власти в этой республике неизбежна, но она уже будет происходить не в некоем единстве Кремля и народа, а будет производиться вопреки Москве. Это чрезвычайно опасно для федеральной власти, поскольку степень контроля Москвы над Кавказом и так не велика. И эта ошибка аукнется Кремлю еще большей потерей влияния».


Эксперты «НИ» говорили о различных регионах, но все отметили, что каждая конкретная ситуация является лишь отображением общего кризиса на Северном Кавказе. И во многом этот кризис стал результатом непродуманной политики федерального Центра, которому теперь приходится работать в режиме чрезвычайной ситуации. Станислав Белковский следующим образом охарактеризовал «НИ» поведение российских властей: «Истерический доклад Дмитрия Козака Владимиру Путину свидетельствует о логическом завершении первого этапа его работы в качестве полпреда в ЮФО. Г-н Козак наконец-то понял, что технологии стучания кулаком по столу и страшного сверкания глазами не работают, особенно в условиях отсутствия политической воли и политической доктрины».

Опубликовано в номере «НИ» от 24 июня 2005 г.


Актуально


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: