Главная / Газета 10 Июня 2005 г. 00:00 / Политика

Дмитрий Рогозин

«Я сильно всех перепугал, изображая Вия»

НАТАЛЬЯ КАЛИНИНА

Лидер партии «Родина» Дмитрий Рогозин – человек амбициозный, известный громкими заявлениями и резонансными акциями. Однако в быту он – любящий муж и отец, а с прошлой недели и дед. Корреспонденту «НИ» г-н Рогозин рассказал, почему он собирает коллекцию утюгов и чего ему не хватает для полного счастья.

shadow
– Дмитрий Олегович, вы просто-таки излучаете здоровье и оптимизм. Похоже, памятная голодовка против монетизации льгот, как и говорили ваши злопыхатели, оказала на вас благотворное действие...

– Голодовка и лечебное голодание, как говорят в Одессе, – две большие разницы. У нас даже была интоксикация от того, что мы не знали, как правильно голодать. Например, не в курсе были, что нужно минеральную воду пить. А мы пили простую. Самое же сложное было выходить из голодовки. Когда я пил по ложечке разбавленный морковный сок, то такие ужасные боли испытывал. Но то, что мы после голодовки стали злее и потеряли килограммы иллюзий, а не только килограммы веса, это точно.

– Наверное, быстро восстановиться вам помог спорт? Вы же мастер спорта по гандболу.

– Гандболом мне заниматься давно не приходилось. Все-таки это очень специфический вид спорта. Мало во власти выходцев из него. Хотя вот недавно появился замечательный игрок, вратарь Лавров, он стал сенатором от Рязанской области. Хочу ему позвонить, поздравить и договориться о создании сборной Федерального собрания по ручному мячу. А сейчас я играю в футбол два раза в неделю, а каждое воскресенье еще и в баскетбол. У нас хорошая команда, приличные нагрузки, что и позволяет мне быть в хорошей форме.

– А экстремальными видами спорта не увлекаетесь?

– Я прыгал с парашютом, на параплане в горах летал, занимался агрессивным экстремальным вождением машины. Люблю охоту, рыбалку. А недавно открыл для себя такой экзотический вид спорта, как подводная охота. Она требует хладнокровия, хороших легких и отсутствия боязни глубины. Занимаясь фри-дайвингом, нужно всегда помнить, что ты находишься в агрессивной чужой среде. Это все равно что, будучи оппозиционером, работать в Государственной думе. Ощущения одинаковые: кругом мурены, акулы, а не только какие-нибудь бычки в томате. Однажды на подводной охоте со мной произошел действительно экстремальный случай. Подстрелил я на приличной глубине рыбу – крупного группера, пятнистого, серебряного. Раненый группер с торчащим гарпуном рванул под камень и потянул меня за собой. И вдруг я увидел, что его как такового уже нет, его пополам перекусила мурена. И, обнаружив, что я пытаюсь вырвать у нее теперь уже ее добычу, она бросилась на меня. Поскольку у мурены посредине пасти своего рода нож-тесак, а зубы все развернуты внутрь, то она обычно снимает мясо с костей, как перчатку с руки. Но мне удалось отбить ее атаку своим подводным ружьем, на нем даже остались следы от зубов. Испугавшись, мурена спряталась за камень. Но добычу она все-таки у меня украла. Этого я ей до сих пор не могу простить.

– А в литературе тоже что-нибудь экстремальное предпочитаете?

– Нет, в основном читаю классику. Недавно всего Гоголя перечитал. А с отрывком из его рассказа «Вий» даже выступал на «Маяке», декламировал его в передаче «Страшилки». Говорят, очень сильно всех перепугал, изображая Вия. Еще «Бесов» Достоевского не так давно прочел. Из современного мало что удается прочесть. Много пошлятины, а она меня не интересует. Больше читаю аналитику – экономическую, международную.

– У вас, я слышала, есть весьма необычное хобби – вы коллекционируете утюги...

– Я однажды просто пошутил, сказал одному назойливому журналисту, что собираю утюги. И после этого многие мои друзья стали заваливать меня этими железяками.
Голодовка в думском кабинете пошла на пользу физическому и духовному здоровью г-на Рогозина.
shadow Сейчас около ста утюгов забили все мои балконы и вызывают праведный гнев моих близких. Которые, во-первых, опасаются, что балкон может обвалиться. А во-вторых, не могут понять, зачем мне это все нужно. А я, рассматривая эти железки, стал различать в них национальные особенности. И теперь вынашиваю идею написать труд «Человечество в утюгах». Думаю, что мне принадлежит самая тяжелая в мире коллекция. Есть уникальные экземпляры. Некоторые утюги подарили иностранцы. Иранская делегация вот привезла парочку из древней столицы Ирана, есть два из Кашмира, один из Исламабада. Я, наверное, приобрел всемирную славу не столько как политик, сколько как собиратель утюгов.

– И ваша жена гладит вам рубашки «музейными экспонатами»?

– Я никогда никого не подпускаю к своей одежде. Вообще, глажу у нас в семье только я. Могу даже выступать на конкурсах глажки. Правда, в жизни пользуюсь все-таки электрическими утюгами. Раньше еще я любил, как в известном одесском анекдоте, «шить на дому». Например, моя жена до сих пор вспоминает, что больше всего ей понравилось во мне при первой встрече – рубашка цвета хаки, которую я сам сшил из подкладки военного кителя своего отца и даже вышил на одном из карманов красной ниткой четыре буквы – аббревиатуру военно-воздушных сил Франции. Тогда, в 80-х, в моде были натовские рубахи, вещи цвета хаки. И вот этой рубахой я завоевал сердце своей будущей жены. Когда она узнала, что я шью и глажу, она поняла, что такую удачу точно упускать нельзя.

– А домашние животные у вас есть?

– Собачка есть, ирландский сеттер. Зовут Бекки, ей семь лет. Большая умница. Жена выбрала – того щенка, который к ней подошел, стал ласкаться. Очень живая, хорошая собака. Полноправный член семьи. Правда, занимается ею преимущественно жена, я ведь дома редко бываю.

– Я слышала, что вы еще увлекаетесь любительской видеосъемкой. Какие сюжеты снимаете?

– Сначала я снимал своего маленького сына. Когда только появились первые видеокамеры. Одна из таких была передана мне на хранение моим тестем, он работал за рубежом. Я изучал тогда операторское мастерство, так как учился в телевизионной группе на факультете журналистики МГУ. К лампам и юпитерам меня тянуло с детства. Мы делали маленькие фильмы с сыном, где он был главным героем, а я – режиссером, постановщиком и оператором. Использовали в них различные спецэффекты. Например, когда снимали фильм «9-й день». Он был про инопланетян, и мой шестилетний сын изображал пришельца, который превращался в разных демонов. Мы даже делали маленькую мультипликацию, изображая из игрушек нечто похожее на движение космического корабля и других объектов, роботов. Дело закончилось тем, что мой сын стал одним из лучших специалистов по Интернету. Сейчас мы с ним продумываем варианты создания «домашнего телевидения». Чтобы наиболее интересные сюжеты из Государственной думы, из партии можно было скачивать по Интернету, смотреть в прямой трансляции. А в последнее время, когда у меня образуются паузы в работе, особенно когда я лечу в самолете, я разукрашиваю фотографии, которые сделал своим телефоном. Вот депутата Крутова превратил в Деда Мороза. Маркелов у меня в образе гангстера. Андрей Савельев в белом халате с красным крестом. Все наши рекламные ролики проходят мою редактуру. В предвыборном клипе, где мы с Глазьевым пили пиво, я сам расписал слова – кто и что говорит.

– А что вам нужно для того, чтобы почувствовать себя счастливым?

– В семье у меня полный порядок. Я хочу дать всем моим родным возможность самореализоваться. Они тоже всячески меня поддерживают. Но я всегда хотел большую семью. И завидую белой завистью тем, у кого в семье три-четыре ребенка. Надеюсь, что наберусь вскоре сил и смелости и займусь этим благородным занятием. Жена меня в этом деле полностью поддерживает. И в работе я не полностью самореализовался. Потому что любой солдат хочет стать генералом. И чем ближе ты к вершине политической карьеры, тем больше можешь влиять на мир.



Справка «НИ»

Дмитрий РОГОЗИН родился 21 декабря 1963 года в Москве. В 1986 году окончил международное отделение факультета журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова. Во время учебы стажировался на Центральном телевидении и в АПН. Проходил практику на Кубе. В 1986–90 гг. работал в Комитете молодежных организаций СССР. В 1990–93 гг. был вице-президентом АО «РАУ-Корпорация», участвовал в работе ряда общественно-политических организаций, в том числе в партии кадетов (КДП-ПНС). В 1993 г. организовал и возглавил Конгресс русских общин (КРО), объединивший организации соотечественников в странах СНГ и Прибалтики. В 1995 г. вместе с Юрием Скоковым, Александром Лебедем, Станиславом Говорухиным и Виктором Илюхиным баллотировался в Думу, но КРО не преодолело 5% барьер. В марте 1997 г. победил на дополнительных выборах депутата Госдумы по Аннинскому № 74 избирательному округу в Воронежской области. В Госдуме второго созыва входил в депутатскую группу «Российские регионы», был заместителем председателя Комитета по делам национальностей (с апреля 1997 г.). На думских выборах 1999 г. поддерживал движение «Отечество», однако депутатом избран был по своему прежнему одномандатному округу. В Госдуме вошел в состав депутатской группы «Народный депутат», возглавил Комитет по международным делам, постоянную делегацию российского парламента в ПАСЕ. С июля 2002 по январь 2004 года исполнял обязанности специального представителя президента России по проблемам Калининградской области, связанным с расширением Европейского союза. В феврале 2003 г. объявил о выходе из «Народной партии России» и сложении полномочий заместителя председателя НПР. Пошел на очередные думские выборы в составе блока «Родина». В 2004 г. возглавил фракцию «Родина», вытеснив с этого поста Сергея Глазьева. Владеет английским, испанским, итальянским и французским языками. Женат, супруга Татьяна работает в Фонде поддержки народных промыслов. Сын Алексей работает в партии «Родина».

Опубликовано в номере «НИ» от 10 июня 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: