Главная / Газета 2 Июня 2005 г. 00:00 / Политика

«Доведенная до крайности идеология»

В Уголовном кодексе до сих пор нет определения экстремизма

ВЛАДЛЕН МАКСИМОВ

По данным главы МВД РФ, в России действуют по крайней мере 150 экстремистских группировок. Об этом он заявил на расширенном заседании коллегии МВД. Больше всего распространены объединения скинхедов. Однако, по мнению экспертов, по каким критериям в МВД определят экстремистов – совершенно непонятно. Тех же скинхедов в России на порядок больше официальной цифры. Кроме того, в экстремисты часто записывают всех недовольных нынешней властью.

shadow
Вчера МВД РФ делилось своим опытом борьбы с экстремизмом в России. На расширенном заседании коллегии МВД глава ведомства Рашид Нургалиев рассказал коллегам о деятельности экстремистских группировок. По его данным, сегодня на учете департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД их состоит около 150. По оценкам милицейских экспертов, эти группировки объединяют более 5 тыс. человек. Министр сообщил, что в первую очередь речь идет о скинхедах, неформальные объединения которых в последние годы получили «широкое распространение» в России. Правда, г-н Нургалиев считает, что статистика преступлений, совершенных экстремистами, «весьма не значительна, но преуменьшать их негативное влияние нельзя». По данным МВД, движение бритоголовых не является организованной силой и не имеет общего руководства. «Однако когда члены группировок попадают под влияние сильного криминального лидера, они становятся легкоуправляемыми отрядами, готовыми пойти на убийство», – предупредил коллег глава МВД. При этом министр считает, что «абсолютно не важно, под какими идеями и лозунгами действует та или иная экстремистская группировка». «Важно, что роль у нее всегда одна и та же – деструктивная, как по отношению к государству и его институтам, так и по отношению к сознанию самих членов таких группировок, – сообщил г-н Нургалиев.– Доведенная до крайности идеология экстремистских действий обладает огромной разрушительной силой».

Но не все согласны с оценками милицейского начальства. Так, содиректор Центра новой социологии и изучения практической политики «Феникс» Александр Тарасов сообщил «НИ», что неизвестно по каким критериям и на основании каких внутренних документов, которые официально не опубликованы, в МВД могут определять, кто экстремист, а кто нет. «Есть такое подозрение, что наша власть склонна действовать по принципу: кто радикально отрицает нынешнюю власть, тот и экстремист», – сообщил он «НИ». Главным критерием, по его мнению, становится степень оппозиционности той или иной группы. «Именно поэтому скинхедов у нас тьма-тьмущая, но занимаются ими только, когда они кого-то убьют. А тех же членов Авангарда красной молодежи с гулькин нос, но их постоянно преследуют, арестовывают и бьют», – пояснил эксперт.

По словам Александра Тарасова, такой подход властей к проблеме экстремистских организаций достаточно четко прослеживается еще со времен Ельцина. С тех пор понятие «экстремист» постепенно распространяется на все более широкие круги. «Три года назад в некоторые лояльные власти СМИ сверху спустили список экстремистских организаций, – привел он пример. – Туда попали разные люди и организации – фашисты, чеченские или калининградские сепаратисты, скинхеды. Но одновременно в экстремисты оказались записаны и все антиглобалисты. Но тогда их в России было человек 20, и большинство из них были профессора МГУ. Почему они оказались записаны в экстремисты, понять невозможно».

Вообще кого еще, кроме скинхедов, в МВД считают экстремистами, из выступления министра ясно не стало. По крайней мере пока не будет опубликован список этих 150 организаций. Если туда входит, например, НБП, то у них одних численность около 10 тысяч. Да и скинхедов у нас гораздо больше названной министром цифры. По оценкам г-на Тарасова, в России сегодня насчитывается примерно 65–70 тысяч скинхедов. «Правда, надо учитывать, что быть скинхедом сегодня модно и около 60% из них – это старшеклассники, которые только красуются в высоких ботинках, куртках-«бомберах» и бреют затылки, чтобы показать, какие они крутые», – сообщил эксперт. Но оставшиеся 40% – это люди, которые уже совершают преступления либо буквально завтра готовы пойти на них.

До сих пор, по мнению эксперта «НИ», в России нет и единого подхода к борьбе с экстремистами. Экстремистами у нас занимаются и в МВД, и в ФСБ. Но подходы у этих ведомств весьма различаются. На милиции в основном висит грязная работа. Если, скажем, скинхеды убили иностранного гражданина, то это скандал и спросят за это с милиции. Поскольку подобные преступления сейчас не редкость, то МВД волей- неволей приходится заниматься этим. Например, внедрять в молодежные группировки свою агентуру. Правда, не с очень большим успехом. «В ФСБ же, кого назвали в Кремле врагом, с тем они и борются. Сказано, что нацболы плохие люди, вот за ними и следят. Указали на АКМ, и те обложены ФСБ со всех сторон, – рассказал г-н Тарасов. – Сверх того в области молодежной политики и противодействия экстремизму недавно был реализован хитрый замысел господина Суркова – движение «Наши». Но, судя по нападению на штаб НБП, они тоже не чураются «некрасивых» методов».


Опубликовано в номере «НИ» от 2 июня 2005 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: