Главная / Газета 1 Июня 2005 г. 00:00 / Политика

Девять лет воли не видать

Власть вынесла свой приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву

АНАСТАСИЯ БЕРСЕНЕВА

Вчера Мещанский суд столицы наконец-то закончил беспрецедентно длинное чтение приговора бизнесменам Михаилу Ходорковскому, Платону Лебедеву и Андрею Крайнову. Первые двое получили по девять лет колонии общего режима, Крайнов, сотрудничавший со следствием, отделался пятью годами условно. С самого утра у здания Мещанского суда дежурила корреспондент «НИ».

Подсудимые оказались готовы к крайне жесткому наказанию.
Подсудимые оказались готовы к крайне жесткому наказанию.
shadow
Сторонники Михаила Ходорковского вчера наконец-то добились у московских властей официального разрешения на митинг в защиту олигарха. Правда, к самому зданию их не пустили, остановив за сто метров до него. Напротив, через дорогу, расположились противники Ходорковского. Два пикета разительно отличались друг от друга. Участники первого периодически скандировали лозунги, свистели, дудели и размахивали флагами. Одна из девушек держала в руках маленькую клетку, в которой сидел игрушечный мишка. Вторые, закрывшись от дождя зонтиками, предпочитали разгадывать кроссворды и читать газеты. За весь день противники подсудимых не смогли выдавить из себя ни одного лозунга. Все их доводы были аккуратно развешаны на заграждении: «Вор должен сидеть в тюрьме».

С утра представители СМИ не сильно надеялись на скорое завершение суда. Пессимисты утверждали, ссылаясь на высокопоставленных и компетентных знакомых, что судья вынесет решение не раньше пятницы. Однако ближе к часу дня по рядам прессы пронесся слух о девяти годах тюремного заключения для Ходорковского и Лебедева. Слух принесли журналисты, которых попросили удалиться из зала суда – они слишком бурно среагировали на приговор. Новость мгновенно попала на информационные ленты, а затем и к пикетчикам, которые разразились свистом и воплями: «По-зор! По-зор!», «Про-из-вол!». Сотрудники милиции тут же усилили оцепление, встав перед участниками митинга в два ряда плечом к плечу. В ответ неслось: «Миша в тюрьме, позор в стране!», «Хочешь жить при диктатуре, доверяй прокуратуре!» и «России дали девять лет!».

Противоположная сторона приняла приговор гораздо спокойнее, почти не отрываясь от кроссвордов. Только словоохотливые пенсионерки с активностью рассуждали, почему на Западе виновным в финансовых махинациях дают сотни лет тюремного заключения, а в России только девять. «Я не против, я за справедливость!» – убеждала своих товарок пикетчица.

Стоявшие на улице журналисты еще целый час ждали подтверждения слуха о тюремных сроках, пока к ним не вышел московский правозащитник Лев Пономарев. Он сообщил о приговоре и предсказал скорую революцию. «Это показало, что режим не хочет идти на компромисс, – заявил г-н Пономарев. – И скорее всего, у нас будет революция. Я этого не хочу. Но может быть, правозащитникам удастся «разбудить» народ, тогда можно добиться мягкого свержения режима».

Опрос проводился на интернет-сайте «Новых Известий»
shadow Чуть позже про неизбежность революции сообщила и специалист по социологии элит Института социологии Российской академии наук Ольга Крыштановская. «В нашей стране режим жесткий, – сообщила вышедшая из здания суда Ольга Крыштановская. – У нас все приспособлено к подавлению возмущения народа. В России никакой оранжевой революции, бархатной революции не будет. У нас она будет с кровью».

Одними из последних здание суда покинули адвокаты подсудимых. Адвокат Генрих Падва про революцию говорить не стал, лишь сообщил, что будет требовать пересмотра дела. «От имени всех адвокатов я заявляю, что мы не согласны с принятым решением во всех его частях, – заявил Генрих Падва. – Ничего общего с истинным правосудием здесь нет. Мы будем обжаловать приговор. Надежды на наше правосудие не много, но мы пройдем все инстанции». Затем он дал слово адвокату Антону Дрелю, который озвучил заявление Михаила Ходорковского: «Несмотря на очевидные доказательства отсутствия моей вины, суд отправил меня в лагерь». Бывший глава ЮКОСа передал стране, что у него нет претензий к судье Ирине Колесниковой, так как он понимает, «какому давлению судья подвергалась». «Правосудие – бессловесный придаток, тупое орудие власти, – приводил слова олигарха г-н Дрель. – Мне известно, что судьба приговора по моему уголовному делу решалась в Кремле. Сегодня миллионы наших сограждан увидели, что, несмотря на заявление высшего руководства страны об укреплении правосудия, надеяться пока не на что. Это стыд, позор и беда нашего государства».

Тем не менее Ходорковский намерен и дальше требовать, чтобы его оправдали. «Мне очень важно добиться оправдания на моей родине», – сказал он. Также он поблагодарил всех россиян, оказывавших ему поддержку, и заявил, что ему хочется «опровергнуть тех, кто называл русский народ «быдлом».

«Наш народ – справедливый и благородный», – подчеркнул Ходорковский устами адвоката. Он сообщил, что планирует продолжать заниматься общественной деятельностью и собирается учредить несколько благотворительных организаций в разных областях. «Уже есть люди, готовые под мое имя перечислять деньги», – сказал Ходорковский. Он также объявил, что готов провести заочную пресс-конференцию из тюрьмы. «Я буду работать, буду бороться за свободу Лебедева, за свободу будущих поколений, – сказал Ходорковский. – Я выйду из-за колючей проволоки и вернусь домой. В моей судьбе ничего лишнего, на моем прошлом нет жирных пятен, а будущее мне видится чистым и светлым».

Как сообщили адвокаты, подсудимые спокойно вынесли оглашение обвинительного приговора. Михаил Ходорковский сказал, что решение суда является «памятником басманному правосудию», а Платон Лебедев заявил, что такой приговор сам по себе является преступлением.



Что вы думаете о приговоре Ходорковскому и Лебедеву?

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, президент Института национальной стратегии:

– Этот приговор окончательно превращает Ходорковского в политическую фигуру. Он фактически стал первым внесистемным политиком в нашей стране. То есть он теперь ничем Кремлю не обязан. И может в перспективе действовать без всякой на него оглядки. С другой стороны, стало ясно, что Кремль не мыслил политическими категориями, когда принимал подобное решение, поскольку политически такой приговор ему невыгоден. Преследовалась цель исключительно нейтрализации Ходорковского и Лебедева в процессе передела собственности. Но у власти еще остается шанс политически отыграть ситуацию, если Путин помилует Ходорковского. Для этого, правда, потребуется соответствующее обращение осужденного, а оно станет фактическим признанием его вины. В этом случае либеральное окружение Путина и правое крыло «единороссов» будут лоббировать решение о помиловании, которое, скорее всего, и будет принято. Может быть, поэтому, кстати, так велик срок. Если бы ему дали 3–4 года, стимулов писать прошение о помиловании у него было бы меньше. Что касается того, кто в Кремле был главным сторонником столь жесткого решения в отношении Ходорковского, то это – Игорь Иванович Сечин, который является главным менеджером проекта по изъятию ЮКОСа у его бывших собственников. Большинство прочих влиятельных в Кремле фигур были против такого приговора. Но г-н Сечин умеет находить убедительные для Путина аргументы.

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований:

– Этот приговор, конечно, жестче, чем ожидалось, и демонстрирует, каков накал ненависти между государственно ориентированной бюрократией, связанной с правоохранительными органами, которые находятся у власти начиная с 2000 года, и олигархическим бизнесом, который был у власти в 90-х. Обе эти группы претендуют на монополию. Но страна не заинтересована в тотальной победе ни тех, ни других. Перед Путиным стоит насущная задача добиться того, чтобы они пришли к консенсусу, заключили некий общественный договор. Сейчас же столь жесткий приговор, конечно, напугает олигархов, что приведет к усилению оттока капитала за рубеж. Но для достижения консенсуса свои аппетиты должна умерить не только бюрократия, но и бизнес. Он должен для своей легитимности не только получать прибыль, но и развивать страну. А что будет дальше с самим Ходорковским, полностью зависит от того, как себя будут вести владельцы ЮКОСа и их адвокаты. Первые, на мой взгляд, сделали Ходорковского заложником. Они как раз заинтересованы в том, чтобы он получил как можно больше, и сделали для этого все. Да и его юристы отказались идти на компромисс и буквально вели войну.

Леонид ГОЗМАН, заместитель председателя СПС:

– Я думаю, что это самый дорогой приговор в истории России. В том смысле, что мы все дорого за него заплатим. Я имею в виду все социально-экономические последствия приговора и судебного процесса в целом. Речь идет о резком ухудшении имиджа страны на международной арене. О падении доверия к России. О нежелании иметь с нами дело. В результате российский бизнес начинает ориентироваться на уход в тень и вывод своих капиталов за рубеж. Повторюсь, к сожалению, в первую очередь за это заплатят простые граждане, которые, может, и не знают, кто такой Ходорковский, или, напротив, искренне считают его преступником.

Эдуард ЛИМОНОВ, председатель Национал-большевистской партии:

– Похоже, решили погубить Ходорковского до конца. Кто-то имеет на него сильную злобу. Хотя, казалось бы, уже и деньги отняли, тем не менее 9 лет – срок немалый. Это приговор всему российскому бизнес-сообществу. Они теперь должны, по идее, начать заговоры плести. Потому что им стало ясно – с такой властью спать спокойно нельзя. И я, кстати, тоже сплю неспокойно. Вот нам бы и объединить усилия.

Генри РЕЗНИК, председатель Московской коллегии адвокатов:

– Произвол, даже обернутый в форму судебного приговора, все равно остается произволом.

Марк УРНОВ, председатель фонда «Экспертиза»:

– Приговор Ходорковскому – это демонстрация развалившейся судебной системы и паралича в правоохранительных органах, причем настолько глубокого, что трудно даже представить. Если раньше об этом догадывались, то сегодня власть дала все основания говорить об отсутствии в России права, ссылаясь на конкретный прецедент. Судебный вердикт показал, что демократия как политическая система в России отсутствует. А строгость наказания позволяет говорить, что власть предпочла заявить об отсутствии демократии в стране во весь голос. Граждане, сказала она, вы несвободны.

Алексей МИТРОФАНОВ, член фракции ЛДПР:

– Такой приговор Ходорковскому и Лебедеву ожидался еще год назад, я его прогнозировал. Единственная интрига в ход судебного процесса могла быть внесена накануне праздника Победы, когда пошли слухи о том, что заключенным дадут условный срок, как в свое время Быкову в Красноярске. Но суд решил, что степень совершенных преступлений не позволяет ограничиться легкой мерой наказания. Я не прокурор и не следователь, но, если мыслить логически, можно выйти на весьма интересные механизмы накопления капиталов в компании ЮКОС. Конечно, возникает вопрос, почему только они, а все остальные, кто действовал не совсем законными методами в начале 90-х, до сих пор на свободе. Но бедных овечек из осужденных делать тоже не стоит. Они далеко не овечки. Им повезло в жизни, и они философски должны оценить все происходящее с ними. Куда меньше повезло в период их становления нефтетрейдерам, которые гибли один за другим. Против них была развязана война – без пушек, без солдат, но она велась. А это сотни загубленных этим бизнесом жизней.

Наталия ВИШНЯКОВА, начальник управления информации и общественных связей Генеральной прокуратуры РФ:

– Мы считаем этот приговор справедливым и соответствующим обстоятельствам и тяжести совершенных Ходорковским, Лебедевым и Крайновым преступлений. Мы категорически отвергаем какую-либо политическую подоплеку в этом деле. Совершены конкретные тяжкие преступления, которые доказаны. Речь идет о банальном мошенничестве, о банальном воровстве и уклонении от уплаты налогов. То, что эти преступления совершили руководители крупной компании, не меняет сути. Это тяжкие преступления, за которые наступило справедливое наказание. Ходорковского и Лебедева ожидают новые обвинения, прежде всего в легализации преступно нажитых средств, которые исчисляются миллиардами рублей.

Вопросы задавали Владлен МАКСИМОВ, Дмитрий ТАРАТОРИН, Сергей ТКАЧУК

Участники интернет-форума «Новых Известий» о приговоре:

– Ходорковский мне абсолютно параллелен, но когда по кивку кого-либо можно легко посадить кого угодно, разрушить и отобрать какой угодно крупный бизнес – такая страна никогда не станет богатой и счастливой.
ВОВА

– Почему все журналюги кричат с пеной у рта, что попираются законы демократии? А демократично одному человеку иметь в собственности половину ресурсов страны? Непонятно каким путем приобретенную? Им лишь бы поорать. А Хакамада с Рыжковым, видали демократов, на деньги Ходора кампании крутили, кормушку потеряли, так тоже вместе с журналистами поют. Действительно, мало дали. И конфискацию 100% неплохо бы...
СЕРЖ

– Ребята, вы на самом деле думаете, что его посадили за украденные миллионы? Да нашей власти наплевать, кто и что украл. Просто другие в отличие от Ходора играют по правилам – не лезут в политику, не спонсируют якобы либеральные партии и не претендуют на место ВВП. И все!!! Ходорковскому делали намеки, но человек захотел перевернуть всю Россию – вот и получил! Мне интересно, а почему на скамье подсудимых не оказались представители налоговой, которые подписывали бумаги, что он все заплатил, чиновники, которые брали взятки и проводили продажу предприятий за копейки. Уж если прокуроры такие щепетильные, как и судьи, так привлекайте и сажайте всех! Да и депутатов, которые приняли законы, позволяющие безнаказанно выводить деньги за пределы страны, тоже, думаю, дернуть не мешало бы!
APSARA

– Неужели вы думаете, что из 17 миллиардов рублей, которые стрясут с МБХ, хотя бы копейка дойдет до вас? О каком народе вы говорите? Была прибыльная для российского бюджета компания. Теперь ее нет. Орать у нас все мастера. Менеджментом заниматься – единицы. Попробуйте сначала хотя бы 100 рублями толково распорядиться – тогда будете кричать об управлении. И все у нас спецы, чтобы показать пальцем, кого сажать. Не боитесь, что как-нибудь этот палец покажет на вас?
КСЮ

– Что такое новое открыл или изобрел Ходорковский, что у него за несколько лет образовался такой огромный капитал? Может, он открыл новый метод переработки нефти, или, может, открыл новое месторождение, или нашел способ поиска месторождений газа, или придумал новую схему торговли нефтепродуктами, а может, он перестроил систему управления компанией? Нет, единственное, что он умеет, – это дать взятку «кому надо». Да, видно, умение это он уже тоже подрастерял...
ПАТРИОТ

Рынку уже все равно

Фондовый рынок на вынесение приговора Михаилу Ходорковскому отреагировал вчера довольно спокойно. Ничего необычного не произошло. Более того, акции ЮКОСа сначала выросли на 6%, но затем несколько снизились в цене. Если говорить о ценных бумагах нефтяных компаний, то наиболее ощутимо выросли акции «ЛУКойла». У других крупных игроков нефтяного рынка, например, у «Сургутнефтегаза», рост был скромнее. Рост акций аналитики называют спекулятивным, находящимся в рамках обычных ежедневных отклонений. «Я не могу сказать, что эти колебания связаны с оглашением приговора Михаилу Ходорковскому, – заметил «Новым Известиям» представитель финансовой компании, попросивший не называть ни его имя, ни компанию, где он работает. – Все в обычном режиме. Приговор все ждали, а котировки уже давно отреагировали на эти ожидания». Следует отметить, что абсолютное большинство представителей финансовых компаний проявили солидарность с Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым и по этическим соображениям дружно воздерживались от комментариев.

Валерий ВИРКУНЕН

Затяжной вердикт

Опубликовано в номере «НИ» от 1 июня 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: