Главная / Газета 17 Мая 2005 г. 00:00 / Политика

«Ему все эти люди совершенно не нужны»

До сих пор ничего неизвестно о судьбе 2 тыс. пропавших в Чечне солдат

ВЛАДЛЕН МАКСИМОВ

В понедельник Владимир Путин своим указом назначил Владимира Шаманова председателем новой межведомственной комиссии по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести. Обеспечивать работу комиссии теперь будет Минобороны, что, по мнению правозащитников, ставит под сомнение ее эффективность. Они задаются вопросом: что мешало генералу Шаманову искать своих солдат, когда он командовал войсками в Чечне?

Солдатские матери не верят, что генерал Шаманов найдет их детей.
Солдатские матери не верят, что генерал Шаманов найдет их детей.
shadow
Впервые специальная комиссия при президенте РФ, занимающаяся поиском и освобождением пропавших без вести и находящихся в плену, была образована еще в 1994 году указом Бориса Ельцина. До этого ни в СССР, ни в РФ, в отличие, скажем, от США, такой специальной структуры не было. Собственно говоря, косвенными инициаторами создания комиссии стали именно американцы. В начале 90-х, после развала Советского Союза, американская сторона предпринимала активные усилия по поиску своих соотечественников, по слухам сгинувших в советских лагерях после Второй мировой, корейской и вьетнамской войн. Обещанное Госдепом вознаграждение в миллион долларов подвигло многих наших соотечественников на поиски пропавших американцев. В 1992 году после встречи Бориса Ельцина с Джорджем Бушем-старшим была создана российско-американская совместная комиссия по делам военнопленных, которую возглавил доктор исторических наук, генерал-полковник Дмитрий Волкогонов. В частности, комиссия занималась установлением судьбы членов экипажа пяти американских самолетов, сбитых над территорией СССР в 50-х годах, и 356 самолетов ВВС США, сбитых во Вьетнаме.

Всего, по данным комиссии при президенте РФ, на 1 марта 2005 года без вести пропавшими считаются около 4 млн. военнослужащих. Большинство из них – 3,5 млн. человек – пропали во время Второй мировой войны, еще 274 человека так и не вернулись из Афганистана, в Таджикистане пропали 228 человек, в Мозамбике – 2, в Анголе – 12, в боевых действиях на Северном Кавказе – 630 солдат и офицеров.

Именно война в Чечне вернула работу комиссии при президенте из исторического русла в суровые будни российской действительности. Правда, до окончания первой чеченской войны вопрос о российских солдатах, пропавших без вести и попавших в плен к боевикам, старательно замалчивался руководством России, и в частности Минобороны, – официально войны у нас не было и, стало быть, не могло быть и пленных. Поисками своих пропавших сыновей и мужей вопреки препонам военных занимались сами родственники солдат. Именно тогда в России появилось понятие «солдатская мать». Сотни матерей, на свой страх и риск колесивших по воюющей Чечне, объединились в комитеты солдатских матерей. Во многом благодаря их общественной деятельности, а также при поддержке СМИ и некоторых депутатов Госдумы после вывода федеральных войск из Чечни в 1997 году федеральные власти были вынуждены заняться поиском брошенных солдат. Потом в 1999 году вспыхнула новая война, и сотни новых солдат снова бесследно растворялись в горах.

Судя по всему, назначение бывшего командующего Западной группой федеральных сил в Чечне генерал-майора Шаманова главой комиссии родственники пропавших солдат воспримут только как оскорбление. «Это не кандидатура – ему все эти люди совершенно не нужны. Матери, разыскивавшие своих детей, помнят наплевательское отношение генерала Шаманова к своим солдатам, – сообщила «НИ» глава Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова. – Поэтому я думаю, что никакая комиссия работать не будет, никого там разыскивать не будут. Шаманов был командующим – что ему мешало тогда разыскивать своих пропавших без вести и попавших в плен солдат?». Еще хуже, по ее словам, если комиссия к тому же передается в Минобороны, которое и «так должно своих искать, без всяких комиссий». Как сообщила Валентина Мельникова, в военно-мемориальном отделе Генштаба с 1997 года есть все карты захоронений в Чечне, есть все данные, и за эти годы никто палец о палец не ударил. Зато работа этого отдела «дико засекречена». Г-жа Мельникова считает, что теперь работа комиссии, опущенной с президентского до ведомственного уровня, превратится в профанацию. «И опять будет как в советские времена – неизвестные солдаты, братские могилы. Воюем одиннадцать лет на своей земле, и до сих пор братские могилы», – возмутилась она.

По данным Валентины Мельниковой, после двух войн на Северном Кавказе до сих пор ничего неизвестно о 2 тыс. российских солдатах. Напомним, что комиссия называет цифру лишь 630 пропавших. Такое расхождение Валентина Дмитриевна объясняет тем, что пропавших солдат разыскивают в основном сами родные, а для воинских частей они просто дезертиры.

Между тем власти Чеченской Республики решили самостоятельно заняться перезахоронением погибших на своей территории. Об этом вчера заявил первый вице-премьер ЧР Рамзан Кадыров. Речь идет как о могилах военнослужащих, так и о захоронениях местных жителей. «Если мы говорим о завершении операции в Чечни, то завершать ее надо надлежащим образом – отдав последнюю дань уважения тем, кто пал во имя этого мира. В связи с этим необходимо провести паспортизацию перезахоронения останков военнослужащих с соблюдением традиций веры и приглашением родственников погибших и священнослужителей», – заявил Рамзан Кадыров.


Опубликовано в номере «НИ» от 17 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: