Главная / Газета 11 Мая 2005 г. 00:00 / Политика

Омоновские торжества

Как оппозиция отметила День Победы

ШАГЕН ОГАНДЖАНЯН

Девятое мая оппозиция хотела отметить с размахом. Но тщетно. Молодых «родинцев» омоновцы забрали на подходе к латвийскому посольству, и спас их только лично Дмитрий Рогозин. С активистами НБП и АКМ бдительные правоохранительные органы поступили еще проще – заранее их переловили. Коммунисты все же устроили митинг возле Белорусского вокзала, и с ними День Победы над фашизмом пришли отметить нацисты.

На митинге оппозиции сталинисты соседствовали с нацистами.
На митинге оппозиции сталинисты соседствовали с нацистами.
shadow
Сто граммов и «Яблоко»

Из всех оппозиционных сил, пожалуй, только «Яблоко» смогло отметить День Победы, избежав при этом каких бы то ни было эксцессов. Григорий Явлинский с соратниками возложил венки к Вечному огню и воинским захоронениям погибших в Великой Отечественной войне на Преображенском кладбище. А на Преображенской площади «яблочники» развернули полевую кухню и организовали раздачу гречневой каши с тушенкой и «боевых 100 грамм». Другие же противники действующей власти вызывали у милиции в преддверии приезда в столицу важных иностранных гостей куда большие опасения. Да и как в самом деле таким опасениям было не возникнуть, если молодые «родинцы» официально обещали, что «в целях блокирования президента Латвии Вике-Фрейберги», известной своими нелицеприятными высказываниями в адрес советских ветеранов, в посольстве будет устроена «серия флэш-мобов: живые плакаты, театральные сценки и эксцентрические представления (включая реквизит из секс-шопов». И даже Дмитрий Рогозин на встрече с ветеранами 8 мая намекнул, что завтра, мол, что-то будет.



На подступах к Латвии

Результат информационной активности «младородинцев» оказался предсказуемым. К восьми часам утра в переулке, пересекающемся с улицей Чаплыгина, на которой находится латвийское посольство, по одну сторону стояли журналисты, по другую – милиционеры и омоновцы с автоматами. Один из стражей порядка держал в руках пресс-релиз, в котором «родинцы» сообщали о своих будущих подвигах. «У вас такой же?» – дружелюбно поинтересовался милиционер у одной из журналисток. Кроме работников СМИ и представителей правоохранительных органов, в переулке присутствовали только несколько людей в ярко-оранжевых спецовках. Вместе они мели один небольшой пятачок асфальта. Но в этот день власти вообще стремились превратить Москву в чистый-чистый европейский город, поэтому было непонятно, кто же эти люди в оранжевом – переодетые ФСОшники или же просто чересчур усердные дворники.

Наконец вдали замаячили красные фигурки. Это «родинцы» в партийных куртках и бейсболках шли отстаивать оскорбленную латвийской президентшей великодержавную гордость России. С этого момента события стали разворачиваться стремительно. Заместитель лидера «младородинцев» по пиару Олег Бондаренко, завидев знакомых журналистов, приветливо помахал им рукой, достал мобильник и начал набирать какой-то номер. Тут милиционеры мягко взяли г-на Бондаренко под руки и посадили в милицейский автобус. Сергей Шаргунов, лидер молодежной «Родины», и курирующий молодежные проекты партии Александр Казаков оказались там же. Вскоре к ним присоединились и несколько десятков менее именитых «родинцев». Пассивное сопротивление (попытку лечь на асфальт) оказал только один молодой человек в капюшоне, штанах цвета хаки и тяжелых бутсах. Через полторы минуты автобусы уехали. Несколько «родинцев», не пожелавших разделить участь своих товарищей, отбежали метров на двадцать и остановились в глубокой задумчивости. Корреспонденту «НИ» они рассказали, что собирались встать цепочкой спиной к кортежу г-жи президента, тогда из букв на куртках вышла бы фраза: «Фрейберга, пошла вон!» А на спине еще одной курточки был нарисован неприличный жест рукой. «Родинцы» решительно не знали, как вести себя дальше. Звучали робкие предложения подойти-таки к милиционерам поближе. «Сматываться надо, блин, сматываться», – нервно говорил один паренек, стягивая с себя слишком заметную «родинскую» куртку и пихая ее в какую-то коробку. Но к моменту, когда такая точка зрения окончательно возобладала, милиционерам надоело смотреть на рефлексирующую молодежь. Подъехал еще один белый автобус, и радикалов забрали, положив тем самым конец их сомнениям.

Подоспевший на место неудавшегося пикета депутат Госдумы от «Родины» Андрей Савельев, получивший известность после двух драк с Владимиром Жириновским, очень хотел распространить свою депутатскую неприкосновенность и на задержанных. «Вы неприятности получите. Вы нарушаете закон», – говорил он. Милиционеры уважали депутатскую неприкосновенность г-на Савельева, но «во избежание применения силы» советовали всем разойтись. Г-н Савельев принялся угрожающе фотографировать омоновцев, но они не испугались. «Ху из мистер Путин – видно по этому человеку», – заметил с досадой корреспонденту «НИ» депутат, показав на ближе всех стоявшего к нему автоматчика в сером камуфляже. Затем Андрей Николаевич созвал журналистов и заявил: «Акцию можно считать успешной. Успех наш состоит в том, что мы загнали Вике-Фрейбергу в угол. Она трижды меняла резиденцию, и в результате ей пришлось остановиться в 3-звездочном посольстве».

Стараниями господ Савельева и Рогозина задержанных ближе к вечеру освободили из ОВД «Басманный», но надо сказать, что отнюдь не только «родинцы» пали жертвами беспрецедентных мер безопасности, принятых накануне 9 мая.



Превентивный удар

Есть в России две организации, которые больше и чаще всего нервируют органы правопорядка. Это, конечно же, в первую очередь национал-большевики, которые последний раз отличились на прошлой неделе, вывесив на гостинице «Россия» растяжку «Путин, уйди сам». Конкуренцию им, зачастую удачно, составляет Авангард красной молодежи. И хотя радикалы не рассылали пресс-релизов о своих планах на 9 мая, власти решили перестраховаться. Больше полусотни национал-большевиков сотрудники СОБРа выловили по квартирам, возле партийного штаба, на улицах и в метро. В милиции большинство из них продержали весь понедельник. При этом нацболам не стали морочить голову и ясно дали знать, что задержали их с одной целью – не пускать от греха подальше на праздничные улицы Москвы. Несколько десятков «авангардистов» тоже были задержаны. Так, утром 9 мая милиция стала выламывать дверь в квартиру лидера АКМ Сергея Удальцова. Незваным гостям пришлось открыть, и коммуниста забрали в ОВД «Нагатинский затон». Сначала г-н Удальцов с сотрудниками отделения смотрел полтора часа трансляцию кремлевского парада, а потом Сергею объяснили, что принудительно задержали его... для дачи показаний по уголовному делу, возбужденному по факту нападения на Удальцова же (30 апреля его избили четверо неизвестных). Понеся потери, «авангардисты» и нацболы все-таки приняли участие в коммунистическом митинге на Белорусской площади. Но кроме них там были замечены и весьма неожиданные персонажи.



Фашисты на «Белорусской»

На площади возле Белорусского вокзала было относительно немного народу, хотя заявка была подана на 40 тыс. человек. Кроме коммунистов бросались в глаза люди, совсем уж неуместные на митинге по поводу победы над фашизмом. Пришли, например, православные хоругвеносцы, но на сей раз они принесли с собой не очень много хоругвей. Руки большинства были заняты транспарантом «Свободу полковнику Буданову». Были черно-желто-белые флаги и даже портрет певца Талькова с пояснением «убиенный за Россию мученик Игорь». Кроме хоругвеносцев, явились представители Национально-державной партии России, Движения против нелегальной иммиграции и Русского национального Единства Баркашова. Баркашовцы, не очень крепкие, но зато все в черном, стояли, преисполненные достоинства, с красными флагами, на которых была изображена стилизованная свастика. Тем немногим, кто спрашивал их, какого, собственно, черта фашисты делают на митинге в честь Дня Победы, они либо ничего не отвечали, либо, сдерживая раздражение, объясняли, что они не фашисты, а православные патриоты.

Имеется несколько устных и документально подтвержденных свидетельств, что члены РНЕ приехали в милицейских «Газелях». Вероятнее всего, в случае, если бы коммунисты попытались прорвать милицейское оцепление и пойти в центр, жесткое подавление митингующих можно было бы преподнести как разгон фашиствующих молодчиков. Благо людей со свастикой фотографы и телеоператоры снимали постоянно. Впрочем, прорвать оцепление митингующим в любом случае вряд ли бы удалось. На «Белорусскую» было согнано огромное количество омоновцев. Чуть поодаль в качестве самого веского аргумента стояли водометные машины. После выступлений коммунистических лидеров, которые, как обычно, предрекали скорую смерть прогнившему режиму, толпа пошла было таранить оцепление, но дело ограничилось давкой и словесной перепалкой.


Опубликовано в номере «НИ» от 11 мая 2005 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: