Главная / Газета 6 Мая 2005 г. 00:00 / Политика

Чечня в черно-белых тонах

Год назад погиб президент ЧР Ахмат Кадыров. Что за это время изменилось в республике?

ВЛАДЛЕН МАКСИМОВ

Год назад, 9 мая 2004 года, в результате теракта погиб президент Чеченской Республики Ахмат-хаджи Кадыров. Эксперты, которые по просьбе «НИ» дали оценку году, прошедшему после гибели президента Кадырова, полагают, что ситуация в республике изменилась как в лучшую, так и в худшую сторону. С одной стороны, уничтожены многие видные полевые командиры боевиков и в первую очередь президент непризнанной Ичкерии Аслан Масхадов. Но с другой стороны, по стране прокатилась серия жестоких терактов, а во главе террористов оказался одиозный Шамиль Басаев

shadow
За год, прошедший со дня гибели Ахмат-хаджи Кадырова в результате теракта на грозненском стадионе «Динамо», в республике произошли многие знаковые события. 29 августа прошлого года в Чечне был избран новый президент. Возглавлявший до этого МВД республики Алу Алханов набрал 74% голосов. Правда, большинство наблюдателей, бывших в Чечне, так и не увидели избирателей, но явка, по данным избиркома, составила 85%. Почти год Алу Дадашевич по примеру своего предшественника сохранял политическую стерильность, но неделю назад все-таки вступил в «Единую Россию», что, безусловно, стало еще одним признаком возвращения Чечни в конституционное поле РФ. В ответ на гибель Ахмат-хаджи Кадырова, во время другого праздника – 8 марта 2005 года, федеральные силы ликвидировали президента непризнанной Ичкерии Аслана Масхадова. Рамзан Кадыров, поклявшийся отомстить за отца, сообщил, что к этому не причастен, его цель – Басаев, и назвал Масхадова «стариком-бедолагой». ФСБ РФ также скупо комментировало это событие, сообщив лишь, что человеку, выдавшему Масхадова, было выплачено 10 млн. долларов. В Чечне продолжаются восстановительные работы. Так, 27 января этого года Рамзан Кадыров в присутствии Ксюши Собчак заложил в Гудермесе аквапарк, который должен стать символом возрождения республики. Сооружение, по словам премьера Чечни Сергея Абрамова, будет построено на частные инвестиции.

Но некоторые дела, начатые еще покойным Ахмат-хаджи Кадыровым, до сих пор так и не завершены. Например, и поныне не подписан договор о разграничении полномочий между Чечней и федеральным центром. Правда, после того, как работу над документом возглавил Сергей Абрамов, дело, кажется, пошло на лад. Проект договора уже на столе у полпреда президента РФ в УФО Дмитрия Козака. До сих пор Чечня живет без одной ветви власти – так и не избран парламент республики. Но дату выборов по конституции ЧР должен назначить лично Владимир Путин, а он почему-то не спешит этого делать. И главное, так и не завершено уголовное дело по факту гибели Ахмат-хаджи Кадырова. Пока Генпрокуратура РФ проводит следственные действия, Рамзан Кадыров заявляет, что уже уничтожил четырех исполнителей теракта. В живых остался лишь один заказчик – Шамиль Басаев.

«Новые Известия» попросили ведущих экспертов по Северному Кавказу дать свою оценку того, как изменилась ситуация в Чечне за год, прошедший со дня гибели Ахмат-хаджи Кадырова.



КОММЕНТАРИИ

Валерий ТИШКОВ, член-корреспондент РАН, директор Института этнологии и антропологии РАН:

– С военной точки зрения, ситуация весьма изменилась: за год были уничтожены ряд полевых командиров, в том числе и Аслан Масхадов. Теперь прекратились всякие разговоры насчет «умеренных» в Чечне и необходимости переговоров. Второе, что стоит отметить, это то, что после гибели Ахмат-хаджи Кадырова достаточно спокойно прошли выборы легитимного президента Чечни. Но к великому сожалению, западное сообщество, не направив в Чечню наблюдателей, фактически отказалось признать эти выборы. Также продолжалась работа над проектом договора о разграничении полномочий между федеральным центром и республикой. Вот где настоящий переговорный процесс, которому надо всячески содействовать.

Кроме того, мне кажется, что в российском обществе улучшилось отношение к чеченцам. Слава богу, не было сделано никаких новых фильмов про «чеченских бандитов». Президент Кадыров много работал как раз над созданием позитивного образа чеченского народа. Но реакция после событий в Беслане показала, что Запад все еще по-прежнему воюет за чеченскую независимость. Это была последняя попытка что-то еще сделать, и трагедия в Беслане истолковывалась как провал российских властей на Северном Кавказе. Однако теперь все больше экспертов и международных организаций склоняются к тому, чтобы начать сотрудничество с грозненскими властями. Это очень важная подвижка – ослабли внешние разрушители ситуации в Чечне.

И последнее, что я хочу сказать: после гибели Ахмат-хаджи Кадырова не реализовались излишние опасения, что сохранение в руководстве Чечни Рамзана Кадырова означает передачу власти в республике некой банде или клану. Все-таки сегодня реальная власть в Чечне находится в руках Алу Алханова. Произошла и позитивная динамика с чеченскими силами безопасности. Сегодня уже нет того разгула и тех нарушений, которые они себе позволяли еще год назад. И Рамзан Кадыров уже не выглядит таким исчадием ада, каким его пытались представить год назад. На поверку он оказался вполне светским молодым мужчиной.

Алексей МАЛАШЕНКО, член научного совета московского Центра Карнеги:

– Я думаю, что оценивать прошедший после гибели Ахмат-хаджи Кадырова год в черно-белых тонах трудно. Во-первых, можно вспомнить, что убийство Кадырова положило начало такой серии терактов, которых мы никогда не видели. Так что с этой точки зрения ситуация значительно ухудшилась. Но с другой стороны, федералам наконец-то удалось уничтожить Масхадова и многих других полевых командиров. И с этой точки зрения, федеральные власти могут говорить о своей победе. Но возглавляет чеченских боевиков сейчас только Басаев. Понятно, что с этим человеком ни на какие контакты и переговоры идти нельзя. Он будет бороться до конца и будет действовать очень решительно. Во всяком случае, он это обещает, и я думаю, он сейчас накапливает силы.

Во-вторых, мне кажется, что так и не наступило какого-то перелома в экономике Чечни. Жуткая безработица. Восстановительные работы идут крайне медленно. В ситуации с коррупцией, по моей информации, никаких улучшений нет. Остается надеяться, что парламентские выборы что-то изменят. Нет и стабильности, причем и на той территории, что контролируется федеральными властями. По-прежнему существует проблема Рамзана Кадырова. По-прежнему нет четкой линии в его взаимоотношениях с Алу Алхановым. Между ними есть некий консенсус, но он определяется тем, что Москва заставляет идти на него. Судя по тому, что Рамзан Кадыров не был признан участником ликвидации Аслана Масхадова, можно сделать вывод, что Москва хотела бы отстранить его от такого рода операций.

Хотя намечаются и определенные положительные перспективы, причем связанные не с самой Чечней, а с общей ситуацией на Северном Кавказе. Практически во всех республиках этого региона люди недовольны своими президентами. И в любой момент ситуация может обрушиться по принципу домино, и Чечня может выступить в роли катализатора. Мы это видели в том же Беслане. Но именно это подталкивает Центр на какие-то нестандартные ходы. Во всяком случае, Россия уже готова принять внешнюю помощь – из Европы или США. И это, безусловно, позитивно. Я думаю, что хотя и косвенную, но все-таки позитивную роль сейчас играет полпред президента РФ в УФО Дмитрий Козак. Он не только администратор, но еще и политик. Безусловно, у него огромное количество проблем, но ему все удается. Но если ему не будут мешать и если действительно заработает та программа передачи полномочий на места, которую он предлагает, то это окажет благотворное влияние на Северный Кавказ, и в частности на Чечню.

Пройду по Кадыровской

Москвичи до сих пор не могут привыкнуть к существованию улицы имени чеченского президента

ВЛАДИМИР ГАВРИЛОВ

Со дня гибели Ахмата Кадырова прошел год. Многие москвичи, вероятно, уже забыли, что вскоре после смерти чеченского президента в столичном районе Южное Бутово появилась улица имени чеченского президента. Тогда эта новость вызвала настоящую бурю эмоций. Корреспондент «НИ» решил выяснить, что изменилось за прошедший год.

Южное Бутово – вообще район «геройский». Здесь есть улицы Адмирала Ушакова, Генерала Скобелева и Полярника Папанина. Год назад появилась улица еще одного героя – Ахмата Кадырова, а вместе с ней и памятная доска. Особо рьяные индивидуумы еще тогда грозились отодрать с постамента гранитную доску. Пришлось командованию Южнобутовского ОВД выставлять перед нею круглосуточную охрану. Сейчас, год спустя, сотрудников милиции уже нет. Правда, патрули время от времени проезжают по Кадыровской улице. И не без основания. Гранитная доска с выбитой надписью: «Улица Кадырова названа в память о погибшем президенте Чеченской Республики А. Кадырове 1951–2004 гг.» – хранит на себе следы варварских поползновений. Похоже, что не так давно кто-то долбил по ней чем-то железным и тяжелым. Но табличка выстояла – прикручена крепко.

Вообще, улица Кадырова – самая южная в Южном Бутове. За ней уже Подмосковье. Несмотря на скромные размеры, улица уже имеет свою школу и даже остановку легкого метро «Бунинская аллея». «Нет, мы не стараемся воспитывать детей на примере Ахмата Кадырова, – рассказала «НИ» Елена Литвяк, директор школы № 2014, расположенной по адресу Кадырова, 10. – Меня об этом много спрашивают. Но я считаю, что существует достаточно других героев, которым, кстати говоря, поставлены в микрорайоне памятники. Например, адмиралу Ушакову. Ими можно гордиться, что же касается Кадырова, я вообще не знаю, где находится его памятная доска. Мне неинтересно».

«К сожалению, народ у нас не сразу осознал государственной важности поставленной руководством государства задачи, – сказал «НИ» заместитель главы управы Южного Бутова Анатолий Петрин. – Когда улица появилась, на ней еще и домов-то не было. Зато народный ропот был отчетливо слышен. К счастью, нам удалось убедить общественность, что ничего страшного в Кадырове нет. Сейчас никаких эксцессов вроде не замечено».

Однако народ по-прежнему ропщет. Правда, как-то тихо. «Да мне не особо интересно, как она называется, – говорит пожилая жительница Бутова Наталья Михайловна. – Этот чеченский правитель, может, и сделал что хорошего для своего народа, но для Москвы он и палец о палец не ударил. Пусть бы в Грозном и называли улицу. Поначалу мы возмущались. Сейчас же все привыкли. А вскоре вообще все забудут, кто это был такой. Вы попробуйте прочитать, что там на табличке написано. Ничего не поймешь».

Кадыров в День Победы объявит, кто взорвал отца

Опубликовано в номере «НИ» от 6 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: