Главная / Газета 1 Апреля 2005 г. 00:00 / Политика

Оранжевые песни оранжево поют

Сразу в нескольких регионах России может сложиться революционная ситуация

ВЛАДЛЕН МАКСИМОВ

Массовые волнения в Башкирии и Ингушетии на прошедшей неделе заставляют задуматься о возможности развития событий внутри России по образцу Украины и Киргизии. Во всяком случае, в некоторых национальных республиках на Северном Кавказе и в Поволжье предреволюционная ситуация, похоже, созрела. Однако, по мнению экспертов «НИ», говорить о повторении «оранжевого» сценария у нас пока рано. И если что-то и может взорвать ситуацию, то это якобы только непродуманные действия федеральных властей.

shadow
Много лет назад писатель-сатирик Аркадий Арканов написал шлягер, звучавший по всему Советскому Союзу: «Я раскрашу целый свет в самый свой любимый цвет: оранжевое небо, оранжевое море, оранжевая зелень, оранжевый верблюд. Оранжевые мамы оранжевым ребятам оранжевые песни оранжево поют». Незатейливые слова оказались пророческими, а старая песенка, обретя былую популярность стараниями украинских революционеров, получила совершенно новый смысл. Вот уже год, как вновь на просторах бывшего СССР «оранжево поют», и отзвуки этого пения приводят в трепет чиновников всех уровней. Благодаря стараниями народных масс на киевском майдане оранжевый цвет стал символом любой «бархатной революции».

Печальный (по крайней мере для власти) пример Грузии, Украины и Киргизии, где старые элиты в одночасье были сметены митингующими толпами, заставляет и российских чиновников видеть попытку «бархатного переворота» в каждом народном выступлении, не санкционированном из высоких кабинетов. И с каждым разом реакция властей на массовые протесты в российских регионах становится все более резкой.

Дагестан. Август 2004 года

Первым звонком стал прошлогодний политический кризис в Дагестане. Тогда по призыву мэра Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова жители города вышли на митинг с требованием немедленного проведения выборов президента республики. В Махачкале, Дербенте и Кизляре состоялись ответные митинги в защиту действующего президента. Больше того, в столице республики заговорили о попытке оппозиции устроить «бархатную революцию» по грузинскому варианту. Тогда без столкновений обошлось лишь потому, что хасавюртовская милиция отказалась разгонять оппозицию. Впрочем, позднее отмена прямых выборов губернаторов на некоторое время отложила вопрос о смене власти в Дагестане.

Калмыкия. Сентябрь 2004 года

Но уже в сентябре «оранжево запели» в соседней Калмыкии. Многотысячный митинг, организованный Чрезвычайным съездом народа Калмыкии, требовал отставки президента республики Кирсана Илюмжинова. Любитель шахмат в бирюльки играть не стал и применил дебют «Сицилианская защита», разогнав «оранжевых ребят» силами местного и приданного из соседних регионов ОМОНа. При этом, по заявлению оппозиции, пропали без вести десять человек, несколько человек были ранены, а около сотни – арестованы.

Карачаево-Черкесия. Октябрь 2004 года

Самыми «оранжевыми» по результатам стали события в северокавказской республике Карачаево-Черкесия. Зять тамошнего президента Мустафы Батдыева Али Каитов подозревается в убийстве семи человек на своей даче. После того, как стали известны подробности преступления, три сотни родственников погибших дважды захватывали здание правительства республики, желая лично встретиться с г-ном Батдыевым. Справедливо опасаясь последствий такого разговора, президент дважды сбегал через черный ход. Чуть позже дочь Батдыева спешно развелась с мужем. Спасать ситуацию прибыл полпред президента РФ в Южном административном округе Дмитрий Козак, который клятвенно обещал родственникам погибших честное и непредвзятое расследование.

Северная Осетия. Январь 2005 года

Первый месяц этого года заставил «оранжево запеть» пенсионеров по всей России – в действие вступил закон № 122. Правда, ввиду отсутствия в стране сплоченной оппозиции в основном обошлось без политических лозунгов. Исключением стала Северная Осетия, до сих пор не оправившаяся от захвата школы в Беслане. Несколько сотен человек перекрыли федеральную трассу «Кавказ» и потребовали отставки главы республики Александра Дзасохова.

Башкирия. Март 2005 года

Самыми массовыми стали волнения в Башкирии. Неделю назад в Уфе на улицу вышли 20 тысяч человек. Оппозиция требовала отставки президента республики Муртазы Рахимова. «Оранжевые ребята», подогретые успехами коллег в Киргизии, были готовы штурмовать здание правительства. Причиной протестов стала зачистка башкирского города Благовещенск силами республиканского МВД. Тогда пострадали две сотни жителей города. Тушить пожар народного гнева прибыли комиссии Генпрокуратуры и МВД. Факты избиений и издевательств подтвердились, и были возбуждены уголовные дела. Неделю назад лидеры башкирской оппозиции сумели удержать народ от штурма правительства. Но на 1 мая назначена бессрочная акция протеста.

Ингушетия. Март 2005 года

Наибольший переполох среди чиновников вызвала попытка ингушской оппозиции провести в минувший понедельник в Назрани митинг у мемориала жертв политических репрессий. Вроде бы невинное мероприятие вначале было санкционировано ингушскими властями. Но узнав, что митингующие собираются требовать возврата Пригородного района, входящего сейчас в состав Северной Осетии, и отставки президента Мурата Зязикова, власть поспешно отменила разрешение на проведение акции. МВД республики было усилено федеральными войсками из Моздока, а лидера оппозиции Бориса Арсамакова, не дожидаясь штурма президентского дворца, на всякий случай арестовали. Отпустили его лишь тогда, когда опасность миновала.



Несмотря на внешнее сходство массовых акций протеста в российских регионах с революциями на постсоветском пространстве, в этих процессах, по мнению члена научного совета центра Карнеги Николая Петрова, задействованы иные механизмы. «Мне кажется, что все разговоры о развале страны и необходимости предпринять жесткие меры против «оранжевых сил» не совсем обоснованы, – заявил «НИ» политолог. – Это проблема, которую Кремль создал сам себе». То, что мы видим сейчас, считает эксперт, это эффект президентского указа об отмене прямых выборов глав регионов. «Это единственный реальный шанс для альтернативных политических элит в регионах послать Кремлю сигнал, что действующий руководитель региона не справляется и что его нужно менять», – пояснил г-н Петров. И здесь многое будет зависеть от продуманности действий властей.

Некоторое сходство с «оранжевыми революциями» прослеживается в Калмыкии, Башкирии и Дагестане, где местные лидеры правят своими регионами уже много лет – некоторые еще с советских времен. Естественно, что за это время они порядком надоели своим согражданам, тем более что социально-экономическая ситуация в этих субъектах Федерации, мягко говоря, оставляет желать лучшего. С другой стороны, возникает и обратный эффект. Если в каком-то регионе оппозиция вдруг активно требует отставки местного лидера, то Кремль, даже если он и собирался его поменять, еще десять раз подумает. Ведь может быть создан опасный прецедент. Примером могут считаться события в Карачаево-Черкесии.

Кроме того, на ситуацию влияет и пример соседней Чечни. Даже самые «оранжевые ребята» не хотят повторять судьбу разгромленной войной республики, прекрасно понимая, что реакция властей на попытку свергнуть действующую власть будет резкой и, скорее всего, силовой. Сама же Чечня, как это ни парадоксально, сегодня является самым стабильным в политическом плане регионом на Северном Кавказе – в условиях военного конфликта людям не до митингов и акций протеста. Основным влиянием «бархатных революций» Николай Петров считает то, что люди, смотря в теленовостях репортажи из Украины и Киргизии, поняли, что можно выйти на улицу и реально потребовать от власти решения своих проблем.

Секретарь по идеологии Федерального политсовета СПС Леонид Гозман считает, что термины «бархатная» или «оранжевая» революции не более чем клише. И ситуация в каждом регионе или стране неповторима. По его мнению, процессы в российских регионах и в Киргизии или Украине объединяет то, что там образовалась критическая масса людей, которые считают, что их обманули. «Кто бы ни стоял за этими процессами – демократическая оппозиция или преступные кланы, – какие бы лозунги ни были использованы при этом, необходимое условие таких волнений – наличие в обществе масштабной лжи, – сказал г-н Гозман «НИ». – Можно считать людей за быдло, но не бесконечно». Последние события показывают, что народ любой страны имеет предел терпения. И надо, чтобы власти извлекли из этого урок. «Я боюсь, что российские власти из украинской «оранжевой революции» сделали противоположные выводы, – сообщил эксперт. – Вместо того чтобы развивать демократические институты, они решили готовиться к отражению предполагаемых атак». В этом смысле, по словам Леонида Гозмана, симптоматично появление такой организации, как «Наши». «Они страшны не сами по себе, тревожит ориентация властей на этот путь, – уточнил он. – Сто лет назад в аналогичной ситуации всеобщего недовольства власть сделала ставку на людей такого типа, создав черносотенцев. В результате через несколько лет Россия получила октябрьский переворот».



Михаил Федотов: Революция снежков
Глеб Павловский пообещал не допустить в России народных волнений

Опубликовано в номере «НИ» от 1 апреля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: