Главная / Газета 25 Марта 2005 г. 00:00 / Политика

Депутатский долгострой

Законы, защищающие интересы простых граждан, лежат в Госдуме «под сукном» годами

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Одни законы депутаты Госдумы принимают за считанные недели, а то и дни. Другие безжалостно отклоняют под тем предлогом, что на их реализацию нет денег или что подобный закон уже есть. А есть и такие, которые и отклонить вроде нельзя, и принять никак невозможно. И пылятся они в Госдуме годами, переносимые с одного заседания на другое, с весенней сессии на осеннюю, от одного созыва депутатов к другому, и счет их сегодня идет уже на сотни. Так, например, на днях было вновь отложено рассмотрение «долгоиграющего» закона «О парламентских расследованиях».

shadow
Если нужно, депутаты могут принять закон очень быстро. Например, прошлой весной возникла угроза того, что коммунисты организуют референдум, который призван был доказать, что земля и природные богатства должны принадлежать народу. Так, буквально за три недели был принят новый закон о референдуме, по которому реально провести плебисцит стало практически невозможно. По словам независимого депутата Владимира Рыжкова, «закон прогнали сквозь Думу, как самогон».

Когда нынешней зимой начались массовые выступления против монетизации льгот, Госдума установила рекорд, который уже, наверное, никогда не будет побит. Закон о повышении минимальной пенсии с 660 до 900 рублей был принят за один день сразу в трех чтениях и даже в тот же день одобрен Советом Федерации и подписан президентом. А вот, к примеру, закон об Общественном российском телевидении пролежал в Госдуме 10 лет и в конце концов был снят с рассмотрения минувшей весной – не нуждается сейчас Россия в независимом от государства и от рекламодателей телевидении.

На минувшей неделе Комитет Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству вновь отложил рассмотрение закона «О парламентских расследованиях». В Думе этот закон лежит уже три года. Сначала депутаты очень хотели принять его сразу после «Норд-Оста», чтобы самим расследовать теракт на Дубровке. А закон этот давал бы им полномочия запрашивать какие угодно документы и вызывать на допрос всех высших чиновников, кроме президента. Но депутатов хватило только на то, чтобы принять закон в первом чтении. Теперь его рассмотрение вновь отложено под тем предлогом, что, мол, не принята поправка к Конституции о расширении полномочий депутатов. А без нее они вроде не могут проводить расследования. Но эта поправка внесена в Госдуму еще в 1999 году и тоже до сих пор преодолела только первое чтение. Депутат Алексей Митрофанов (ЛДПР) объясняет все проще: «Политическая обстановка в стране для принятия этого закона неподходящая».

Три года лежит в Госдуме закон о том, чтобы зачесть участникам экспериментов по прохождению альтернативной гражданской службы, организованных до принятия соответствующего закона, тот срок, что они уже отработали. Хотя закон касается всего нескольких десятков человек – участников экспериментов в Нижнем Новгороде и Перми, Министерство обороны резко выступило против, считая, что «экспериментальные» альтернативщики работали в гораздо лучших условиях, чем положено альтернативщикам нынешним. И поэтому ничего засчитывать им не следует. С военными депутаты ссориться не стали и закон положили под сукно. Впрочем, скоро бывшие альтернативщики достигнут 27 лет, и необходимость в таком законе отпадет сама собой.

Три года ждет рассмотрения закон «О минимальных государственных социальных стандартах». Согласно ему государство обязано гарантировать гражданам доступность услуг образования, здравоохранения, культуры, социального обслуживания и ЖКХ. Хотя точные цифры закон не устанавливает (их поручено определить правительству), даже в таком виде закон принимать не решились. А подписанный еще прежним вице-премьером Галиной Кареловой отзыв гласит, что «минимальные государственные социальные стандарты должны формироваться, исходя из ресурсных возможностей бюджетной системы, а не наоборот». Очевидно, депутаты ждут, когда бюджет накопит столько ресурсов, что сможет удовлетворить минимальные социальные стандарты.

Этих же времен, наверное, дожидается и закон о компенсации утраченных советских сбережений тем, кому деньги срочно необходимы ввиду «чрезвычайных жизненных обстоятельств». Под такими обстоятельствами подразумеваются: смерть близких, тяжелое заболевание, получение инвалидности, утрата жилья и имущества из-за катастроф. Закон был внесен в Госдуму еще в 1995 году, когда Россия находилась в долгах и еще брала и брала. Теперь государство имеет возможность досрочно выплачивать внешние долги, но до выплаты долгов беднейшим гражданам своей страны дело так и не дошло.

О том, что в российских тюрьмах пытают, известно всем. Ежегодно в местах лишения свободы умирают около 10 тыс. человек, причем четверть из них – это подследственные, которые не доживают до суда. А закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания» лежит в Госдуме уже три года. Закон предусматривает создание в субъектах Федерации специальных комиссий из числа представителей общественных объединений и правозащитных организаций. Эти комиссии смогут беспрепятственно посещать колонии и следственные изоляторы, заходить во все камеры, беседовать с осужденными и принимать у них жалобы. Когда законопроект направили президенту, он написал резолюцию – «принять и доработать». Осенью 2003 года в первом чтении закон приняли. Однако доработка не закончена до сих пор. По словам бывшего депутата Госдумы и правозащитника Валерия Борщева, главным противником закона оказалось МВД, в ведении которого находятся следственные изоляторы, и где, по мнению правозащитников, активнее всего нарушаются права человека. Доступ же в колонии, которые находятся в ведении Минюста, для правозащитников «относительно свободен». Против закона выступили и военные, когда депутаты попытались включить в перечень проверяемых объектов воинские части.

Если Россия в ближайшее время не примет закон о запрете смертной казни, нашу страну могут исключить из Совета Европы. Более того, смертная казнь запрещена Конституцией страны. С 1996 года действует президентский указ о моратории на нее до введения во всех регионах России судов присяжных. Последний в этом списке регион – Чечня, там суды присяжных должны появиться в 2007 году. Формально тогда смертная казнь будет восстановлена. Закон об ее отмене лежит в Госдуме с 2001 года, но еще не смог преодолеть даже первого чтения.

Четыре года находится в Госдуме закон «О противодействии коррупции». Закон был даже одобрен Комитетом Госдумы по безопасности, но с его принятием депутаты не спешат.

А Законодательное собрание Башкирии три года ждет реакции на внесенные им поправки в Трудовой кодекс о запрете работать в одном и том же государственном или муниципальном предприятии близких родственников, если их работа связана с непосредственной подчиненностью одного другому. Для Башкирии это, очевидно, очень серьезная проблема. Да и для остальной России тоже, наверное. Но депутаты Госдумы, похоже, другого мнения.

Наконец, уже семь лет добивается принятия своего закона «Об обеспечении права гражданина Российской Федерации на честь и достоинство» председатель Комитета по культуре Иосиф Кобзон («Единая Россия»). Суть законопроекта – придание чести и достоинству статуса высших ценностей, которые охраняет государство. А если представитель власти плохо обойдется с гражданином, тот имеет право через суд требовать возмещения морального вреда. Однако пока что Иосифу Давыдовичу удалось добиться только принятия закона в первом чтении. Не потому ли, что коллеги депутата Кобзона просто опасаются ответственности за свою работу, которую немало избирателей оценивают как раз как издевательство над честью и достоинством гражданина страны?



Законы-рекордсмены

Самые «быстрые»

9 дней – закон «О внесении изменений в федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в 2005 году» (об увеличении минимальной пенсии с 660 до 900 рублей). Внесен в Госдуму 31.01.2005. Принят сразу в трех чтениях 9.02.2005.

23 дня – закон «О референдуме Российской Федерации» (ужесточает требования для проведения референдума). Внесен в ГД 19.05.2004. Принят в окончательном чтении 11.06.2004.

66 дней – закон «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (закон об отмене льгот). Внесен в ГД 31.05.2004. Принят 5.08.2004.

75 дней – закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» (предусматривает подачу заявки на митинг за 10 дней до мероприятия). Внесен в ГД 21.03.2004. Принят 4.06.2004.

92 дня – закон «О внесении изменений в статью 112 Трудового кодекса Российской Федерации (о нерабочих праздничных днях)» (устанавливает 10-дневные новогодние каникулы и отменяет выходные 7 ноября и 2 мая). Внесен в ГД 23.09.2004. Принят 24.12.2004.



Самые «медленные»

10-й год депутаты не могут принять закон «О порядке обслуживания целевых долговых обязательств Российской Федерации в целях обеспечения неотложных социально необходимых нужд граждан Российской Федерации», внесенный в ГД 18.04.1995.

5-й год лежит без движения закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественных объединений их деятельности». Внесен в ГД 4.10.2000.

4-й год ждет принятия закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации (об исключении смертной казни из Уголовного кодекса Российской Федерации)». Внесен в ГД 4.07.2001.

4-й год остается «замороженным» закон «О противодействии коррупции». Внесен в ГД 5.11.2001.

3-й год блокируется Минобороной закон «О внесении дополнения в статью 25 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе». Внесен в ГД 13.11.2002.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 марта 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: