Главная / Газета 25 Марта 2005 г. 00:00 / Политика

Геннадий Селезнев

«Я никогда ни в кого не стрелял»

МАРИЯ СЕЛЕЗНЕВА, Санкт-Петербург

Экс-спикер Госдумы прошлого созыва и депутат нынешнего Геннадий Селезнев считает себя романтиком. Он откровенно рассказал корреспонденту «НИ», за что он любит женщин, детей и лошадей.

shadow
– Геннадий Николаевич, вы живете на два дома – в Москве и Санкт-Петербурге. Где вы себя чувствуете комфортнее?

– Сейчас мой основной дом, конечно, в Москве. У меня там жена и дочь. Мы живем в столице с 80-го года. Но в Ленинград, в Питер, тянет постоянно. Здесь осталась моя мама. Я ее часто навещаю. Но, честно говоря, жить так довольно сложно. Мы много раз пытались уговорить мать перебраться в Москву, но она категорически отказывается. Моя жена – коренная ленинградка – быстрее меня откипела от города. Может, потому, что у нее тут уже никого не осталось. А я никак не могу. Езжу сюда раз-два в месяц.

– А где вам легче отдохнуть, расслабиться?

– Душой больше отдыхаю в Петербурге. Здесь все роднее и привычнее. Тут очень много людей, с кем мы еще работали в комсомоле или в газете «Смена». Сегодня они занимают самые разные посты. Нам всегда интересно встречаться, вспоминать молодые годы. Ведь, собственно, в Москве мы не приобрели так уж много друзей. Поэтому все, что связано с моим прошлым, все в Питере.

– Что для вас значит дом и домашний очаг?

– Как бы я ни уставал, я всегда прихожу домой и понимаю, что я отвлекаюсь от всего и расслабляюсь. Тут у меня собака, попугай, цветы. Бывает, в выходной день просто слоняюсь по дому. Это очень интересное ощущение: вроде ничего не делаешь, а при этом чувствуешь себя комфортно – книжку почитаешь, телевизор включишь. Очень важно, чтобы дом тебя всегда ждал. Чтобы там было тепло, комфортно, уютно. Моя жена и дочь работают, и мы редко собираемся вместе. Поэтому, наверное, особенно любим бывать дома. В основном мы живем на даче в Баковке. Там хорошая природа, чистый воздух и белый снег в отличие от Москвы.

Даже в такой экстремальной ситуации у Геннадия Николаевича на зверя рука не поднимется.
shadow – Говорят, политика – удел увлеченных и романтичных людей. Вы себя к ним причисляете?

– В общем, да. Некоторые в политике видят прагматизм, я же вижу больше романтики. Но все равно, для меня это работа. В Советском Союзе я не был депутатом даже районного уровня. Вся моя жизнь была связана с газетами. А когда я освоил профессию политика, я в нее влез по уши. И она мне понравилась. Несмотря на то что в политике есть много такого, чего бы я там видеть не хотел. Потому что для многих политика – это просто игра и времяпрепровождение, а для меня – это серьезная глубокая аналитическая работа.

– А кроме политики какие у вас еще есть увлечения?

– Сейчас я стал президентом Федерации конного спорта России. На выборах я обошел госпожу Батурину, которая шесть лет возглавляла федерацию. Я ее заранее предупредил: меня выдвинули спортсмены, и я буду баллотироваться. Конный спорт мне очень близок. Его азы я постигал здесь, на Лермонтовском проспекте, в детско-юношеской спортивной школе. У меня был первый юношеский разряд по конкуру. Правда, долгие годы я к лошадям вообще не подходил. И только восемь лет назад я стал регулярно бывать в Олимпийском учебно-спортивном центре в Химках «Планерная». Мы там организуем соревнования на призы еженедельника «Россия». Я часто бываю на состязаниях, хорошо знаком со спортсменами, учреждаю специальные призы. Видимо, поэтому меня и выдвинули. Я победил у Батуриной со счетом 39:19.

– У вас есть лошади?

– Мне дарили трех лошадей, которых я передарил центру «Планерный». И сейчас на них тренируются молодые спортсмены. Лошади оказались хорошими, ими довольны. А у меня у самого просто нет времени, чтобы ухаживать за животными. Сейчас я лишь иногда езжу. Правда, препятствия больше не беру.

– Где вы любите отдыхать?

– Только в России. Уже на протяжении восьми лет мы каждый год отдыхаем в «Белых ночах» под Сестрорецком. Это очень удобно. За время отпуска успеваем навестить всех родственников и друзей, еще и здоровье поправить. Езжу на рыбалку. Люблю посидеть с удочкой. Я рыбачу и на Ладоге, и на Финском заливе, и на озерах Карельского перешейка. Собираю грибы. Я получаю удовольствие от самого процесса. Мне нравится ходить по лесу в тишине. Я в грибах разбираюсь, не боюсь их.

– А как относитесь к популярному у политиков увлечению – охоте?

– Охотником я никогда не был и никогда ни в кого не стрелял. Я люблю животных, особенно крупных. Потому что, глядя в их глаза, понимаешь, что они переживают. Я отказываюсь от предложений поохотиться. Даже просто съездить за компанию – пострелять по мишеням. Я могу стрелять где-нибудь в тире, но не на охоте.

– Но политики часто предпочитают именно охоту. С чем это связано?

– Я думаю, что это для них выброс адреналина, азарт, попытка посостязаться со зверем. Ведь зверь тоже не глупый и понимает, что ему нужно делать, чтобы выжить. Вот и возникает желание обмануть и перехитрить животное и получить трофей.

– Может, для них это своего рода разрядка? А как вы выходите из стрессовых ситуаций?

– За многие годы я себя приучил сохранять спокойствие. Я занимаюсь аутотренингом, сам себя успокаиваю. Кажется, когда надо, я умею выставлять своеобразный экран против влияний, которые мне не нужны. Для этого необходимо хотя бы полчаса времени. Надо посидеть, подумать, самому себе сказать, чего не надо делать. Но для борьбы со стрессами самый лучший способ – это резко отвлечься на что-нибудь контрастное. Например, когда бывает тяжелая неделя, я уезжаю в «Планерную», где постоянно бывают какие-нибудь соревнования, сажусь на трибуну, начинаю болеть за конников. Иногда веду стартовый протокол. Записываю там все очки. Это полностью переключает мысли и отвлекает от других проблем.

– Вы будете пытаться возродить конный спорт в России?

– Да. Сейчас мы разрабатываем программу по подготовке к Олимпиаде в Китае. Очень жаль, что конный спорт у нас ушел с высоких пьедесталов и мы не имеем значительных достижений ни в конкуре, ни в троеборье. Слишком мала государственная поддержка. Я буду встречаться с частными спонсорами и конезаводчиками, готовыми вкладывать деньги в развитие спорта. Уповать на поддержку государства в этом вопросе бесполезно. В этом году на три олимпийских вида нам выделили аж 22 тысячи евро. А для нормальной подготовки к Олимпиаде нужно порядка 10 миллионов долларов. Тогда и о результатах можно будет говорить.

– Что для вас составляет понятие прекрасного в жизни?

– Все, что даровано природой, – дети, женщины, цветы, животные. Их красота порой выше нашего понимания.



Справка «НИ»

Геннадий СЕЛЕЗНЕВ родился 6 ноября 1947 года в городе Серове Свердловской области. Учился в ПТУ, затем работал на одном из промышленных предприятий Ленинграда, служил в армии. В 1974 году окончил факультет журналистики Ленинградского государственного университета. С 1968 по 1974 год работал в Ленинградской областной комсомольской организации. 1974–1980 гг. – заместитель редактора, редактор газеты «Смена». 1980 г. – первый заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК ВЛКСМ. 1981–1988 гг. – главный редактор газеты «Комсомольская правда». 1988–1991 гг. – главный редактор «Учительской газеты». 1991–1993 гг. – первый заместитель главного редактора, главный редактор газеты «Правда». В декабре 1993 года был избран по партийному списку КПРФ депутатом Госдумы и в период с января 1993 года по январь 1995 года занимал должность зампредседателя Комитета Госдумы по информационной политике и связи. С января 1995 года – заместитель председателя Думы первого созыва. В декабре 1995 года избран депутатом Думы второго созыва. С 17 января 1996 года – председатель Госдумы второго созыва. 19 января 2000 года избран председателем Госдумы третьего созыва. С декабря 2003 года – независимый депутат Госдумы четвертого созыва. Является председателем Партии возрождения России. Женат, имеет дочь.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 марта 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: