Главная / Газета 17 Марта 2005 г. 00:00 / Политика

Плановый конвейер

Милиционеры признают, что пытают подозреваемых, чтобы выполнить задание по раскрытию преступлений

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Принятые в конце 2003 года поправки в Уголовный кодекс о пытках не работают, утверждают правозащитники. За весь минувший год в России по фактам пыток было возбуждено всего четыре уголовных дела. Вчера в Госдуме правозащитники представили депутатам свои предложения по изменению законодательства.

shadow
Планировалось, что встречу правозащитников с руководством думского Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству проведет председатель комитета Павел Крашенинников («Единая Россия»), однако он по непонятным причинам не пришел, его мобильный телефон не отвечал, и вел встречу зампредседателя комитета Петр Шелищ («Единая Россия»).

Представители правозащитных организаций утверждали, что пытки в российских тюрьмах остаются повседневным явлением, а принятые в декабре 2003 года поправки в УК не работают. За весь 2004 год по статье 117 «Истязание с применением пыток» было возбуждено 1 уголовное дело. По статье 302 «Принуждение к даче показаний с использованием пыток» – 3. Председатель Постоянной палаты по правам человека при президенте России Валерий Борщев утверждает, что в нынешнем виде статьи УК, касающиеся пыток, не работают. По мнению правозащитника, необходимо расшифровать само это понятие в Уголовном кодексе так: «причинение должностным лицом, либо с его ведома, или молчаливого согласия иным лицом физических или нравственных страданий с целью принуждения к даче показаний».

Другие предложения правозащитников – это скорейшее принятие закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания», который в первом чтении приняла еще прошлая Дума, но уже почти два года он лежит без движения. Правозащитники также предлагают создать внутри милиции отдельную оперативную службу по расследованию случаев пыток, так как сейчас расследованием занимаются «те же люди, которые причастны к пыткам». Часто на заявления задержанных выносится определение прокуратуры, что «факты пыток не подтвердились», а когда правозащитники начинают свое расследование, выясняется, что либо милиционеры уклонялись от сбора доказательств по этим фактам, либо эти доказательства были необъективно оценены в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. Причем жертвам пыток даже не дают ознакомиться с материалами проверки.

Еще один источник нарушения прав подследственных – сделка следователя с адвокатом, что, по словам эксперта Института прав человека Льва Левинсона, «редкость для Москвы, но повсеместно распространено в провинции». По действующему законодательству, подследственный не может отказаться от предоставленного государством адвоката, если у него нет средств на наем собственного. Лев Левинсон считает, что нужно восстановить норму еще советского Уголовно-процессуального кодекса, согласно которой в роли защитника может выступать любой человек по выбору обвиняемого, а не обязательно член адвокатской коллегии.

Правозащитники также предлагают изменить порядок помещения человека под стражу. Если сейчас для этого достаточно ходатайства следователя, по которому судья определяет меру пресечения, то, по их мнению, необходимо предоставлять судье для ознакомления все материалы уголовного дела, а также вызывать на судебное заседание свидетелей как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. По словам Льва Левинсона, содержание под стражей в качестве меры пресечения в России по сравнению с европейскими странами избирается неоправданно часто. В результате большую часть населения наших СИЗО составляют обвиняемые по статьям 158 «Кража» и 228 «Хранение наркотиков».

Присутствовавшие на «круглом столе» милиционеры с проблемами согласились, но обвинили во всем «палочную» систему отчетности в правоохранительных органах, когда перед каждым подразделением устанавливается план по числу преступлений, которые должны быть раскрыты. Из представленных документов следовало, что, к примеру, на состоявшемся 1 февраля оперативном совещании милицейского руководства Восточного административного округа Москвы был определен план по раскрытию преступлений за 10 дней февраля по каждому из ОВД округа – «Перово – 15 преступлений, Новогиреево – 10, Измайлово – 12, Северное Измайлово – 9, Сокольники – 6, Метрогородок – 4».

На вопрос корреспондента «НИ» о шансах предложений правозащитников стать законами Валерий Борщев ответил: «Вы же знаете, какая у нас Дума». А депутат Шелищ рассказал, как недавно на Ленинградском вокзале столицы его схватили за руку милиционеры, потребовали предъявить документы, а на вопрос, в чем его обвиняют, депутат получил удар кулаком по спине. Депутат предъявил удостоверение и попросил милиционеров представиться. Те отказались, и «так я и ушел». Возможно, если от милиционеров в ближайшем будущем пострадают еще 225 депутатов (столько голосов необходимо для принятия закона), шансы у правозащитных поправок есть.


Опубликовано в номере «НИ» от 17 марта 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: