Главная / Газета 4 Февраля 2005 г. 00:00 / Политика

Владимир Жириновский

«Я мечтал жениться на девушке из индийского фильма»

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский давно уже не просто политик, но почти что миф. Причем миф собственного сочинения. Однако корреспонденту «НИ» удалось увидеть в нем простое, общечеловеческое. В ответ г-н Жириновский в свойственной ему манере поделился с нами формулой счастья.

shadow
– Владимир Вольфович, вы часто выступаете со сцены, выпустили несколько компакт-дисков с песнями своего исполнения. Не жалеете, что выбрали карьеру политика, а не артиста?

– Я не артист и не имею никакого отношения к искусству и культуре. В школе участвовал в художественной самодеятельности, но не в главных ролях, в вузе уже почти не участвовал, занимался чисто общественно-политической работой. А за последние 10 лет – да, меня просят озвучить какие-то песни, и я озвучиваю. Но инициативу сам никогда не проявлял. И никакой тяги к тому, чтобы стать певцом или конферансье, у меня нет. Это все не мое, и я даже близко отношения ко всему этому не имею.

– Александр Калягин заблуждается, когда называет вас своим коллегой?

– Артисты иногда так говорят, потому что то, что дается им в результате длительных репетиций, десятилетиями, я это делаю просто так. Встреча, какой-то диспут – я выступаю, а они так не могут. Это их раздражает. Они завидуют, что я умею быстро реагировать, построить всю дискуссию. То, что для них представляет огромную трудность. У них репетиции, репетиции, спектакли проваливаются, не пользуются популярностью. Спектакли, которые готовились месяцами и годами. А я прихожу на любое ток-шоу и общаюсь с людьми без всякой подготовки.

– Вы продумываете свои выступления заранее или все получается спонтанно?

– Все получается само собой. Я никогда не думаю, не знаю тему, не знаю вопросов. Артисты мне потому и завидуют, что у них есть роль, есть текст, режиссер, репетиция, и все равно что-то не получается. А тут человек выходит на любое мероприятие перед любой аудиторией... Вот недавно я снимался в передаче «100 вопросов от детей». На любой вопрос отвечал экспромтом. Я не знал, какой будет вопрос. Но я выступаю, и люди плачут или хлопают и идут ко мне за автографом, фотографироваться. А артист идет по улице, и его никто не узнает. Никакой очереди в театр нет. Даже зал у них не всегда хлопает.

– Сняться в кино или сериале не планируете?

– В кино не снимаюсь. «Корабль двойников» восемь лет назад – это была ошибка. И это была не моя инициатива, а со стороны. Как выпуск моего одеколона, водки, сигарет, зажигалок, шампанского, минеральной воды.

Любимцы вождя – конь живой...
shadow – Это была инициатива ваших имиджмейкеров?

– Нет у меня никаких имиджмейкеров. Люди хотят использовать мое имя, берут фотографию и выпускают какую-то продукцию. Журналисты придумали слово «однозначно». Никогда не употребляю! Все кто-то придумывает вплоть до политических провокаций. Для чего? Привлечь внимание к себе, к своим статьям в газете. О, ЛДПР, Жириновский! Все делается за спиной без нашего согласия. Или вот Лолита несколько дней назад на вручении премии «Стиль года» сказала: «Жириновский – мой секс-символ». Но это ее точка зрения.

– Как вы отдыхаете?

– Я сплю долго. Очень люблю спать. Обычно с 11 до 8. А еще лучше в 10 лечь и в 10 встать. Ружье есть любимое, ИЖ-16, обычное, никаких наворотов. Несколько раз в году стреляю. По воробьям, по воронам, чтобы цель какая-то была. Купаться люблю. Во всех океанах купался. На Мальдивах, которые смыло, везде был. Люблю семейные фильмы, чтобы никакой крови, никакой стрельбы. Но не мыльные оперы. Люблю военные песни и марши – марш славянки, марш Мендельсона, похоронный марш тоже люблю. Коллекционирую словари: по рыбалке, автомобилям, охотничьим ружьям, все под рукой. У меня библиотека 10 тысяч книг. До художественной литературы руки не доходят. Но мне очень нравится одна небольшая повесть про отца и трех сыновей, где есть хорошие слова о смысле жизни. Чтобы утром хотелось идти на работу, а вечером – домой. Вот она, формула счастья, – любимая работа и любимая семья.

– У вас есть это счастье?

– Первое счастье есть. Я с удовольствием хожу на работу эти пятнадцать лет, с 1 ноября 1990 года, когда я на освобожденной партийной работе. До этого было все нелюбимое. Учеба в вузе, армия – это по закону положено. После армии – работа в Комитете защиты мира. Я занимался старухами за границей, которые за мир борются. Потом школа профсоюзного движения, потом юрколлегия – имущество, алименты. И, наконец, издательство «Мир». Четыре места работы за 30 лет трудового стажа, и все было нелюбимое. И вот шестнадцатый год любимая работа.

– А второе счастье?

– Второго настоящего счастья я не испытал. Были радостные дни, когда переехал в свою квартиру, рождение сына, рождение внуков. Но я вырос в Казахстане, а там часто показывают индийские фильмы. И я мечтал, чтобы моя жена была, как в индийском фильме, тихая, что-то поет, плачет. Такой вариант, немного слезливый. И чтобы было много-много детей, чтобы я утром завтракал с ними по воскресеньям, и они все кричали бы мне: «Папа! Папа!» А тут один ребенок и жена – кандидат наук. Она не индийская девушка, которая плачет и поет о любви. Такой сухой, чиновничий вариант. А я в душе лирик. Но не получилось. Вот если бы я в Москву не уехал, то женился бы на какой-нибудь монгольской девушке, мне нравится азиатский тип. А Москва ожесточает. Деньги, квартира. Молодость ушла на то, чтобы квартиру пробить, на другой этаж переехать, мебель достать. Все лучшие годы жизни потратил на обустройство быта. Очень повезло людям, у которых хорошая работа с самого начала и семья с той теплотой отношений, которую люди могут дать друг другу. Но таких людей очень мало. Все мои знакомые в разводе. А кто в браке – во втором, третьем, конъюнктурно, для карьеры. Счастливых пар я не знаю. Такой теплоты, которой мне не хватает, всем не хватает.

...и конь железный.
shadow – Если бы жизнь можно было начать сначала, вы бы ее прожили по-другому?

– Все по-другому бы сделал. Остался бы дома, в Алма-Ате, никуда бы не поехал. Квартира наша трехкомнатная там свободная стоит. Она мне дорога, я там родился, прямо в ней, «скорая помощь» не успела приехать. Сад посадил, он бы вырос уже. Но исполнилось 18 лет, и как дальше жить? В Казахстане национальная политика – все для казахов. Работа – им, жилье, в институт без экзаменов. Пришлось собирать манатки, ехать в Москву и начинать все с нуля. Денег не хватало, мама присылала свою пенсию. А потом только поднялся – квартира, машина, – тут перестройка. У меня в банке 100 тысяч рублей было брежневских. Это 80 тысяч долларов по тому курсу. И все рухнуло.

– Но без перестройки не было бы ЛДПР.

– Если бы не было перестройки, я бы работал адвокатом, прокурором, может быть, судьей. Потом перешел бы на преподавательскую работу. У меня тяга учить людей, передавать знания. Если бы монетизацию льгот объяснял я, а не Зурабов и Кудрин, никаких выступлений бы не было. Может быть, стал бы редактором какой-нибудь известной газеты. Или был бы сейчас завкафедрой политологии философского факультета МГУ. Я и так доктор философских наук. Когда в 1985 году начались изменения, я мечтал быть членом какой-нибудь другой партии, не КПСС. И мне сразу предлагают возглавить другую партию. Тогда мне было 43 года, в полном расцвете сил.

– А сейчас на пенсию не собираетесь?

– Никаких пенсий. Как работал, так и буду работать. У нас огромный политический капитал. Меня каждый ребенок знает в каждом поселке. И партию все знают. Я занимаюсь тем, чем хотел. Работа депутата – самая интересная. Раньше я хотел быть министром, теперь не хочу, упаси бог. Это очень узко, очень технично, связано с цифрами. А депутатская деятельность – постоянные поездки по стране. Каждый день – новые люди, новые встречи, новые проекты, перебор всех эмоций под завязку. Депутат – как врач. Он идет к своим больным, мы идем к своим избирателям. Выхожу из здания Госдумы, подходят люди с письмами, с жалобами. И огромный митинг, и просто какой-то инвалид меня остановил – все это моя прямая работа.

– Ельцина как политика вы уже пережили. А Путина переживете?

– Ельцин и Путин – это случайные люди. Кто такой Ельцин? Строитель. Потом его перевели на партийную работу, потом он оказался в Москве, потом подался в президенты. Кто такой Путин? Разведчик. Демобилизовался. Работал у Собчака, Собчак проиграл выборы, его позвали в Москву. Они не знали, что станут политиками, не планировали. Они были обычные функционеры. А я мечтал. С детства мечтал, но понимал, что в рамках того режима это было бы невозможно. И готовился стать простым преподавателем политологии. Путин в 2008 году уйдет, «Единая Россия» может проиграть выборы. А у ЛДПР всегда будет 12–20% голосов, потому что у нас есть свой избиратель. Вот у «Родины» избирателей нет. Они украли кусок у КПРФ, Рогозин влез на спине Глазьева, а теперь от него Шпак убежал, Геращенко убежал, банкир Лебедев убежал, вот он сидел и голодал, не знал, что ему делать. Они меняются все: Демократическая партия Травкина, партия Шахрая, партия Рыбкина, «Демократическая Россия» Пономарева и Старовойтовой, «Демвыбор» Гайдара, Народная партия, «Родина». Ему заказали, попробуй, создай партию. А у него желания нет, он послом хочет быть в тихой маленькой стране. Не выполняется заказ – ну и черт с ним. Поэтому все рушится. А ЛДПР – это моя любовь, вот оно и получается, потому что от любви. Так Шекспир свои пьесы писал – от любви, Высоцкий пел от любви, а я хотел заниматься политикой.



Верховный правитель всея Федерации

В четверг Владимир Жириновский заявил, что ЛДПР подготовила манифест «Мобилизация воли». Этот документ, по его словам, «предлагает конкретные шаги по изменению курса для нашей великой страны». Либерал-демократы, в частности, призывают «вынести тело Ленина из Мавзолея и провести полную политическую дезинфекцию». Тем самым, по их мнению, будут окончательно выкорчеваны корни левой идеологии. Но есть у жириновцев претензии и к «правым». СПС и «Яблоко» вынашивают, согласно их сведениям, подрывные планы «оранжевой революции» в России. Для того чтобы дать надлежащий отпор всем внутренним и внешним врагам, наш народ и нужно «мобилизовать». А для этого людям следует привить «национальную идею любви к России и труду во благо России». Власть же необходимо безотлагательно реформировать. Президент, по мнению г-на Жириновского, должен вынести на суд всенародного референдума следующие предложения: изменение названия должности главы государства с «президент» на «верховный правитель» и ликвидация верхней палаты парламента с одновременным сокращением числа депутатов Госдумы с нынешних 450 до 300. Кроме того, ЛДПР призывает изменить территориальное деление страны. Согласно дерзновенному плану партийцев, Россия должна быть разделена на 30 губерний по 5 миллионов жителей в каждой. Кроме того, Владимир Вольфович подчеркнул, что его очень «беспокоит гнилая часть интеллигенции, ее политические организации и продажные журналисты, которые используют свободу слова для отравления общества ядовитой пропагандой».

Опубликовано в номере «НИ» от 4 февраля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: