Главная / Газета 20 Декабря 2004 г. 00:00 / Политика

Входить в дома, отнимать автомобили

Закон «О противодействии терроризму» вступает в конфликт с Конституцией

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

В минувшую пятницу Госдума приняла в первом чтении проект закона «О противодействии терроризму». Против голосовали только коммунисты. Какова дальнейшая судьба документа, неизвестно. Дело в том, что эксперты Государственно-правового управления президента признали, что проект закона в его нынешнем виде противоречит и Конституции страны, и Уголовно-процессуальному кодексу, и множеству других кодексов и законов.

shadow
Закон «О противодействии терроризму» был внесен в Госдуму 29 ноября. Его авторы – члены Совета Федерации и депутаты Госдумы, в том числе спикер верхней палаты Борис Грызлов. Документ предусматривает введение двух особых режимов – террористической опасности и контртеррористической операции. Первый вводится при наличии информации о подготовке теракта, которую «нельзя проверить обычными средствами». Режим может действовать как в отдельном населенном пункте, так и в регионе, нескольких регионах и даже на всей территории России в течение не более чем 60 дней. В этот период запрещается выходить на улицу без документов, власти могут закрыть для движения отдельные улицы, отменяются массовые мероприятия, а правоохранительные органы получают право прослушивать телефонные переговоры граждан.

Режим же контртеррористической операции вводится на время проведения таковой и может охватывать как отдельное здание и прилегающую к нему территорию, так и целиком населенный пункт и даже регион. Правоохранительные органы получают право беспрепятственно проходить в дома и на земельные участки граждан, отбирать у них во временное пользование автомобили и мобильные телефоны. Журналистов, по замыслу разработчиков закона, будут помещать в специальный сектор, при этом контакты с рядовыми участниками контртеррористической операции им запретят. Передавать информацию они смогут только с санкции руководителя оперативного штаба. Под запрет также попадает информация о фактах особо жестокого насилия со стороны террористов.

По делам о терроризме вводится особый порядок их рассмотрения в суде. Имущество террористов подлежит конфискации в пользу жертв терактов, а тела погибших или умерших террористов не выдаются родственникам. ФСБ ежегодно будет публиковать список организаций, признанных террористическими. Их имущество также подлежит конфискации. В случае гибели сотрудника спецподразделения в ходе операции его семья будет получать 600 тыс. рублей, в случае увечья – 300 тыс., легкое ранение оценивается в 100 тыс. рублей.

В Госдуме в минувшую пятницу закон представлял один из его авторов, заместитель председателя Комитета по безопасности Анатолий Куликов. По его словам, закон нужен, поскольку терроризм из разового явления превратился в массовое. А что касается ограничений прав и свобод, то Конституция их допускает ради обеспечения права на жизнь. Потому что право на жизнь важнее всех остальных прав, в том числе свободы СМИ. Г-н Куликов назвал закон «золотой серединой между свободой и безопасностью» и заверил, что «мы не нарушаем права человека хуже, чем в других странах».

Против документа выступила только фракция КПРФ. Представлявший ее позицию бывший глава аналитического управления ЮКОСа Алексей Кондауров заявил, что действующих законов для борьбы с терроризмом вполне достаточно, а виной его разгула стали «социальная ущербность» и отсутствие перспектив на будущее у значительной части населения. Потом депутат Кондауров принялся рассуждать о том, что все успехи в нашей стране приписываются президенту, а когда происходят провалы, то значит, президента подставили. Но тут у него отключился микрофон, потому что выступать было положено по 3 минуты, и время истекло. Депутат Кондауров попросил сделать выступления не по 3 минуты, а по 10, но Дума ему отказала.

Остальные три фракции закон поддержали. Причем Сергей Бабурин («Родина») заявил, что приветствует введение режима террористической опасности и что этот режим не новое, а хорошо забытое старое, потому что в России до 1917 года все это уже было. Единственное, что депутату Бабурину в законе не нравится, это статья про переговоры с террористами. Он считает, что говорить с ними не о чем. За закон проголосовали 385 депутатов, против 45 коммунистов, Олег Шеин из фракции «Родина» и независимый депутат Виктор Черепков.

Однако в каком виде закон будет принят в итоге, пока не известно. В поступивших от Государственно-правового управления администрации президента и от правительства отзывах говорится, что проект закона в его нынешнем виде противоречит Конституции страны, Уголовно-процессуальному, Гражданскому и Гражданско-процессуальному кодексам, а также множеству законов, в том числе закону о СМИ. Так, Конституция разрешает ограничивать права и свободы граждан только при введении чрезвычайного положения, а про режимы, расписанные в законе, там ничего не сказано. Порядок судопроизводства в России устанавливается исключительно Уголовно-процессуальным кодексом, и ни о каком особом порядке рассмотрения в судах дел о терроризме там тоже речи не идет. Полномочия упоминаемой в законе Федеральной антитеррористической комиссии совпадают с полномочиями правительства, и к тому же совершенно не понятно, кому эта комиссия подотчетна. А устанавливаемый законом порядок информирования о терактах противоречит закону о СМИ и в целом гражданскому законодательству.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 декабря 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: