Главная / Газета 22 Ноября 2004 г. 00:00 / Политика

«Кого снимать с работы?»

Чиновники, расследующие трагедию в Беслане, не могут выяснить, кто за нее в ответе

СЕРГЕЙ ТКАЧУК

В конце минувшей недели парламентская комиссия по расследованию причин теракта в Беслане приступила к собеседованию с руководителями правоохранительных органов Юга страны. Председатель комиссии, вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин пришел к выводу, что необходимо четкое разделение сфер ответственности между спецслужбами. А полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак указал на размытость полномочий органов власти, что не позволяет даже снять виновных с должности. Между тем для экспертов виновники провалов федеральных властей во время терактов очевидны.

С тех пор, как члены комиссии впервые побывали в Беслане, они так и не выявили ответственных за трагедию.
С тех пор, как члены комиссии впервые побывали в Беслане, они так и не выявили ответственных за трагедию.
shadow
В минувшую пятницу, выступая на совещании членов комиссии по расследованию теракта в Беслане, полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак заявил: «Нет четкого разграничения зон ответственности каждого органа». И отметил, что в связи с этим непонятно, «кого за что в конце концов надо снимать с работы». Полпреда дополнил председатель парламентской комиссии по расследованию причин и последствий теракта в Беслане Александр Торшин: «Необходимо добиться четкого разграничения ответственности. Мы сталкиваемся с такой сложностью, что не можем понять, а кто же на конкретном участке отвечает за конкретное дело».

Между тем определить, виновен или нет руководитель того или иного органа власти, вполне позволяет закон «О борьбе с терроризмом». Несмотря на то, что ответственность за операцию в целом ложится на российское правительство, которое, согласно ст.6 закона является основным субъектом руководства борьбой с терроризмом, реальные действия на месте событий производят силовые ведомства, находящиеся в подчинении президента. Их 6: МВД, ФСБ, Минобороны, Федеральная служба охраны, Федеральная пограничная служба и Служба внешней разведки. Впрочем, операции по освобождению заложников на Дубровке и в Беслане показывают, что в них были задействованы только милиционеры, чекисты и военные. А значит, по закону, ответственность должен нести руководитель одного из этих ведомств. Кто именно, «НИ» пояснил член комитета Госдумы по безопасности Виктор Илюхин. По его словам, обе трагедии – и в Москве, и в Беслане – представляли угрозу государству, террористы преследовали явно политические цели. «Все эти компоненты, по закону, должны проходить через ФСБ, и именно чекисты в обоих случаях осуществляли руководство операциями по нейтрализации террористов и освобождению заложников, – сказал депутат. – Это означает, что глава ФСБ и его люди, организовывавшие оперативные штабы, несут прямую ответственность за результаты спецопераций. МВД и Минобороны играли лишь вспомогательную роль. Ответственность МВД вообще наступает лишь в случаях бытового терроризма, когда взбунтовавшийся подчиненный, недовольный действиями начальника, угрожает взорвать его». При этом депутат напомнил, что ни один высокий начальник федерального уровня так и не понес наказание за последние не слишком успешные контртеррористические операции на территории РФ. «Который раз мы сталкиваемся с самопроизвольными действиями властей на месте проведения операций, – заявил г-н Илюхин. – Зачем я прописывал в законе, что в переговорном процессе с террористами должны быть задействованы исключительно профессиональные люди, а не просто известные политики, чье вмешательство в дела оперативного штаба приводит к отрицательным последствиям. Закон, напомню, и так дает силовикам все возможности, но его же никто не хочет до конца исполнять».

Попытку повысить эффективность спецопераций через поправки к закону о борьбе с терроризмом в Госдуме прошлого созыва предпринял депутат Сергей Юшенков, но его предложение получило отрицательное заключение в Белом доме.

Покойный депутат предлагал частично переложить ответственность за операции по освобождению заложников на президента. В частности, шла речь об ограничении главой государства срока операции 30 или 45 сутками, что понуждало бы силовиков к более активным действиям. Кроме того, в случае, если для операции необходимо участие Минобороны, то на территории ее проведения президент вводил бы чрезвычайное положение, чтобы предупредить и обезопасить мирное население.

По сведениям «НИ», при разработке нового антитеррористического законодательства оппозиционные парламентарии намерены учесть и законопроектные инициативы Юшенкова. Пока же думцы с нетерпением ждут окончательных выводов комиссии по расследованию трагедии в Беслане.




«Очень хочется верить»

Опубликовано в номере «НИ» от 22 ноября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: