Главная / Газета 5 Ноября 2004 г. 00:00 / Политика

Валерий Горегляд

«Скрывая правду, мы подыгрываем террористам»

СЕРГЕЙ ТКАЧУК

«Новые Известия» продолжают дискуссию о путях решения кавказского вопроса, начатую председателем Координационного совета чеченских культурных и общественных организаций РФ Мавлитом БАЖАЕВЫМ. Сегодня наш собеседник – Валерий ГОРЕГЛЯД. В прошлом первый вице-спикер Совета Федерации, а ныне аудитор Счетной палаты считает, что немалую роль в решении проблем кавказского региона может сыграть контрольно-ревизионное ведомство.

shadow
Одна из проблем Чечни – неэффективное использование средств, выделенных на восстановление республики.
shadow – В недалеком прошлом вы были первым вице-спикером Совета Федерации. Как вы полагаете, может ли способствовать решению многочисленных проблем кавказского региона расширение представительства республик региона в сенате?

– Работая в руководстве Совета Федерации, я не замечал, чтобы эффективность законотворчества зависела от национальности сенаторов, и относился к своим коллегам исходя из их профессиональных и личных качеств, а не графы в паспорте. В настоящее время 8 северокавказских республик представлены в Совете Федерации 16 сенаторами, трое из которых носят некавказские имена и фамилии. В то же время Саратовскую и Смоленскую области представляют сенаторы Абдулатипов и Магомедов. Это нормальная ситуация для многонационального федеративного государства. Не так уж важно, являются ли представители от субъектов Федерации уроженцами того или иного региона. Повторю, первична не национальность сенатора, а то, насколько эффективно он представляет свой регион.

– Как, по-вашему, должна строиться государственная политика в отношении кавказских республик и Чечни, в частности? Насколько оправданны призывы некоторых депутатов по поводу введения в республике прямого президентского правления?

– В истории существования многонациональных государств переплетаются два принципа. С одной стороны, это принцип административной унификации управления территориями. С другой – признание разности укладов и соответственно различия форм управления для разных территорий и разных этнонациональных общностей. Обе тенденции отчетливо прослеживаются в истории Российского государства. Достаточно вспомнить имперский период, когда мощнейшая унифицированная бюрократия сочеталась с таким разнообразием территориальных единиц, как Великое Герцогство Финляндское, Царство Польское, Хивинский и Бухарский эмираты, казачьи области. Полагаю, что нынешняя федеративная Конституция России дает возможность эффективно сочетать оба принципа. Унификации, на мой взгляд, подлежат только стандарты качества жизни, социально-экономического развития. Четко отлаженный бюрократический механизм не будет восприниматься местным населением как нечто некомфортное, если благодаря его работе в регионе растет уровень жизни, защищаются права и свободы граждан, их безопасность. В то же время федеративному многонациональному государству грех не воспользоваться некоторыми управленческими опциями, которыми располагают исторически сложившиеся традиционные общественные институты. Но самая замечательная национальная политика неизбежно окажется фикцией, если она не будет опираться на соответствующую экономическую базу. Необходимо стремиться к реализации принципа экономической самодостаточности регионов. Безусловно, сегодня обстановка в Чечне требует ощутимого присутствия федеральной власти. Решения по чеченским вопросам обычно требуют большей оперативности и весомости, чем та, на которую способны местные чиновники. Юридически это можно закрепить в форме прямого президентского правления. Но политическая целесообразность такого шага вызывает сомнения. Во-первых, всем ясно, что чеченская проблема и без того значится в числе приоритетных в повестке дня президента. Во-вторых, прямое президентское правление в регионе может дать повод республиканским и местным чиновникам беспомощно разводить руками перед жителями и кивать в сторону Москвы: дескать, дорогие земляки, мы рады что-то сделать, но Большое Начальство приняло волевое решение.

– Насколько, на ваш взгляд, оправданны нынешние, главным образом силовые методы противостояния сепаратизму на Кавказе под флагом охоты на представителей международных террористических группировок?

– Формулировку вашего вопроса я считаю некорректной. Что значит под флагом охоты? Есть конкретные подразделения боевиков, связанные с зарубежными террористическими организациями, которые ведут боевые действия и против своего народа, и против ближайших соседей, и против Российской Федерации в целом. Не согласен и с постановкой вопроса о сепаратизме на Кавказе. Чечня не весь Кавказ, а боевики вовсе не являются представителями большей части ее населения. Что касается оправданности силовых действий. Я, конечно, за мирное решение конфликтов всегда, когда это возможно. Сегодня силовое противостояние бандитам – вынужденная для России мера. И в этом смысле она оправданна. Опасения может вызывать тенденция, когда войной начинают управлять не политики, а военные. У войны своя логика, и если руководствоваться только ею, то можно стать на путь бесконечной эскалации конфликта. Сегодня проблемы терроризма и межнациональной напряженности переплетены между собой. Во многом это результат усилий террористов. Чтобы комплексно решать эти проблемы, нам надо методологически разделить их. Когда мы говорим «исламские террористы» или «чеченские боевики», то сами позиционируем их в контексте национальных и религиозных ценностей, от которых они на самом деле весьма далеки. Пока очень слабо используются психологические, духовные, религиозные каналы для борьбы с мотивациями террористов, разрушения их ценностной иерархии, развенчания авторитета их лидеров. Причем это развенчание может осуществляться только в том же ценностно-смысловом контексте, в котором пытаются мыслить сами террористы, то есть в религиозных и национальных терминах. Что же касается собственно межнациональной напряженности, то это, к сожалению, нередкий фактор в жизни народов-соседей. Она может разгораться, может тлеть, может сходить на нет. Как правило, многое зависит от социально-экономического положения территорий. Если у людей есть возможность зарабатывать себе на жизнь, растить детей и развиваться, если нет пропасти в уровне жизни, то люди смотрят друг на друга дружелюбно. Если вокруг хаос, нищета и безнадежность, то человек может стать зверем.

– Но межнациональную напряженность может порождать и сокрытие правды об истинных причинах тех или иных конфликтов. Например, судя по информации из Беслана, если парламентская комиссия, расследующая обстоятельства произошедшей там трагедии, не будет до конца откровенна с родственниками ее жертв, это может спровоцировать эскалацию осетино-ингушского конфликта.

– Правды бояться не надо. Где нет правды, там начинаются домыслы, слухи, откровенная ложь и, позвольте применить такой термин, вражеская дезинформация. Покров неизвестности порождает таких демонов, которые способны испугать и озлобить народы больше, чем самая страшная правда. Скрывая правду, мы фактически подыгрываем террористам.

– Насколько люди, ответственные за решение чеченских проблем, адекватны вызовам сегодняшнего дня? В частности, как вы оцениваете назначение на пост премьера республиканского правительства, выходца из Счетной палаты г-на Абрамова?

– Кадры – это проблема не только Юга, но и всей России. Государству не хватает современного, профессионального менеджмента. На Юге это особенно заметно из-за нестабильности в регионах Северного Кавказа. Одна из задач нового полпреда в ЮФО Дмитрия Козака – укрепление кадровой политики, усиление ее антикризисной составляющей. Что же касается Абрамова, то от коллег по Счетной палате я знаю, что он грамотный финансист и талантливый управленец. После гибели президента Кадырова на Абрамова свалилось бремя огромной ответственности, и то, как он его выдержал, свидетельствует, что он, несмотря на молодость, опытный и перспективный политик.

– Инфраструктура Чечни сегодня находится в полном упадке не только вследствие разрушений, причиненных войной, но и из-за нецелевого использования средств федерального бюджета, выделенных на восстановление республики. Глава Счетной палаты Сергей Степашин не так давно заявил о том, что подобные факты ведомством зафиксированы, но этим все и ограничилось. Он сказал «А», но не сказал «Б»...

– Войну и нецелевое использование бюджета нельзя ставить на одну доску. Все же ущерб от войны гораздо масштабней. Но нецелевое использование, разбазаривание и попросту воровство казенных денег, безусловно, тоже сыграли разрушительную роль. И Счетная палата выявляет эти нарушения. Что же касается заявлений и действий ее главы, то они полностью соответствуют Конституции и законодательству. А они дают нашему органу право и обязывают его проводить проверки и сообщать их результаты парламенту, другим органам власти и общественности. Другие буквы – «Б», «В» и так до «Я» – должны произносить законодатели, министры, Генпрокуратура и т.д.

– Какова, по-вашему, цена восстановления Чечни?

– Дело не в том, сколько миллиардов надо закачать в Чечню, чтобы там наступило благоденствие. Гораздо важнее, каким образом эти деньги будут потрачены. Например, в 2003 году программа по восстановлению Чечни была профинансирована почти на 100%, это около 3,5 млрд. рублей. Только по линии Госстроя было выделено около 1,7 миллиарда рублей. В числе прочего на эти деньги построены котельные и трансформаторные подстанции, которые не имеют потребителей. То есть вопрос не только в коррупции, но и в грамотности. И в этом отношении Счетная палата может внести свою лепту в восстановление республики. Активно внедряемая нами методика так называемого аудита эффективности может значительно увеличить КПД исполнения бюджета. Для этого надо не ограничиваться простой проверкой финансовой отчетности, а четко отслеживать конкретный социально-экономический эффект от каждого вложенного рубля.


Опубликовано в номере «НИ» от 5 ноября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: