Главная / Газета 29 Октября 2004 г. 00:00 / Политика

Исчезающий вид

Малочисленные партии погибают, но не сдаются

ШАГЕН ОГАНДЖАНЯН

В течение ближайших двух месяцев Госдума усложнит правила регистрации партий, в пять раз (до 50 тысяч человек) увеличив их обязательную минимальную численность. Это значит, что большинство небольших партий ожидает бесславная кончина. По прогнозам экспертов, 50-тысячный барьер могут не преодолеть партия «Народная воля», «Зеленые» и другие мелкие организации. Точно могут не беспокоиться о будущем «единороссы» и коммунисты. У СПС и «Яблока» шансы тоже есть.

shadow
Напомним, что одним из оговоренных законом условий, по которым партия, собственно, юридически и считается партией, является минимальное количество ее членов – 10 тыс. человек. Слухи о том, что планка будет существенно поднята, будоражат околополитическую общественность уже по меньшей мере полгода. Политологи считали, что такая реформа выгодна и нынешней власти, которая не скрывает своих симпатий к малопартийной системе, так и крупным партиям, которые не желают появления на политической арене новых игроков. Теперь ясно, что предположения экспертов оправдались.

«Более мощные и понятные»

Поправки к закону о политических партиях подготовили и внесли в Госдуму заместитель руководителя фракции «Единая Россия» Валерий Богомолов, еще один «единоросс», глава комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Попов, вице-спикер от фракции ЛДПР Владимир Жириновский и лидер фракции «Родина» Дмитрий Рогозин. По задумке этих господ, в политической партии должно быть не менее 50 тыс. членов. При этом в каждом их региональном отделении (по закону таковых должно быть не менее 45) положено состоять минимум 500 партийцев. «Смысл законопроекта, безусловно, в том, чтобы партии были более мощные и понятные», – пояснил сразу после внесения законопроекта главный думский «единоросс», спикер Борис Грызлов, дав тем самым понять, что поправки совершенно точно будут приняты. И хотя законопроект должен пройти через череду утверждений – в Госдуме, в Совете Федерации и президентом, в госструктурах на эту формальность уже не обращают внимания. Так, в Минюсте РФ инициативных людей, решившихся на создание партии, сразу предупреждают – в течение полугода партия должна довести свою численность до 50-тысячного минимума (см. «НИ» за 27 октября).

Вообще говоря, в России свыше 105 млн. совершеннолетних, т.е. имеющих право вступать в партии, граждан. Даже учитывая, что состоять одновременно в двух партиях нельзя, такого количества народу с лихвой хватит и на 2 тыс. партий. Но это только так кажется. На самом же деле 50 тыс. человек – требование довольно жесткое. В настоящее время партий, способных похвастаться превышением этого норматива, немного. Это прежде всего «Единая Россия» и КПРФ – в их рядах по нескольку сотен тысяч человек. Информация о «популяции» ЛДПР и «Родины» весьма размыта и противоречива, но им, по всей видимости, обещаны некие гарантии – иначе они не вносили бы законопроект. Кроме вышеперечисленных, свыше 50 тыс. членов имеется в рядах Народной партии, Партии Жизни, «Яблоке» и Аграрной партии. И все. Таким образом, больше 3 десятков политических партий, значащихся сегодня в минюстовском реестре, рискуют лишиться этого престижного статуса. «Новые Известия» решили выяснить, что в такой незавидной ситуации собираются делать партии-аутсайдеры.

За неуплату арендных взносов

Партии в России, как правило, умирают медленно, тихо и незаметно. По меньшей мере, полтора десятка официально зарегистрированных партий сегодня уже не существуют. Взять, к примеру, Демократическую партию России, имевшую в первой Думе, между прочим, крупную фракцию. В прошлом году партийцы изгнали не оправдавшего их надежд лидера – нижегородского губернатора Михаила Прусака. «Нет тут никакого партийного руководства, потому что партии больше тоже нет», – сообщил «НИ» охранник из офиса ДПР. Вернее, бывшего офиса, потому что, как объяснил тот же охранник, партию из помещения выселили за неуплату арендных взносов.

Бывает и так, что партия создается группой товарищей-энтузиастов, героическими усилиями в ее ряды удается влить пресловутые 10 тыс. человек, но затем у ее создателей кончаются либо энтузиазм, либо финансовые ресурсы, либо и то и другое вместе взятое. «Партии «Созидание» уже полгода нет», – сказал «НИ» член высшего совета «Созидания» Юрий Мишин. «Я слишком много денег туда вложил, а толку от нее никакого», – грустно добавил он и вежливо попрощался. В процессе поиска внесенных в реестр партий «НИ» услышали не одно такое вот полное горечи признание.

Но есть среди мелких партий достаточно живучие особи, отнюдь не собирающиеся сдаваться.

«Кремль в нас заинтересован»

«У нашей партии таких проблем быть не должно, потому что наши ценности разделяют гораздо больше, чем 50 тыс. человек», – признался «НИ» лидер появившейся в этом году партии «Новые правые» Владимир Шмелев. Он заверил, что предстоящие трудности – это всего лишь «вопрос организационный, а также материальных и временных затрат – не более того». Находящийся в бодром расположении духа г-н Шмелев даже предположил в шутку, что новый закон лоббируют политтехнологи, которые в связи с отменой выборного губернаторства хотят переквалифицироваться в высокооплачиваемых партийных вербовщиков.

Мало кто знает, но в России есть своя Консервативная партия. С момента своего основания в конце 80-х годов ею бессменно руководил Лев Убожко. В прошлом году г-н Убожко умер, и бразды правления КПР, после преодоления внутрипартийных дрязг, взяла на себя его вдова, Наталия Королева-Убожко. Когда «НИ» позвонили консерваторам, добродушный голос на том конце провода посоветовал переговорить именно с ней: «Она как раз по этому поводу ведет переговоры в Кремле». «Кремль – это многоклановая структура. Там есть люди, которые хорошо знали Льва. И они заинтересованы в сохранении КПР как отдельной политической силы», – подтвердила нам г-жа Королева-Убожко. Хотя она отчасти и волнуется, потому что есть в Кремле и другие силы, которые не заинтересованы в сохранении КПР.

Стремясь успокоить свои немногочисленные племена, многие партийные вожди уже успели публично высказаться в том духе, что, мол, «не дождетесь, свои 50 тыс. мы возьмем». Надежда на спасение зиждится у большинства на святой вере в сознательность нынешних и будущих соратников. И только избранный в начале осени новый лидер Социал-демократической партии Владимир Кишенин является бескомпромиссным материалистом. «Я буду бороться за то, чтобы члены партии платили взносы. Чтобы они почувствовали, что пришли не в шарашкину контору, из которой можно завтра уйти, – говорит партийный босс. – Когда человек заплатил какие-то свои деньги в качестве партвзносов, то он уже держится вместе с этой партией, потому что хочет от нее отдачи».

Но партий много, и таких энергичных вождей, как социал-демократ Кишенин, на всех не хватило. И пришлось остальным искать пути к консолидации.

Собиратели партий русских

На прошлой неделе лидер «Народной воли» Сергей Бабурин объявил о создании координационного совета по объединению одной экологической партии («Зеленые») и семи в основном левопатриотических. Кроме собственно «Народной воли» в совет вошли: Народная партия, СДПР, Партия мира и единства, «Свобода и народовластие», «За Русь Святую» (не путать «За Святую Русь») и «Союз». Г-н Бабурин пояснил, что все вышеназванные партии будут теснейшим образом сотрудничать на выборах всех уровней власти, а те, кто сблизится особенно тесно, при хорошем раскладе создадут в дальнейшем одну общую партию под уже ставшим классикой жанра названием «Родина». Лидер партии «Зеленые» Анатолий Панфилов уточнил специально для «НИ», что главный экологический партийный бренд страны не сгинет в плавильном котле бабуринского партстроительства. «Зеленые» и сами наберут 50 тыс., так что они согласны на взаимодействие не более чем на уровне координационного совета. Но в принципе, признался г-н Панфилов, его не смущает союз с левыми державниками, потому что вице-спикер Бабурин сам вышел на «Зеленых», а экология актуальна для всех людей, независимо от их политической окраски.

А на этой неделе во второй раз соберется Конгресс патриотов – просемигинских партий и организаций. В их числе «Трудовая Россия», Партия возрождения, ВКПБ («партия будущего»), Партия Труда, Евразийская партия и другие скромные представители патриотического фронта. Как и бабуринцы, они тоже подумывают не слишком в отдаленной перспективе слиться в одну мощную-премощную политическую силу.

Но не все готовы ради выживания вступать в альянсы, идя тем самым на компромиссы.

Фаталисты

«Партия объединяет политических и идеологических единомышленников. Мы не будем гнаться за количеством ради количества. Если действительно увеличат минимальную численность членов, мы, скорее всего, окажемся за бортом официального политического пространства. Но это только активизирует нас для работы на внепарламентском поле», - рассказал «НИ» секретарь ЦК РКРП-РПК Анатолий Крючков. Г-н Крючков уверен, что искусственное увеличение численности партактива все равно ни к чему хорошему не приведет. Вместе с тем коммунист оговорился, что его позицию нельзя назвать общепартийной, хотя ее и разделяют многие его товарищи. Также г-н Крючков сообщил «НИ», что 14 ноября представители ряда коммунистических партий соберутся на свой координационный совет, чтобы обсудить вопросы взаимодействия друг с другом.

Примечательно, что на этот координационный совет так же, как и на Конгресс патриотов, приглашена Трудовая Россия и тихоновская ВКПБ. Что вообще характерно для российских партий – они, бывает, умудряются существовать сразу в нескольких ипостасях. Так и СДПР с «Зелеными» существуют одновременно как «самостоятельные» и «консолидирующиеся». А еще удручающе часто в поисках самой себя партии попадают в самую невеселую, первую категорию – погибшие.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: