Главная / Газета 18 Октября 2004 г. 00:00 / Политика

На голубом глазу

Слухи о поглощении «Газпромом» независимой компании «Нортгаз» оказались преувеличены

АНДРЕЙ БОЯРИНОВ

На днях Девятый арбитражный апелляционный суд отказал удовлетворить иск «Газпрома», добивающегося признать недействительным распоряжение Комитета РФ по использованию недр о выдаче компании «Нортгаз» лицензии на разработку неокомских залежей Северо-Уренгойского месторождения. Это уже не первая по счету неудавшаяся попытка отобрать лицензию у независимой компании, предпринятая «Газпромом».

Вот уже почти три года газовый монополист ведет войну с одной из немногих независимых российских газодобывающих компаний – ООО «Нортгаз». Непрекращающиеся попытки поглотить «Нортгаз» в «Газпроме» объясняют стремлением вернуть государственные активы. В результате независимой компании приходится отбиваться от навязчивой «опеки» монополиста. Стороны давно находятся в состоянии многочисленных судебных разбирательств. «Газпром» то пытается отобрать у «Нортгаза» производственные активы, то лицензию на добычу, то признать недействительной дополнительную эмиссию акций компании. Примечательно, что в зону особого внимания монополиста «Нортгаз» попал не сразу, а лишь после того, как в марте 2002 года независимая компания дала первую большую добычу газа в 1 млрд. куб. метров, а к концу 2002 года обеспечила уже почти 4 млрд. Инвестировать в развитие «Нортгаза» в «Газпроме» не хотели, а потому и интереса к компании не испытывали. Впрочем, и активов у «Нортгаза» тогда еще никаких не было.

Сейчас ситуация совершенно другая. За несколько лет работы инвестиции в освоение неокомских залежей составили более 140 млн. долларов, пробурено 38 скважин, создана инфраструктура по добыче и первичной переработке углеводородного сырья. Сегодня, по оценке аудиторской компании DeGolyer & MacNaughton, стоимость «Нортгаза» составляет 1,8 млрд. долларов, что на 400 млн. больше, чем в конце 2002 года. Менее чем за два года в результате опытно-промышленной эксплуатации Западного купола Северо-Уренгойского месторождения, исследовательских работ и геолого-технических мероприятий доказанные запасы «голубого топлива» «Нортгаза» возросли в 1,7 раза по сравнению с показателем на конец 2002 года и составили 224 млрд. куб. метров. Общие запасы газа составили 353 млрд. куб. метров. По прогнозу DeGolyer & MacNaughton, добыча газа на Западном куполе Северо-Уренгойского месторождения в течение ближайших 10 лет будет находиться на отметке не менее чем в 5,1 млрд. куб. метров в год, а на Восточном – 5,4 млрд. куб. метров в течение 20 лет. То есть в ближайшие 20 лет «Нортгаз» – это 10,5 млрд. куб. метров «голубого топлива» в год как минимум.

Хотя все эти результаты достигнуты на средства независимых инвесторов и без какого-либо участия «Газпрома», монополист задался целью всеми правдами и неправдами прибрать к рукам столь привлекательный актив. В «Газпроме» вдруг вспомнили, что когда-то дочка монополиста «Уренгойгазпром» владела 51% акций «Нортгаза». Правда, когда «Уренгойгазпром» владел 51% уставного капитала «Нортгаза», компания стояла перед угрозой отзыва лицензии, так как проект не двигался с мертвой точки. Только задолженность перед бюджетом составляла около 5 млн. долларов. Это была компания, у которой не было ни штата, ни активов. Лишь благодаря сторонним инвесторам проект был реанимирован, и добыча газа началась исключительно за счет средств инвесторов.

Но сегодня все успехи «Нортгаза» газовый монополист приписывает себе. В первую очередь, речь идет о том, что якобы «Уренгойгазпром» в свое время оплатил свою долю в уставном капитале «Нортгаза» имуществом компании. При этом даже перечисляется целый список всякого добра: проект освоения месторождения, данные геологической доразведки, скважины и инфраструктура, в том числе 180 км газопровода, линия электропередачи, конденсатопровод и автомобильные дороги. Однако в реальности из собственного имущества в уставной капитал «Нортгаза» «Уренгойгазпром» внес лишь 12 документов, касающихся оценочных исследований на основе разведочных и оконтуривающих скважин Северо-Уренгойского месторождения. К тому же стоит заметить, что такой порядок оплаты доли в уставном капитале является нарушением закона.

Скважины же, о которых идет речь, пробурила американская компания Bechtel Energy Resources Corporation, которая входила в первоначальный состав учредителей «Нортгаза». Но, столкнувшись с нежеланием «Газпрома» принимать в проекте финансовое участие, американцы вышли из проекта в 1997 году. При этом скважины были переданы на баланс «Уренгойгазпрома». Из этого вытекает, что разработка скважин не стоила «Газпрому» и его дочке ни копейки. Впоследствии эти скважины действительно были внесены в уставный капитал «Нортгаза»: в ходе второй эмиссии акций «Нортгаза» «Уренгойгазпром» оплатил ими свою долю. Правда, эта сделка была признана недействительной всеми судебными инстанциями: Арбитражным судом Ямало-Ненецкого округа (ЯНАО) 1-й и 2-й инстанции, Федеральным арбитражным судом Западно-Сибирского округа (кассационная инстанция), Высшим арбитражным судом. И спорные скважины были возвращены «Уренгойгазпрому». Поэтому заявления «Газпрома» о том, что капитализация «Нортгаза» в 1,8 млрд. долларов достигнута лишь благодаря обеспеченным монополистом инфраструктурным составляющим, далеки от действительности. В реальности «Газпром» не только не вкладывался в развитие инфраструктуры «Нортгаза», но даже то, что перепало независимой компании от «Уренгойгазпрома», было «Уренгойгазпрому» возвращено.

Впрочем, в «Газпроме» заявляют, что кроме скважин, здесь подарили «Нортгазу» еще и Северо-Уренгойское месторождение, в подготовку которого к разработке было сделано немало вложений. Но если эти вложения и были, то были сделаны Министерством геологии Советского Союза, и используются сейчас самим «Газпромом» на сеноманской залежи Северо-Уренгойского месторождения. Что же до реальных обязательств газового монополиста, то в соответствии с учредительным договором компании «Нортгаз» «Уренгойгазпром» обязался профинансировать проект по разработке неокомских залежей Северо-Уренгойского на сумму около 38 млн. долларов в течение четырех лет, но своих обязательств так и не выполнил. Дочерние структуры «Газпрома» финансовой самостоятельности не имеют, все решения о финансировании каких-либо проектов принимает только головное предприятие – «Газпром». Он же за всю историю существования «Нортгаза» на развитие проекта не истратил ни цента. Зато газовый монополист с завидным постоянством отказывал «Нортгазу» в поручительстве по кредитам.

Доказывая значимость вложений «Уренгойгазпрома» в развитие «Нортгаза», «Газпром» в первую очередь стремится вернуть себе контроль над независимой компанией. Поэтому здесь не только предпринимают отчаянные попытки набить цену газпромовским благодеяниям в отношении «Нортгаза», но и стремятся пересмотреть вторую эмиссию акций компании, в результате которой над ней был потерян контроль. Монополист, в частности, утверждает, что существует некое решение Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ, удовлетворившего требования ООО «Уренгойгазпром» о признании недействительным государственной регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг «Нортгаза». Это решение, по мнению аналитиков «Газпрома», якобы позволяет утверждать, что вторая эмиссия акций «Нортгаза» признана недействительной. Поэтому, мол, ситуация с пакетом акций компании вернулась в первоначальное состояние: «Уренгойгазпром» владеет 51%, а «Фарко Групп» – 49% акций «Нортгаза».

В реальности же Высший арбитражный суд никогда не рассматривал требований «Уренгойгазпрома» ни о признании недействительным отчета об итогах выпуска ценных бумаг «Нортгаза», ни второй эмиссии акций компании. ВАС отказал в передаче дела в Президиум, то есть не стал рассматривать дело. Правда, вопрос о признании недействительной государственной регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг «Нортгаза» действительно рассматривался. Так, несмотря на пропуск срока давности, Арбитражный суд Омской области признал недействительной эту регистрацию. Вначале это решение было отменено судом апелляционной инстанции. Но потом Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, не принимая во внимание истекший срок давности и тем самым нарушив закон, поддержал решение суда первой инстанции.

В соответствии с законом РФ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» срок исковой давности по делам о признании выпуска ценных бумаг недействительным составляет один год с даты начала их размещения. Иск же «Уренгойгазпрома» о недействительности действия и акта ФКЦБ был подан с целью обойти эту законодательную норму и, воспользовавшись пробелом в законодательстве, лишить добросовестных приобретателей акций «Нортгаза» их собственности. «Нортгаз» обращался в Высший арбитражный суд и просил исправить данное нарушение. Впрочем, это заявление компании не было услышано. В этой связи «Нортгазу» ничего не оставалось делать, как обратиться в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, который уже принял дело к рассмотрению. В то же время, ни Высший арбитражный суд, ни другие суды не рассматривали вопрос о недействительности второй эмиссии акций «Нортгаза» и о «восстановлении» 51% доли «Уренгойгазпрома». Говоря юридическим языком, в соответствии с законом РФ «О ценных бумагах» «регистрация отчета об итогах выпуска ценных бумаг является этапом эмиссии и не является признанием права на акции за конкретным акционером, в связи с чем не может свидетельствовать о наличии каких-либо прав на акции». Отсюда видно, что никакого возврата контроля «Газпрома» над «Нортгазом» нет, да и не могло быть.

Не имея возможности вернуть себе контроль над «Нортгазом», «Газпром» стремится отобрать у него лицензию, вынудив, таким образом, акционеров «Нортгаза» отдать ему контрольный пакет за бесценок. Так параллельно с борьбой за акции «Газпром» ведет ожесточенную войну за лицензию на разрабатываемое «Нортгазом» месторождение. В частности, в «Газпроме» сначала пытались доказать, что «Нортгаз» сейчас незаконно разрабатывает сеноманские и неокомские залежи Северо-Уренгойского месторождения. Мол, 13 августа 1993 года лицензия на право добычи газа, газового конденсата и нефти из сеноманских и неокомских залежей Северо-Уренгойского месторождения была выдана «Уренгойгазпрому», а 23 марта 1994 года соответствующим распоряжением Государственного комитета по геологии и использованию недр РФ та же лицензия передана «Нортгазу». Следовательно, считают в «Газпроме», действие лицензии, выданной «Уренгойгазпрому», было прекращено.

Правда, никто действие лицензии, выданной «Уренгойгазпрому», не прекращал. За компанией сохранились права разработки сеноманских залежей. «Нортгазу» же Роскомнедра передали лицензионные права на разработку неокомских залежей, а вовсе не сеноманских и неокомских, как утверждают оппоненты. Тогда в «Газпроме» стали заявлять, что узнали о передаче «Нортгазу» лицензии только в январе 2004 года, а потому, мол, раздел лицензии является нелигитимным. Но и здесь версия «Газпрома» выглядит, по меньшей мере, несерьезно. Лицензия на право разработки сеноманских и неокомских залежей Северо-Уренгойского месторождения была разделена между «Нортгазом» и «Уренгойгазпромом» по ходатайству самого «Уренгойгазпрома». «Газпром» со своей стороны одобрил эту сделку. На этом основании ходатайство «Уренгойгазпрома» было удовлетворено Роскомнедрами в начале 1994 года. Как же в «Газпроме» могли не знать, да еще в течение 10 лет, о том, что лицензионные права на разработку неокомских залежей с 1994 года реализует «Нортгаз», если с 1993 по 2001 год пост председателя совета директоров «Нортгаза» занимали член правления и заместитель председателя правления «Газпрома»?

Странно, что, несмотря на многочисленные неудачи, «Газпром» занял в своей войне с «Нортгазом» самую непримиримую позицию. С 2002 года по настоящее время монополист направляет во всевозможные судебные инстанции иски и жалобы с целью оспорить структуру собственности «Нортгаза», а также факт принадлежности этой компании лицензии на разработку месторождения. Вместе с тем иностранные участники «Нортгаза» неоднократно предлагали «Газпрому» передать его «дочке» 50% акций компании, но в ответ называлась только одна цифра – 51%, и никак иначе. Переговоры на эту тему между «Нортгазом» и «Газпромом» о передаче акций «Уренгойгазпрому» начались еще в декабре 2002 года и продолжаются до сих пор.

Видимо, чтобы сделать оппонентов сговорчивее, «Газпром», пользуясь своим монопольным положением за время переговоров, неоднократно отключал «Нортгаз» от газотранспортной системы и сокращал прием газового конденсата на Сургутский ЗСК (завод принадлежит дочернему обществу «Газпрома» ООО «Сургутгазпром»). А без добычи и переработки конденсата вести добычу газа невозможно. Надо отметить, что в 2003 году «Нортгаз» добыл 4 млрд. куб. метров газа вместо 5,1 запланированных, то есть на 20% меньше. Причина состояла только в том, что в 2003 году «Газпром» неоднократно отключал «Нортгаз» от газопроводов. «Сургутгазпром» также значительно снизил прием продукции для переработки на Сургутском ЗСК. В текущем году история повторяется. В начале августа «Нортгаз» вынужден был на 50% снизить текущую добычу газа, так как в начале августа из центрального производственно-диспетчерского департамента (ЦПДД) «Газпрома» поступило распоряжение о полном прекращении приема газа в трубу от компании в случае отказа от ограничения добычи. Иными словами, «Газпром», пользуясь своей монополией на газотранспортную систему, просто не дает «Нортгазу» работать и принуждает руководство компании согласиться с его требованиями о передаче контрольного пакета «Газпрому». Показательно, что в настоящее время ограничения на прием газа в магистральные газопроводы действуют только в отношении «Нортгаза». Но и эти меры пока не привели «Газпром» к успеху. Законность отключений «Нортгаза» и других независимых компаний от трубы в настоящее время рассматривается Федеральной антимонопольной службой России.

В результате «Газпрому» остается только стенать по поводу «увода российских активов» за рубеж. Правда, «Нортгаз» работает в России, а не за границей. К тому же активы «Газпрома» и российские активы – это не одно и то же: «Газпром» пока почти на 62% принадлежит частным инвесторам, и государству еще предстоит получить контрольный пакет «национального достояния». Наконец, и это, пожалуй, самое главное, «Нортгаз» никогда не был активом «Газпрома», если, конечно, слово «актив» понимать в его прямом значении. Наоборот, речь идет о привлеченных в Россию средствах, потраченных на создание новых российских активов и создание новых рабочих мест. С 2001 года – начала добычи газа на месторождении – компания добыла 11,2 млрд. куб. м газа и 2,4 млн. тонн газового конденсата, выплатила 105 млн. долларов налогов. За прошедшие годы «Нортгазом» было создано более 1200 рабочих мест, около 80 организаций в ЯНАО обеспечены работой на годы вперед. Только «Газпрому» компания выплатила 124 млн. долларов за использование инфраструктуры и бурение скважин.




Поверенным «Газпрома» в деликатных делах выступает малоизвестная фирма

Опубликовано в номере «НИ» от 18 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: