Главная / Газета 7 Октября 2004 г. 00:00 / Политика

Вневедомственная цензура

Граждане должны будут сами научиться ограничивать свою свободу слова

СЕРГЕЙ ТКАЧУК

В скором времени средства массовой информации будут жить по новому закону. Об этом на вчерашнем заседании комиссии по информационной политике в Совете Федерации сообщил первый заместитель министра культуры Леонид Надиров. Ожидается, что в новом законе о СМИ будет определено, что есть «сфера массовых коммуникаций» и какого рода ответственность должны нести ее работники. Кроме того, есть идея за несоблюдение нормативов цензуры наказывать нарушителей в судебном порядке.

shadow
Доработка проекта нового закона «О СМИ», как заявил вчера первый замминистра культуры Леонид Надиров, почти завершена. Причем большая часть норм нового закона была прописана еще к концу прошлого года. Однако комплектование нового правительства, парламентские каникулы, а затем теракты раз за разом отодвигали проведение дебатов по законопроекту. В своем нынешнем виде документ состоит из четырех основных блоков. В первый, что утешительно, чиновники включили нормы, гарантирующие свободу массовой информации и недопустимость цензуры. Хотя единого мнения по этому поводу у представителей власти нет. Так за введение нормативной цензуры для СМИ выступил вчера представитель президента в Совете Федерации Александр Котенков. При этом он отметил, что выражает мнение не свое личное, а «консолидированное мнение администрации президента». «Мы должны предусмотреть в законе цензуру не ведомственную, а нормативную. Мы должны четко указать, что нельзя публиковать в СМИ. Тогда цензуру будет осуществлять не какое-то ведомство, а граждане и суд», – заявил г-н Котенков, отметив, впрочем, что Кремль выступает за усиление независимости СМИ, но при этом «она не должна ущемлять интересы государства». В качестве показательного примера посланник президента в верхней палате привел следующее: «Вот тут показывали объявления об оказании секс-услуг по телефону, а если мы введем нормативную цензуру, тогда автор объявления задумается, публиковать его или нет».

По мнению автора и ведущего программы «Свобода слова», исчезнувшей не так давно из сетки вещания НТВ, творческий поиск «цензурных» формулировок не сулит ничего хорошего. «У меня такое впечатление, что нас втягивают в мозговой штурм, чтобы мы согласились с цензурой под прикрытием каких-то красивых слов, – заявил «НИ» г-н Шустер. – Если применить такую формулировку к британской ВВС, например, то получится, что государство выступает за усиление независимости компании и в то же время за введение на ней нормативной цензуры. Это же бессмыслица».

Как выяснилось, у чиновников пока нет четкой позиции не только по вопросу цензуры, но и по поводу того, что, собственно, включает в себя понятие «средство массовой коммуникации». По словам г-на Надирова, оно подразумевает, помимо всего прочего, и Интернет. Между тем в Министерстве информационных технологий и связи придерживаются иного мнения. Заместитель главы ведомства Дмитрий Милованцев, выступая на заседании комиссии, отметил, что ни в одной стране мира Интернет не признается средством массовой информации. «Любые виды ограничения в сфере Интернета ничего не дадут», – подчеркнул г-н Милованцев. Комментируя принципиальное недоразумение, возникшее между чиновниками, председатель Фонда защиты гласности Алексей Симонов заявил «НИ»: «Периодическими изданиями являются те органы, которые считают себя таковыми. И определяют это не чиновники, а сами представители масс-медиа. Если постоянно обновляемый Интернет-ресурс ретранслирует новости и он является источником для СМИ, то почему же он не может считаться средством массовой коммуникации».

Во второй блок вопросов нового закона «О СМИ» входят положения, касающиеся создания СМИ и средств массовых коммуникаций. «Здесь для нас вопрос о собственнике представляется центральным. К такому выводу мы пришли после встреч с руководителями СМИ», – отметил первый замминистра культуры. Напомним, в нынешнем законе «О СМИ» понятие «собственник» отсутствует. Очевидную несправедливость чиновники решили устранить. Однако пока непонятно, пропадет ли из закона определение «учредитель», или оно будет сосуществовать с собственником на паритетных началах. Между тем Алексей Симонов высказал свою обеспокоенность повышенным вниманием чиновников к этой теме. «То, что вопрос собственности на издание станет в новом законе ключевым, очень опасно, – считает г-н Симонов. – Это еще один способ снижения влияния самих журналистских коллективов».

Кроме того, в новом законе, судя по всему, будут прописаны и возможные формы собственности на издание. Это связано в первую очередь с тем, что с 1 января 2005 года государство прекратит поддерживать печатное слово на местном уровне, свернув финансирование районных изданий. Вместо этого, по мнению г-на Надирова, необходимо создать «систему грантов, которая будет выстроена по четкой системе приоритетов». Кто будет определять эти приоритеты и что станет ключевым в региональной информационной политике, первый заместитель министра не уточнил.

Третьим блоком норм в законе будет изложен больной для государства вопрос регистрации и лицензирования СМИ. Леонид Надиров заявил о необходимости устранить возможность возникновения ситуации, когда лицензию получает одно лицо, но затем перепродает ее другому без уведомления об этом федеральной конкурсной комиссии. Он также привел цифры: прибыль от такой продажи в 10 раз превышает затраты на получение лицензии по конкурсу. По мнению экспертов, опрошенных «НИ», в первом приближении чиновник прав, но, если вдуматься, он фактически поставил вопрос о перерегистрации как электронных, так и бумажных СМИ. Так, Алексей Симонов считает, для того чтобы раскопать историю всех перепродаж лицензий, уйдет уйма времени и сил, и вряд ли, по его мнению, чиновники пойдут на столь трудоемкую операцию. Гораздо вероятнее, что в скором времени будет заявлено о необходимости в рамках борьбы с терроризмом перерегистрировать все СМИ, по аналогии с политическими партиями и объединениями.

Говоря же о правах и обязанностях журналистов (четвертый блок), господин замминистра остановился на понятии «скрытая запись». По его словам, в проекте оно присутствует, но вряд ли появится в законе, поскольку «скрытая запись противоречит многим нормам права, в том числе международным». «Утвердив это понятие, мы фактически «обеляем» всех наших папарацци», – сказал г-н Надиров. А, говоря о ситуации со СМИ в целом, чиновник не смог удержаться от философской сентенции: «Вначале было слово, и его феномен случился 2000 лет назад, когда за слово пострадал... – и, выдержав паузу, закончил:– Ну, тот, кто пострадал».


НОВАЯ ЗАДАЧА СМИ

Свою весомую лепту в дело укрепления независимости СМИ внес вчера и спикер Совета Федерации Сергей Миронов. Он заявил, что Общественная палата (орган гражданского контроля за деятельностью законодателей, о необходимости создания которого заявил президент Путин.– «НИ».) может стать учредителем по-настоящему общественного российского телевидения и печатного органа. «Это крайне важно для обеспечения влиятельности палаты и гласности в ее деятельности», – сказал г-н Миронов журналистам.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: