Главная / Газета 28 Сентября 2004 г. 00:00 / Политика

Альтернатива без выбора

Многие работодатели отказываются принимать «гражданских солдат»

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Нынешней осенью на альтернативную службу пойдут около тысячи призывников. Секретарь коалиции «За демократическую АГС» Сергей КРИВЕНКО утверждает, что ни в воинские части, ни в Чечню альтернативщики не попадут. Большинство будут жить дома и просто ходить на работу – на военный завод или в дом престарелых.

– Сколько парней сейчас проходит альтернативную службу?

– Направлены на альтернативную службу и уже работают 59 человек. Почти все они приверженцы религиозного течения Свидетелей Иеговы. И по большей части проходят АГС не по месту жительства. Парни работают в социальных организациях, например, в домах престарелых. Несколько человек попали на военные заводы или в Спецстрой.

– Спецстрой – это стройбат?

– Нет, это обычная гражданская строительная организация, просто подчиненная Министерству обороны. Альтернативщики живут не в казарме, а в общежитии вместе с другими рабочими и трудятся в качестве штукатуров, маляров, каменщиков. Хотя Спецстрой – это самое неприятное, что может ждать альтернативщика.

– Когда принимался закон об АГС, генералы грозились отправить альтернативщиков в казармы, только без оружия.

– Когда Минобороны первоначально прислало список организаций для прохождения АГС, там было много очень интересных позиций. Просто слова «воинская часть» и такой-то номер. Но согласно постановлению правительства они должны были все это расшифровать, что за организация, на какие должности они готовы принять альтернативщиков. Последовал соответствующий запрос в Минобороны. Он остался без ответа. Но в результате в окончательном списке воинских частей нет ни одной. Есть заводы, подчиненные Минобороны, есть предприятия Федерального агентства по боеприпасам, но это не воинские части.

– А в Чечню на какую-нибудь стройку или в больницу альтернативщик не может попасть?

– Ни одной организации из Чечни в списке также нет. В Чечне мы пытаемся организовать альтернативную службу для местных ребят, чтобы они могли участвовать в восстановлении республики. Но пока безуспешно.

– Участникам нижегородского и других экспериментов по прохождению АГС засчитают отработанное время?

– Что касается «других» экспериментов, то никаких оснований считать ребят отслужившими, к сожалению, нет. Все, что было до принятия закона об АГС в Перми, Архангельске, еще нескольких городах, все это общественные эксперименты. Ребята работали как добровольцы, чтобы доказать в суде, что они не уклоняются от службы, а на самом деле готовы работать. А в Нижнем Новгороде эксперимент проходил по распоряжению мэра, решение о направлении на АГС приняла городская призывная комиссия. После суды обжаловали решение мэра, но ни один суд не обжаловал решение призывной комиссии. И формально эта служба должна быть засчитана.

– А каковы перспективы иска в Конституционный суд о незаконности превышения срока альтернативной службы над военной?

– Секретариат Конституционного суда уже трижды отказался принимать иск по формальным причинам. То есть до судей Конституционного суда он не доходит. Сейчас мы будем вновь подавать его уже через аппарат Уполномоченного по правам человека.

– Сколько альтернативщиков ожидаете нынешней осенью?

– Заявление о прохождении АГС нужно подавать за полгода до призыва. Весной подали заявление и прошли медкомиссию около тысячи человек. Сейчас для них определяются рабочие места. Главная проблема – это их нехватка. Многие организации, первоначально заявившие о приеме альтернативщиков, затем отказались, когда поняли, сколько они на себя тем самым принимают обязательств – и предоставление общежития, и оплата проезда. В Федеральной службе по труду и занятости уже готовы направлять альтернативщиков на работу по месту жительства. Но проблема в том, что во многих регионах, где есть альтернативщики, вообще нет рабочих мест. Например, в Кемеровской области, где о желании пройти АГС, заявили 30 человек, а заявок от организаций нет ни одной.

– Когда принимался закон, военные пугали, что он станет основанием для массовых уклонений от службы в армии. Но альтернативщиков меньше одного процента от общего числа призывников.

– Удерживает большой срок. Все-таки три с половиной года для молодого парня – это очень много. Хотя сейчас приходят с мамами на консультацию, и мамы говорят, ради Бога, хоть три года, хоть четыре, он в это время будет учиться. Я его буду кормить, за общежитие платить. И парни эти не маменькины сынки, они делают осознанный выбор.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 сентября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: