Главная / Газета 16 Сентября 2004 г. 00:00 / Политика

Деньги на «Вихрь»

Увеличение расходов на борьбу с террором, по мнению экспертов, результата пока не дает

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Вчера министр финансов РФ Алексей Кудрин пообещал уже в нынешнем году увеличить расходы бюджета на правоохранительную деятельность и безопасность. В бюджете следующего года расходы на силовиков возрастут против нынешнего года еще на 25%. После «Норд-Оста» и других терактов расходы на внутреннюю безопасность уже не раз увеличивали, но трагедию в Беслане это не предотвратило.

shadow
Вчера Алексей Кудрин объявил, что в закон о бюджете-2004 внесут изменения, увеличив расходы на статью «Правоохранительная деятельность и безопасность». Ранее на нее планировалось потратить 310 млрд. рублей. В проекте бюджета-2005 расходы по этой статье составляют уже 388 млрд. рублей, на 25% больше, чем в нынешнем. Это приблизительно 2,4% ВВП. Член комиссии Госдумы по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение обороны и государственной безопасности, Михаил Задорнов говорит, что в Германии, Франции, Великобритании – странах, близких к нам по угрозам, на внутреннюю безопасность тратится примерно такая же доля ВВП. Выше расходы только в США – 4% ВВП.

«Проблема – не в объеме расходов, а в том, что деньги используются неэффективно, – говорит Михаил Задорнов.– После Дубровки, которая случилась в 2002 году, в бюджетах и 2003 года, и 2004 года уже закладывались специальные деньги на антитеррористическую деятельность. Но результата это не дало. Потому что первоочередной задачей является структурная реформа правоохранительных органов и спецслужб, и лишь затем идет финансовое обеспечение.

Деньги должны выделяться под конкретные цели и задачи, а не подменять собой структурные изменения в силовом блоке». Пока же борьба с терроризмом в России не выходит за рамки «повторения ошибок прошлого». После очередного теракта следуют либо «популистские шаги», такие, как призывы к восстановлению смертной казни и ужесточению миграционного законодательства либо «полумеры» в виде увеличения финансирования правоохранительных органов.

Зампредседателя Совета при президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия Сергей Вицин проработал в правоохранительных органах больше 50 лет. Он также убежден, что простым увеличением финансирования ничего изменить не удастся. «Можно без конца увеличивать средства на так называемые правоохранительные органы. Милиционеров и прокурорских работников в России и так уже вдвое больше, чем было во всем СССР», – заметил он. По мнению Сергея Вицина, проблему нужно решать системно и развивать социальные институты, которые контролируют работу правоохранительных органов. Однако проект закона об общественном контроле лежит в Госдуме уже больше шести лет. Тем временем органы милиции, по его словам, превратились «в пыточные камеры», а в обществе «причудливо сочетаются правовой фетишизм – создадим закон, и все будет в порядке, и правовой нигилизм – какой бы закон ни приняли, мы не будем его соблюдать. Самое простое решение в таком случае – расстреливать виновных на площадях, как это было в независимой Чечне».

Вице-президент фонда «ИНДЕМ» Михаил Краснов говорит, что неэффективность борьбы с терроризмом обусловлена нерациональностью общей модели власти, менять которую никто не собирается, «сегодняшняя тенденция идет к архаике – вертикали, которая у нас уже была и не смогла уберечь СССР». А российская правоохранительная система исповедует, по его словам, «энкавэдэшную философию – защищать режим, а не граждан». Начальник правового отдела правозащитного фонда «Общественный вердикт» Павел Чиков утверждает, что увеличивающиеся расходы на правоохранительную деятельность попросту съедает разросшийся аппарат МВД. «В сельской местности райотделы милиции напрямую подчиняются областному УВД. В крупных городах введены еще и городские УВД с огромным штатом. А недавно создали аппарат МВД при полпредах президента в федеральных округах», – заявил г-н Чиков. Если за рубежом миллионный город патрулируют 2 вертолета и 10 автомобилей, и могут оперативно оказаться в любом месте, то в России, а особенно в столице, говорит правозащитник, по улицам передвигается множество вооруженных людей, создавая впечатление милитаризованной силы. В таких мегаполисах, как Токио, Лондон или Нью-Йорк, по его утверждению, полицейских меньше 40 тыс. Общая же численность московских милиционеров превышает 150 тыс. человек.

Член Комитета по безопасности Госдумы Геннадий Гудков также считает, что аппарат МВД раздут непомерно. «В России 1,5 млн. милиционеров – каждый сотый у нас в милиции». 400 тыс. из них заняты работой «по коммерческим договорам», а именно – охраной чьего-то имущества. По мнению депутата, правоохранительные органы можно без ущерба для эффективности сократить в 2–2,5 раза, увеличив зарплату остальным. На сегодняшний день зарплата милиционера должна находиться в диапазоне 500–1000 долларов, а не 150–250. Отсутствие нормальных кадров приводит к тотальному патрулированию и проверке документов у всех в чем-то подозрительных лиц – «ловле всем миром джинна, который вырвался из бутылки». В то время как во всем мире спецслужбы, по словам г-на Гудкова, «охраняют горлышко этой бутылки. Проверки документов у прохожих – это значит, что агентурная работа не в порядке, качество кадров невысокое, потеряны школа, традиции, методика».

Опубликовано в номере «НИ» от 16 сентября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: