Главная / Газета 13 Сентября 2004 г. 00:00 / Политика

Михаил Федотов, Вашингтон

Правда и ничего, кроме правды

shadow
Согласие президента Путина на создание Советом Федерации специальной комиссии по расследованию бесланской трагедии может открыть новую страницу в истории российской демократии. Страницу, на которой будут начертаны правила политической ответственности исполнительной власти, известные, впрочем, уже как минимум пару веков.

Правда, новая страница может и не открыться, если все опять сведется к сонному заслушиванию за закрытыми дверями докладов разнокалиберных начальников с последующим одобрением неразборчивой бумаженции, которую никто из простых смертных так никогда и не увидит. Есть и другая реальная опасность – превращение такого серьезного и важного дела, как независимое парламентское расследование, в еще одно «политическое шоу» из числа тех, что с докучной регулярностью повторяются на нашей политической сцене. И в том, и в другом случае общество получит не парламентское расследование, а его муляж в масштабе 1:1000, отчего на душе станет еще горше. Ибо настоящее парламентское расследование требует тысячекратно более серьезного отношения к делу, к его организации, правовому и финансовому обеспечению.

Опыт подсказывает, что вполне осуществимо пройти между Сциллой чиновного «чего изволите» и Харибдой политиканского «да мы вас тут всех». Вспомним хотя бы комиссию Анатолия Собчака, благодаря которой общество впервые узнало о боевом потенциале саперных лопаток. Узнало – и содрогнулось, и сдвинулось с мертвой точки. Есть и более свежий пример – знаменитая американская Комиссия 9/11, совсем недавно завершившая свою работу представлением президенту, конгрессу и – через Интернет – всему человечеству подробных докладов с ясными выводами и конкретными рекомендациями по укреплению безопасности США от террористической угрозы.

Сможет ли комиссия, создаваемая Советом Федерации, стать российским аналогом Комиссии 9/11? Сможет, если сенаторы захотят и сумеют правильно подойти к делу, используя, помимо прочего, опыт заокеанских коллег. А это значит, что с самого начала речь должна идти о формировании надежной правовой базы для работы комиссии. Сегодня, увы, такой базы нет. Более того, всякий раз, когда депутаты заговаривали о законе о парламентских расследованиях, из администрации президента – что первого, что второго – неизменно раздавался окрик: «Стой! Подай назад! Контрольные полномочия парламента Конституцией не предусмотрены!»

Не буду вдаваться в юридические тонкости, а лишь напомню, что по Конституции ни у палат парламента, ни у президента нет никаких полномочий по формированию Центральной избирательной комиссии. Но мы же не заявляем на этом основании, что ЦИК – неконституционный орган. Просто когда создавалось федеральное законодательство о выборах, все молчаливо согласились, что по данному вопросу в Конституции есть не пробел, а, так сказать, недосказанность.

Сегодня, когда получено высочайшее соизволение на создание парламентской комиссии, принципиально важно закрепить это историческое «добро» в законе. Конечно, брать свои слова назад – не в обычае президента, но, с другой стороны, а вдруг прокуратура и следствие снова окажутся независимы... Лучше дать президенту четкую правовую базу для подобных решений. Самое оптимальное – дополнить федеральный закон «О борьбе с терроризмом» специальной главой «Комиссия по расследованию террористической атаки на Российскую Федерацию 1 сентября 2004 года». Здесь нужны нормы, определяющие задачи и сроки работы комиссии, ее полномочия и порядок формирования, условия проведения публичных слушаний, гарантии безопасности и многое другое. В частности, должно быть закреплено, что в состав комиссии входят известные стране граждане (!), являющиеся признанными специалистами в таких профессиональных областях, как государственная служба, законодательство и правоприменение, военная служба, государственное управление, разведка, предпринимательство, внешняя политика. При этом они не должны состоять на государственной или муниципальной службе.

Здесь же – с соответствующей поправкой в закон о федеральном бюджете – должен быть решен и вопрос о финансировании будущей Комиссии 9/1 (или, если угодно, Комиссии 1/9 – с учетом современной российской традиции сначала указывать день, а потом месяц). Кстати, на содержание аналогичной американской комиссии, состоящей из 10 человек и со штатом экспертов в 80 человек, понадобилось 15 млн. долларов. Но прагматичные американцы не сомневаются: эти вложения оправданны.

Принципиально важно указать в законе, что каждый, кого комиссия посчитает нужным вызвать для дачи показаний, должен явиться и сообщить «правду, одну только правду и ничего кроме правды» под угрозой привлечения к уголовной ответственности по статье 287 УК РФ «Отказ в предоставлении информации Федеральному собранию». Кстати, не грех заодно уж и наказание по этой статье сделать посерьезнее. Причем правило это должно касаться даже составителей тех документов, которые ложатся только на стол главы государства (в США это называется PDB – ежедневный брифинг для президента).

Скажете, что все это – калька с той части закона США об ассигнованиях на разведку в 2003 году, что посвящена Комиссии 9/11? Согласен, но не вижу ничего дурного в том, чтобы перенимать хороший опыт, даже если его придумали американцы. Мы же с ними в одной лодке, а значит, и весла нам нужны одинаковые. Иначе неминуемо будем кружить на одном месте. Пока не перевернемся и не утонем.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 сентября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: