Главная / Газета 12 Июля 2004 г. 00:00 / Политика

Дмитрий Тараторин

Угроза стабильности

shadow
В конце минувшей недели рейтинг действующего президента опустился ниже 50%. И хотя произошло это только по данным фонда «Общественное мнение», задавшего респондентам лобовой вопрос: «За кого бы вы сейчас проголосовали?» (социологи ВЦИОМ и ROMIR-Monitoring говорят о 60–80% поддержки гаранта конституции), все равно на душе появилась тревога. Последнее время ведь стало мерещиться, что рейтинг этот – незыблемая константа в море рыночных колебаний, на которую можно положиться и опереться. А тут на тебе... Похоже, дело в том, что консенсус «путинского большинства» (термин г-на Павловского) с президентом от начала до конца основан на одном исконном всероссийском мифе. Повествует он, разумеется, о «добром царе» и козлах (в смысле отпущения) боярах. И вот как раз для мифа этого и обозначилась пока не слишком явная, но абсолютно прямая угроза. Воплотилась она, в частности, в омоновских дубинках, взвившихся над стариками-ветеранами, протестовавшими перед Госдумой против замены льгот деньгами. Не стану утверждать, что они на них таки обрушились, не прокурор. Может быть, только юным «экстремистам», слишком (с милицейской точки зрения) рьяно радевшим за права ветеранов, досталось. Но то, что «палачами» бойцов в черных беретах костерили именно престарелые участники акции, – точно. А ведь именно они самая что ни на есть неотъемлемая часть того самого «большинства». За Зюганова-Харитонова, только ведь самые забубенно-красные голосуют (согласно тому же соцопросу за первого сейчас отдали бы голоса 2%, за второго – 5%). А так, даже левый электорат до сих пор, когда дело до личностного выбора доходило, предпочтение действующему президенту главным образом отдавал.И это потому, что идеи идеями, а миф все равно всему голова. На Руси ведь как – еще государь Иван Васильевич народной мудростью «царство без грозы, что конь без узды» вдохновлялся. Но «грозой» он был опять-таки прежде всего для бояр, он их льготы отменял нещадно. А простому люду, учреждая опричнину, говорил, что на него зла не держит и «опалы на него нет». От того и остался он в фольклоре, как персонаж в целом положительный. В общем, личная крутизна и непреклонность русской народной ментальностью полностью одобряются, но только в том случае, когда сочетается они с заботой о населении.А в нашем случае убедить народ, что деньги лучше халявы, совершенно невозможно. Поэтому в мощном бастионе мифа неизбежно возникают трещины. При этом, однако, остается надежда, что все же бояре во всем виноваты. Обманули-запутали. Но вот, когда ОМОН в дело вступает, и эта надежда гаснет. Потому как силовики только с носителем «грозы», а отнюдь не с боярами ассоциируются. И тут возникают опасные исторические аналогии. Николай II потерял доверие масс и стал «кровавым» только после одноименного же воскресенья, когда пули солдатские и нагайки казацкие на простой верноподданный люд обрушились. А до этого только Столыпин был «вешатель» – боярин опять-таки. Царь, разумеется, в художествах «сатрапов» своих не виноват был, как и президент, конечно, за каждого омоновца не в ответе. Но это с рациональной точки зрения. А любовь народная иррациональна.Вот и выходит, что привычка наших стражей правопорядка непременно правонарушителей бить (об этом тоже данные недавних социологических исследований свидетельствуют) ставит под угрозу общенациональную стабильность. Ведь по мере реализации правительственных реформ новые акции протеста наверняка случатся.


Опубликовано в номере «НИ» от 12 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: