Главная / Газета 5 Июля 2004 г. 00:00 / Политика

Красный передел

В КПРФ произошел тщательно спланированный раскол

ШАГЕН ОГАНДЖАНЯН, ДМИТРИЙ ТАРАТОРИН

В минувшую субботу состоялось сразу два Х съезда КПРФ. Один в киноконцертном зале гостиничного комплекса «Измайловский» провели зюгановцы, а на другом в обстановке строжайшей секретности собрались их противники – семигинцы. Последних было приблизительно вдвое меньше, чем первых, но чье мероприятие Минюст признает легитимным, тем не менее вопрос открытый. Одно очевидно – раскол, о невозможности которого так долго говорили большевики, состоялся.

shadow
Напомним, что несколько последних месяцев сторонники председателя ЦК КПРФ Геннадия Зюганова на всех партийных фронтах давали решительный бой приверженцам изгнанного из партии и из фракции по обвинению в прокремлевской ориентации Геннадия Семигина. Все эти сражения (см. «Новые Известия» за 23 июня) обеими сторонами велись с одной целью – провести на предстоящий съезд как можно больше «своих» кандидатов. И г-н Зюганов в этой предсъездовской войне, надо признать, добился победы. Семигинцы, не желающие мириться с таким положением дел, в минувший четверг провели альтернативный пленум ЦК. На этом мероприятии (журналистов на него не пригласили) якобы присутствовало 96 человек (всего в ЦК на тот момент было 152 члена). Они распустили старый состав ЦК, сформировали новый и избрали председателем губернатора Ивановской области Владимира Ильича Тихонова. Стало ясно, что оппоненты г-на Зюганова не дадут ему открытый бой, а намерены провести собственный альтернативный съезд.

Причем семигинцы решили держать в тайне даже само место проведения своего мероприятия. Пресса дожидалась делегатов в здании на Страстном бульваре, куда время от времени приезжали, чтобы пообщаться, «альтернативщики». По данным этих товарищей, на секретном съезде собралось 146 делегатов. Зампред ЦК зюгановского мероприятия Иван Мельников, в свою очередь, сообщил, что на их съезде зарегистрировано 247 человек из 320 избранных делегатов.

Руководство КПРФ еще до 3 июля сообщило, что крайне опасается провокаций. Дабы этого не случилось, несколько десятков пожилых и особо взволнованных поклонников товарища Зюганова с самого утра дежурили у входа в киноконцертный зал. С собой пикетчики принесли транспаранты и плакаты, на которых было написано: «Зюганов, КПРФ с тобой» и «Зюганов, спаси Россию». И даже: «Куваев (лидер Мосгоркома.– «НИ») лег под Семигина». Беда, однако, пришла, откуда ее не ждали. За полчаса до открытия съезда в здании вдруг пропало электричество. Запущенного аварийного питания хватило только на несколько минут, после которых зал снова погрузился во мрак. Как заверили «НИ» приехавшие к «Измайловскому» электрики, случилась банальная авария. Сами делегаты в такие роковые совпадения не поверили и дружно заподозрили диверсию семигинцев, за которыми им отчетливо виделась «рука Кремля». В сложившихся обстоятельствах коммунисты решили провести съезд в беспрецедентном для себя открытом режиме.

Г-н Зюганов вынужден был читать свой доклад при свете трех карманных фонариков, которые держал его помощник. Позже в президиум и на трибуну поставили по лампе, отчего лица выступавших приобрели зловещую бледность. Позади президиума черной глыбой возвышалась голова Ленина. Позже вождю революции даже выдали символический мандат делегата за номером 1.

В своем докладе Геннадий Андреевич в который уже раз говорил о непримиримой оппозиционности, борьбе с прозападным режимом и русофобством. Что же касается ошибок руководства, то ряд «серьезных просчетов», самокритично признался г-н Зюганов, все-таки имеется: «Надо было раньше не затягивать с разоблачением и исключением из рядов партии тех, кто делает все для ее раскола». После доклада и улаживания оргвопросов последовали так называемые прения. Практически все делегаты как один красноречиво не одобряли семигинцев и чуть менее красноречиво хвалили «мужественного человека» Зюганова.

Съезд должен был длиться 2 дня, но коммунисты уложились к вечеру субботы. Они внесли поправки в устав и переизбрали состав ЦК, вычистив оттуда «раскольников» и доукомплектовавшись новыми партийцами. Раскольники на своем съезде сделали то же самое. Организаторы обоих съездов заявили «НИ», что именно у них присутствовал представитель Минюста. И, следовательно, именно их съезд будет признан легитимным.

Раскол в КПРФ даже на самого непредвзятого наблюдателя производит впечатление заранее срежиссированного, хотя в итоге все же грубовато поставленного спектакля. Конечно, сам собой напрашивается вопрос: зачем Кремлю (а кто у нас теперь еще может подобные пьесы разыгрывать?) надо «валить» Зюганова? Геннадий Андреевич ведь все послеоктябрьские (в смысле расстрела Белого дома) годы был максимально, насколько это вообще возможно для лидера оппозиционной партии, лоялен обоим «антинародным» президентам. Чем же он теперь- то не угодил?

Подсказка, надо думать, в том, что разваливание компартии происходит параллельно с событиями вокруг ЮКОСа. Похоже, мишень вовсе не глава КПРФ, но сама эта структура.

Обозначившееся в минувшем году намерение самой мощной корпорации страны «купить» наиболее раскрученный политический бренд не могло не встревожить определенные властные круги. Кстати, нефтяные политменеджеры тоже вряд ли оставили бы у власти товарища Зюганова. Есть все основания полагать, что они намеревались подвергнуть неповоротливый красный бронепоезд радикальной модернизации. Недаром же в партию ЮКОСом был делегирован энергичный и грамотный Илья Пономарев (лидер Союза коммунистической молодежи), который теперь, когда большой проект торпедирован, вынужден довольствоваться организацией массовых уличных шоу с участием юных леваков.

Даже при том, что у отечественной бизнес-элиты надолго отбили охоту играть в политику, КПРФ и сейчас несет потенциальную угрозу. А ну как некие зарубежные (но с российскими корнями) воротилы вознамерятся инвестиции в коммунистов сделать? Поэтому, надо думать, КПРФ все же будут так или иначе доламывать. А на руинах строить здание новой «непримиримой» оппозиции под флагом с дорогим для каждого россиянина словом «Родина». Беспощадный критик партии власти, а по совместительству ответственный кремлевский порученец Дмитрий Рогозин уже активно вживается в новую для себя роль защитника трудового народа.

Вышеописанный план всем хорош, однако есть-таки одно «но». Рассчитан он исключительно на краткосрочную перспективу. Можно, конечно, в прямом смысле слова развести левый электорат, но нельзя приватизировать левую идею. Рано или поздно ее подлинные носители заявят о себе и, скорее всего, в силу все более «демократического» способа формирования органов законодательной власти сделают это в абсолютно непарламентской форме.



ЧТО ПРОИЗОШЛО В КПРФ?

Николай ХАРИТОНОВ, экс-кандидат в президенты РФ:

– Съезд Коммунистической партии России во главе с Геннадием Зюгановым показал, что Кремль тактически и стратегически проиграл. Две связки – Семигин-Тихонов и Потапов-Астраханкина – не смогли выполнить возложенную на них роль разрушителей. Татьяне Астраханкиной лично не удалось вжиться в образ Фанни Каплан. Она хотела смертельно ранить Геннадия Андреевича, но не вышло. Конечно, коммунисты будут развиваться только при своем прежнем вожде. Зюганов понимает, что он вечен, и реальной замены ему на сегодняшний день не существует.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, политолог:

– Геннадий Зюганов был для Кремля идеальным партнером. Он прекрасно справлялся с задачей усмирения протестного электората, и хотя бы за это он должен был остаться единственным. Но вместо одной управляемой, но не ручной КПРФ Кремль получил две сходные по мировоззрению партии, которые будут соревноваться по степени радикальности. В Кремле сидят хорошие тактики, но слабые стратеги. И эта ситуация им еще аукнется буквально через полгода, когда начнется очередная ревизия политических сил на предмет их подготовленности к предстоящим федеральным выборам. Мне кажется, что две компартии – это еще не предел. Появится третья, еще более радикальная левая структура.

Вопрос задавал Сергей ТКАЧУК

Опубликовано в номере «НИ» от 5 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: