Главная / Газета 28 Мая 2004 г. 00:00 / Политика

Право на защиту

Даже на военкома и тюремщика можно найти управу

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Недавно замначальника Главного управления исполнения наказаний обвинил правозащитников в пособничестве криминальным авторитетам. Корреспондент «Новых Известий» попытался выяснить, чем в действительности занимаются люди, носящее это гордое имя.

Правозащитники готовы помочь всем униженным и оскорбленным.
Правозащитники готовы помочь всем униженным и оскорбленным.
shadow
Правозащитники – это те, кто защищает граждан от государства. Большинство граждан с государством уживаются вполне себе мирно и поэтому к правозащитникам не обращаются. А вот призывники и заключенные – их постоянные клиенты. Призывников Комитет солдатских матерей делит на тех, кого только должны взять в армию, и тех, кто уже там. С первыми работает Московская региональная организация, со вторыми – Союз комитетов, что в Лучниковом переулке.

Для «допризывной» молодежи и их родителей по четвергам проводят лекции о законах, болезнях и о том, как правильно вести себя в военкомате. На лекции в разгар призыва приходят до 300 человек. Руководитель организации Татьяна Кузнецова говорит, что раньше девушки не хотели выходить замуж за парней, которые не служили в армии, а теперь невесты и будущие тещи сами приходят на лекции и спрашивают, как уберечь от армии потенциального мужа и зятя. Обращения тех, кто уже попал в армию, солдатские матери регистрируют под рубриками: «Болезнь», «Вымогательство», «Нет известий», «Облава», «Побои», «Пытки», «Рабство», «Туберкулез», «Чечня». Самая популярная рубрика – «Болезнь», на нее приходится больше трети обращений. Это означает, что в армию призвали больного парня, которого не должны были призвать. Теперь, если все сложится благополучно, его после обследования медкомиссии уволят.

Проблемами родителей погибших солдат занимается фонд «Право Матери». Сыновей фонд вернуть, конечно, не в силах. А вот добиться пенсий, льгот, осуждения виновников гибели солдата юристы фонда могут. И родители судятся с воинскими частями, собесом, пенсионным фондом, жэком. Добиваются получения компенсации морального вреда (обычно 150–200 тыс. руб.), второй пенсии по случаю потери кормильца (примерно 1200 руб. в месяц), льгот на бесплатный проезд и 50-процентной оплаты ЖКХ.

Родственники задержанных милицией обращаются в движение «За права человека». Юрист движения Евгений Ихлов говорит, что обычно «прибегает мать, кричит, что сына «повязали» и теперь бьют». Если оснований для задержания действительно нет, правозащитники составляют жалобу в прокуратуру, звонят в Управление собственной безопасности МВД, «поднимают скандал». Иногда в офис движения приходят группы плохо говорящих по-русски людей. Это значит, что прошла очередная облава на гастарбайтеров и теперь родственники задержанных ищут способ освободить своих соотечественников.

Осужденные к лишению свободы обращаются из колоний в «Комитет за гражданские права». Юристы Комитета помогают составить надзорную жалобу на пересмотр приговора. При этом честно предупреждают, что изменить приговор удается лишь примерно в каждом сороковом деле. Но заключенные на эту приписку внимания не обращают и потом хвастаются друг перед другом: «Вот, мне пообещали, что приговор будет пересмотрен».

Еще одна организация, ведущая переписку с заключенными, – «Центр содействия реформе уголовного правосудия». Правда, надзорные жалобы здесь не составляют. Но посильную помощь заключенным оказывают. Например, недавно купили за 300 рублей очки для заключенного из Пермской области, который прислал выписанный в зоне рецепт. И дали денег освободившемуся из колонии в Калужской области туберкулезнику на дорогу домой, в родную Якутию. Еще Центр рассылает по колониям брошюру с информацией о поправках в УК, чтобы заключенные на основании этих поправок могли добиваться изменения приговора. По просьбе женщин, находящихся в заключении, разыскивают их детей, отправленных в детские дома. И ведут переписку с пожизненно осужденными. В этих письмах уже не спрашивают о поправках в УК и не просят купить теплые вещи. Зеки рассуждают о смысле жизни, пишут философские и религиозные трактаты и даже целые романы о своей прошлой жизни.

Беженцы из бывших советских республик, потерявшие надежду на получение гражданства, обращаются в организацию «Гражданское содействие». Незаслуженно признанные психически больными – в «Независимую психиатрическую ассоциацию», эксперты которой имеет право отменить диагноз. Женщинами, поехавшими в поисках красивой жизни за границу и оказавшимися рабынями в борделях, занимается коалиция «Ангел».

А еще есть специальные правозащитники-теоретики. Они не составляют жалобы, не ходят по судам, не отвечают на звонки по «горячей линии» – они проводят экспертизу новых законов, следят за нарушениями во время выборов, подсчитывают случаи нападений на иностранцев. А затем пишут об этом доклады и представляют их журналистам на пресс-конференциях.



ТЕЛЕФОНЫ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

Союз комитетов солдатских матерей 206-0584, 206-0923

Московская региональная организация 928-2506

Фонд «Право Матери» 206-0581

Движение «За права человека» 291-6233

Комитет «За гражданские права» 478-9515, 478-0847

Центр «Содействие реформе уголовного правосудия» 206-8838

Независимая психиатрическая ассоциация 291-9081

Гражданское содействие 973-5474, 973-5443

Общество «Мемориал» 209-7883

Московская Хельсинкская группа 207-6069


КОМУ И КАК ПОЖАЛОВАТЬСЯ НА ГОСУДАРСТВО?

Право подавать жалобы в Европейский суд по правам человека появилось у граждан России 5 мая 1998 года, когда наша страна ратифицировала «Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод». С тех пор Россия стала рекордсменом по жалобщикам. Россияне подали в Европейский суд уже свыше 17 тыс. жалоб – больше, чем граждане любой другой страны.

Европейский суд принимает жалобы только на действия государства. На мешающего жить соседа или нечестного партнера по бизнесу в Страсбург жаловаться бесполезно. Равно как и на «неравные» выборы, как это периодически делают некоторые проигравшие кандидаты. Потому что Конвенция предписывает лишь проводить выборы «с разумной периодичностью» и «тайным голосованием». Все остальные нормы даются на откуп государству. А вот жалобы на бесчеловечные условия содержания в российских тюрьмах и колониях Европейский суд принимает. Единственное условие – человек должен пройти все стадии правосудия в своей стране, включая Верховный суд, всюду получить отказ и подать жалобу не позднее, чем через шесть месяцев после последнего решения.

Жалоба в Европейский суд направляется по почте. Самому приезжать в Страсбург не обязательно. Составить жалобу в Европейский суд по правам человека поможет Центр содействия международной защите (телефон: 291-1074). Человек отправляет письмо в адрес суда, где указывает, какие права, зафиксированные в Европейской конвенции, были нарушены и какие судебные решения по этому поводу имеются. Жалобу можно подать на русском языке, а вот дальнейшая переписка и рассмотрение дела будут вестись на английском или французском – официальных языках Европейского суда по правам человека.

После подачи жалобы к заявителю будут приходить письма с просьбами уточнить те или иные обстоятельства дела. На все письма непременно надо отвечать. Длительное молчание может быть истолковано как незаинтересованность в продвижении жалобы, и ее рассмотрение будет прекращено. Никаких пошлин при подаче жалобы и во время ее рассмотрения платить не надо – процедура рассмотрения дела в Европейском суде бесплатная.

Рассмотрение жалобы состоит из двух стадий – определение ее приемлемости и рассмотрение дела по существу. Подавляющее большинство жалоб признаются неприемлемыми – либо заявитель нарушил срок ее подачи, либо не исчерпал всех средств судебной защиты у себя на родине, либо требует восстановить те его права, которые не предусмотрены Европейской конвенцией. Из российских жалоб на предмет приемлемости было рассмотрено около 3 тыс., и приемлемыми были признаны всего 60.

Следующая стадия – это рассмотрение дела по существу. Здесь шансы у многих жалобщиков из России неплохие. Европейский суд может признать незаконным арест из-за несоблюдения какой-нибудь предусмотренной законом формальности, на которую сотрудники правоохранительных органов попросту не обратили внимания. И человек признается пострадавшим, а государство – обязанным выплатить ему в качестве возмещения морального вреда столько-то тысяч евро.

Еще один повод для жалобы – неоправданно долгое содержание под стражей до суда и во время суда. Европейская конвенция гарантирует право на правосудие «в разумные сроки». Предусмотренные российским законодательством полтора года содержания под стражей до суда, по мнению европейских судей, «разумны» отнюдь не для каждого дела. А срок содержания под стражей во время суда российское законодательство вообще не ограничивает. Будет идти суд, к примеру, 5 лет, и все эти 5 лет человек будет сидеть. Один из российских жалобщиков Валерий Калашников просидел в СИЗО до оглашения приговора 4 года и 1,5 месяца, за что впоследствии отсудил у государства Россия 8 тыс. евро. Всего же у России выиграно уже около 10 дел. Самое громкое – недавнее решение в пользу Владимира Гусинского. Его арест летом 2000 года признан незаконным, и бывший медиа-олигарх теперь должен получить от России 88 тыс. евро.

Иногда государство предпочитает урегулировать вопрос с заявителем полюбовно, чтобы лишний раз не быть объявленным нарушителем прав человека. Так, инвалиды-чернобыльцы Юрий Тайков и Михаил Соловьев судились из-за денежной компенсации за утраченное здоровье. И когда их жалоба была принята к рассмотрению, им, наконец, выплатили требуемые деньги в обмен на отзыв жалоб.

Замначальника ГУИН Валерий Краев дуэли не выдержал

Опубликовано в номере «НИ» от 28 мая 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: