Главная / Газета 17 Мая 2004 г. 00:00 / Политика

Михаил Федотов

Терпкое вино закона

shadow
На минувшей неделе в Нью-Йорке прошла демонстрация... противников войны с терроризмом. В толпе мелькали портреты Хусейна и бен Ладена. Полиция безмолвно охраняла отведенную для манифестации территорию. Прохожие возмущались, но терпели: свобода слова и мирных собраний гарантирована первой поправкой к конституции. И неважно, что поправка эта ратифицирована еще в 1791 году и мир с тех пор сильно изменился, а уж после 11 сентября стал совсем другим. Конституция – священная корова.

Конечно, и на священных коровах бывают пятна. Но они проступают постепенно, по мере того как меняется окружающий экономический, политический, социальный ландшафт. И только когда их очертания становятся очевидны всем, наступает пора для изменений. Вот почему обычно энергичные и скорые в решениях – не всегда, впрочем, бесспорных – американцы за более чем 200 лет внесли в конституцию только 27 поправок.

Кстати, последняя поправка была принята еще в 1789 году, но не была ратифицирована необходимым числом штатов. Конечно, не всякий парламентарий проголосует за такую норму: «Ни один закон, изменяющий размер вознаграждения сенаторов и членов палаты представителей за их службу, не вступает в силу до следующих выборов в палату представителей». Спустя 80 лет, когда конгрессмены в очередной раз подняли себе зарплату, штат Огайо в знак протеста ратифицировал, казалось бы, забытую поправку. Почти через 100 лет его примеру последовал штат Вайоминг. Но только в 1980-х годах дело пошло шустрее, когда советник техасского парламента Грегори Уатсон доказал, что данная поправка все еще продолжает оставаться в процессе ратификации. И сумел убедить в этом многих региональных законодателей. Одним словом, к 1992 году необходимое число штатов ратифицировало древнюю поправку, и она, наконец-то, вступила в силу.

Двести три года – на принятие одной поправки! Мы же, напротив, готовы менять свой Основной закон сколь угодно часто. Достаточно вспомнить начало 1990-х, когда чуть ли не каждый съезд народных депутатов вносил поправки в Конституцию, все больше запутывая ее и, как мы теперь знаем, приближая кровавую развязку. А сколько говорилось о необходимости реформирования нынешней конституции, написанной якобы «под Ельцина». Сегодня же звучат требования срочно переписать совсем еще «свежую» чеченскую конституцию под сына погибшего Ахмата Кадырова. И, если бы не кое-какие юридические закавыки, наверняка так бы и сделали…

Если же мы всерьез намерены строить правовое государство (кстати, статья 1 Конституции РФ нас к этому обязывает), то должны стремиться к максимально возможной стабильности законов. Они как вино: чем дольше сохраняются, тем становятся лучше – потому, что входят в обычай, превращаются в нечто само собой разумеющееся. И уж совсем последнее дело переписывать законы под конкретных политиков, пытаясь сделать их власть бессрочной и наследуемой. В свое время в конституцию СФРЮ заложили пожизненное президентство Иосипа Броз Тито. И что? Да, он умер президентом, а страна вскоре после этого рухнула.

Вашингтон



Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России.




Опубликовано в номере «НИ» от 17 мая 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: