Главная / Газета 11 Мая 2004 г. 00:00 / Политика

Рамазан Абдулатипов

«Гибель Кадырова была прогнозируема»

СЕРГЕЙ ТКАЧУК

Спустя пару часов после теракта на грозненском стадионе председатель Ассамблеи народов России сенатор Рамазан Абдулатипов в интервью «Новым Известиям» дал прогноз развития ситуации в мятежной республике. А также рассказал о том, как произошло знакомство Ахмата Кадырова с президентом Путиным.

shadow
– Кто, на ваш взгляд, организовал теракт в Грозном?

– Кадыров в последнее время фактически единолично принимал решения относительно борьбы с бандитами, террористами. Поэтому, как ни прискорбно это звучит, убийство президента Чечни можно было спрогнозировать. Ясно было, что они не остановятся, потому что Кадыров, как лидер республики, был огромным приобретением для всей Федерации. Не только в самой Чечне, но и вокруг нее назрело много неразрешенных конфликтов, которые регулируются отдельными группировками. Убийство Ахмат-хаджи так или иначе затрагивает представителей этих сил – их десятки, и у каждой свои интересы. Обратите внимание, взрыв на стадионе «Динамо» в Грозном по времени совпал с праздничным выступлением российского президента в Москве, который говорил о необходимости борьбы с терроризмом. Мне кажется, если мы замкнемся только лишь на силовой составляющей этой борьбы, мы проиграем. Именно поэтому я считаю, что в Чечне нужно использовать ближневосточную подсказку. Нужна кавказская «дорожная карта».

– Известно, что именно вы были тем человеком, который познакомил покойного президента Чечни с Владимиром Путиным…– Это произошло в 1999 году, когда над Чечней витала идея построения шариатского государства. Нужен был человек, который мог бы противостоять экстремистским замашкам и примирить враждующие стороны. Кадыров в ту пору был муфтием, и его не могла не беспокоить эта проблема. Он был одним из первых, кто выступил резко против переговоров тогдашнего премьера страны Сергея Степашина с ваххабитами. Зная изнанку таких бесед, он предупреждал, что заигрывания федерального центра с бандитами могут иметь плачевные последствия. Потом Кадыров вступил в конфликт с Масхадовым из-за ваххабизма и Шамиля Басаева. Муфтий вышел на меня, и мы встретились у моих родственников в Дагестане. Проговорили около 5 часов. Нужно сказать, что мы пришли к пониманию. После этого в 1999 году я встретился с тогда еще премьер-министром Путиным и рассказал ему обо всех кавказских противоречиях и о человеке, который знает, как их разрешить. Тогда глава правительства пригласил Ахмата Кадырова к себе. Вторая встреча с ним произошла уже, когда Путин был исполняющим обязанности президента. В дальнейшем шел очень тщательный отбор кандидатур. Путину начали докучать тем, что, мол, Ахмат Кадыров в случае прихода к власти в Чечне может сам стать серьезной проблемой. Но, возможно, именно неубедительность доводов противников муфтия сыграла решающую роль в выборе президента.

– Когда в последний раз вы говорили с Ахматом Кадыровым?

– Два с половиной месяца назад. У него было настроение гораздо лучше, чем до президентских выборов в Чечне. После избрания он в полной мере почувствовал, что президент Путин доверил ему республику.

– Кому, по-вашему, теперь может быть оказано доверие?

– Бывший мэр Грозного Бислан Гантамиров – самый вероятный претендент на пост президента Чечни. В свое время Кадыров с ним не сработался, что, кстати, свидетельствует о силе этой фигуры.

– А что вы можете сказать о временно исполняющем обязанности президента Чечни Сергее Абрамове?

– Об Абрамове я не могу сказать ничего хорошего. Кроме Анатолия Попова я не помню других солидных профессионалов, которые бы разбирались в проблематике чеченского конфликта. Могу только подчеркнуть, что смерть Кадырова – наша общая трагедия. Неизвестно, к чему она приведет.


Опубликовано в номере «НИ» от 11 мая 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: