Главная / Газета 19 Апреля 2004 г. 00:00 / Политика

«Бесправные» обвинители

Генеральная прокуратура хочет дополнительных полномочий

СЕРГЕЙ ТКАЧУК

В конце недели в Госдуму будет внесен проект закона «О прокуратуре РФ». Созревший в недрах правового управления президентской администрации при активном участии самой прокуратуры, закон призван расширить спектр возможностей представителей данного ведомства. Депутаты – выходцы из правоохранительной системы считают, что сие только во благо. А их коллеги-демократы уверены, что полномочий у прокуроров и сейчас с избытком.

Еще две недели назад заместитель генерального прокурора России Сабир Кехлеров заявил, что в самое ближайшее время в Государственную думу поступит законопроект «О прокуратуре». По сведениям «НИ», «поступление» состоится буквально через несколько дней. Необходимость принятия нового закона мотивировалась появлением целого ряда новых кодексов – Уголовно-процессуального, Гражданского, Арбитражного, а также Кодекса об административных правонарушениях. «Именно в соответствии с появившимися в этих документах новыми нормами необходимо прописать процессуальные действия», – пояснил г-н Кехлеров. Однако, как выяснили «НИ», это отнюдь не единственная причина активного лоббирования прокуратурой нового закона.

Член комитета по безопасности Госдумы Виктор Илюхин, посвященный в некоторые тайны прокурорской «кухни», сообщил, что ныне действующий закон о прокуратуре и поправки, принятые к нему, значительно ограничивают поле деятельности господ в синих мундирах. «Помимо того, что закон действительно устарел и требует приведения в соответствие с вновь принятыми кодексами, есть вполне определенный запрос работников этого органа на расширение их полномочий», – заявил «НИ» депутат. Например, прокуратура сейчас лишена права выносить протесты на спорные судебные решения. Прокурор может только написать представление суду, в котором изложит свое несогласие. Виктор Илюхин считает, что появление у прокуратуры права выносить протесты для граждан не только не опасно, но даже полезно, поскольку «у граждан появится дополнительная гарантия защиты их прав». С этим мнением согласился и первый заместитель председателя комитета по безопасности Михаил Гришанков. «В моей практике было много случаев, когда протестное мнение прокурорского работника было ключевым в соблюдении законности», – заявил депутат, комментируя «НИ» новый закон.

Но самое главное, что прокуроры лишены права осуществлять общий надзор по собственной инициативе. «Законодательство последних лет было выстроено таким образом, что прокуратура могла только реагировать на письменные заявления пострадавших, – говорит г-н Илюхин. – Инициатива же со стороны прокурорских работников была недопустима».

По сведениям «НИ», новый закон вернет прокурорам право проводить проверки подозрительных субъектов и в случае обнаружения нарушений законности возбуждать уголовные дела. Помимо этого, в новом законе будут подробно прописаны принципы организации прокурорской службы. Согласно ст.129 российской Конституции, назначение прокуроров должно происходить исключительно по согласованию с органами местной власти. Данная норма не способствует, конечно, беспристрастности и независимости их суждений. Вполне возможно, что эту конституционную «оплошность» удастся обойти, введя схему сменяемости региональных обвинителей. «То есть после пяти лет службы конкретного работника в регионе генеральный прокурор решит, продлевать ли полномочия коллеги или назначить более перспективного человека, – сообщил Виктор Илюхин. – Даже в советское время власть четко понимала, что прокуроров нужно менять с периодичностью в 5 лет – просто чтобы не засиживались на одном месте и не порождали коррупцию». Наверняка в новом законе будет четко прописан вопрос довольствия прокурорских работников. Сегодня средняя зарплата прокурора составляет порядка 7 тыс. рублей. Это больше, чем у среднего сотрудника милиции, но, по словам г-на Илюхина, «меньше, чем должно быть». В конечном итоге, по мнению апологетов закона, все эти меры должны привести к повышению престижа прокурорской службы и радикальному снижению уровня коррупции. Однако многие депутаты в эти красивые обещания верят слабо, а потому предлагают просто принять поправки к действующему закону.

Два таких предложения уже успели «рекомендовать к отклонению» на заседании комитета по безопасности. Так, член комитета по безопасности Госдумы третьего созыва Валерий Останин предлагал вернуть 5-летний срок нахождения прокурора на своем посту (сейчас он его занимает, пока не снимут). Члены комитета с этим в целом согласились, но в связи с принятием отдельного закона эту поправку отклонили. А группа депутатов во главе с Виктором Похмелкиным вообще предложила упразднить такое понятие, как «прокурорский надзор в судах». Аргумент: судебного контроля достаточно для соблюдения законности. Кроме того, они сочли, что Генпрокуратуру нужно лишить права надзора за соблюдением Конституции. Один из авторов отвергнутых поправок Виктор Похмелкин заявил «НИ», что «прокуратура превратилась в монстра», но в то же время ее функции дублируют многие другие органы власти. «Принятие нового Уголовно-процессуального кодекса требует от прокуроров мобилизации усилий в направлении борьбы с преступностью, – считает г-н Похмелкин. – Вместо этого прокуратура предпочитает надзирать за исполнением закона. Этим же занимаются Минюст, полпреды президента в федеральных округах и, наконец, суды, которые после реформы вполне в состоянии самостоятельно уследить за законностью в своей сфере. Зачем же столько дублеров?»



Нужно ли давать прокуратуре дополнительные полномочия?

Георгий ЗУБОВСКИЙ, председатель Столичной коллегии адвокатов:

– Прокуратура и так обладает огромным набором полномочий. Я согласен, что, будучи государевым оком, прокуратура обязана осуществлять общий надзор, и эта компетенция должна быть ей возвращена. С другой стороны, мы рискуем столкнуться с очередным комом функций, разбираться с которыми будет просто некому. Все знают, что следствие давно выпадает из общей канвы прокурорской деятельности и является избыточной функцией. Тем не менее она настолько дорога прокурорам, что добровольно они ее не сдадут. Напротив, прокуроры, судя по всему, хотят, чтобы и старое осталось, и новое появилось.

Лев ПОНОМАРЕВ, председатель движения «За права человека»:

– Правозащитная общественность как раз на днях обсуждала новый закон «О прокуратуре», и, нужно признать, наши мнения разделились. Кто-то уверен, что при нынешнем уровне коррумпированности прокурорской власти не стоит поручать ей общий надзор. Кто-то, наоборот, полагает, что эта функция позволяет гарантировать обеспечение прав граждан. Я считаю, что общий надзор прокуратуры позволит уследить за неуправляемыми судьями и в конечном счете способствует вынесению более гуманных вердиктов. В самом слове «надзор» есть что-то оправдательное – я так понимаю. Но не стоит забывать, что текст закона может расходиться с декларациями прокуратуры. Я, например, не уверен, что новым законом предусмотрено взаимодействие прокуратуры с общественными организациями. А также право гражданского общества осуществлять свой контроль над прокуратурой.

Генеральная прокуратура подтверждает свои собственные полномочия

Опубликовано в номере «НИ» от 19 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: