Главная / Газета 12 Апреля 2004 г. 00:00 / Политика

Непрощеный

Аслан Масхадов не может рассчитывать на снисхождение

ВЛАДЛЕН МАКСИМОВ, ВЕРА ПОЛИКОВА

Вчера из Чечни пришло сообщение о явке с повинной очередного охранника Масхадова Магомеда Казаева. Всю прошлую неделю чиновники обсуждали перспективы сдачи самого Аслана Масхадова, хотя официально никаких переговоров с ним никто не вел. «НИ» стали известны некоторые факты, проливающие свет на события прошедшей недели. Вот наша версия происходящего.

Бывшие братья по оружию Кадыров и Масхадов провели секретные переговоры.
Бывшие братья по оружию Кадыров и Масхадов провели секретные переговоры.
shadow
Главное: переговоры все-таки были. Как стало известно из достоверных источников, 11 марта этого года в Дагестане в городе Хасавюрт состоялась встреча Ахмата Кадырова и Аслана Масхадова. Лидер сепаратистов сделал своему бывшему соратнику по оружию предложение – обеспечить сдачу своих людей, а самому отбыть «на заслуженный отдых» за рубеж. Решать такие вопросы единолично Кадыров, разумеется, не имел полномочий, поэтому обратился в Москву. В итоге, по данным источника «Новых Известий», предложение было отвергнуто. Комментировать это событие никто из более или менее осведомленных людей в Дагестане не стал. Впрочем, и четких опровержений мы не получили.

Косвенно информацию о тайных переговорах подтверждают следующие факты. Именно на первые числа марта приходится массовая сдача в руки чеченских властей нескольких близких Масхадову людей. Так, 8 марта явку с повинной оформил соратник Масхадова, министр обороны Ичкерии Магомед Хамбиев. Вместе с ним на сторону легального президента ЧР перешли его заместитель Харон Бибулатов и еще семь боевиков. 11 марта, то есть в день предполагаемой встречи в Хасавюрте, сложил оружие начальник особого отдела сепаратистов Борис Айдамиров, а с ним еще 10 боевиков. В конце марта список перебежчиков пополнил начальник личной охраны Масхадова Шаа Турлаев. Можно предположить, что такая массовая сдача близких Масхадову людей стала своеобразным подтверждением серьезности его намерений, этаким авансом в торге за свою судьбу.

Кроме того, в районе Хасавюрта была зафиксирована и активность спецслужб ЧР. Как нам стало известно, 12 марта на следующий после тайных переговоров день на федеральной автодороге «Кавказ» на посту УГИБДД МВД РД «Степной-2» недалеко от Герзельского моста, перекинутого через административную границу Чечни и Дагестана, были остановлены две машины «УАЗ» и «Нива» без госномеров. Машины направлялись в Дагестан. В них находились вооруженные люди в камуфляже. Во время проверки документов один из ехавших в машине чеченцев Адам Этиев неожиданно вытащил боевую гранату и пригрозил ее взорвать. Окруженные сотрудниками милиции и УФСБ РФ по РД вооруженные гости открыли огонь. В перестрелке с чеченской стороны двое были убиты, а остальные 5 человек с различными ранениями были переправлены в больницу Хасавюрта. Согласно обнаруженным документам, вооруженные люди являлись сотрудниками ФСБ Чеченской Республики, а руководил ими Адам Этиев. Выясняя причины столь неадекватного поведения Этиева, сотрудники правоохранительных органов Дагестана выяснили, что его настоящие имя и фамилия – Магомед Темиргереев. Между тем этот гражданин разыскивается правоохранительными органами Дагестана за преступления, связанные с похищением людей на территории республики. Позже, как это уже происходило не раз, по чьему-то приказу все задержанные были отпущены.

Если тайные переговоры Ахмата Кадырова и Аслана Масхадова действительно состоялись 11 марта, то публичная реакция на них задержалась на три недели. Зато была она бурной и фактически превратилась в самую настоящую информационную войну. Такая отсрочка в принципе вполне объяснима. Как уже говорилось выше, Кадыров не мог решить вопрос условий сдачи Масхадова без согласования с Кремлем. Можно предположить, что Кадыров решил сделать подарок президенту перед выборами. Ведь все ждали чего-то подобного. Но победа 14 марта Владимиру Путину была гарантирована и без таких подарков. А после выборов Москве было не до Чечни, там праздновали и распределяли посты в новом правительстве и администрации.

Зато 4 апреля, когда министр обороны Сергей Иванов во время визита в Норвегию вдруг заявил, что лично он не думает, «что к Масхадову может быть применена

амнистия», стало ясно – Кремль определился. Два дня спустя, 6 апреля, в Грозном Ахмат Кадыров, также публично попытался успокоить невидимого собеседника: «Никто не жаждет крови и не добивается того, чтобы Масхадов был убит». И даже смело взял личную ответственность за обеспечение безопасности Масхадова «в ходе его явки в правоохранительные органы».

На следующий день, 7 апреля, в российском информационном пространстве творились странные дела. С утра на встрече с бывшими депутатами парламента Ичкерии Ахмат Кадыров был вынужден отвечать другим невидимым собеседникам, теперь, видимо, московским, что никто в центре и в самой Чечне «не будет вести переговоры с Масхадовым на темы, выходящие за рамки его явки в правоохранительные органы». На одном из государственных телеканалов тут же прошла новость, что Кадыров «ведет телефонные переговоры с лидером сепаратистов». Чеченскому президенту пришлось эмоционально опровергать это сообщение: «Валлахи – это неправда!». Позже глава Чечни был вынужден опровергать и информацию о спецоперации по поимке Масхадова. Сам Масхадов в тот же день сообщил по сепаратистскому телевидению «о начале весенне-летней военной кампании вооруженными силами Чечни». Подлинность выступления российские власти опровергли, но передатчик сепаратистов на всякий случай уничтожили.

День спустя, 8 апреля, в информационный бой вступили официальные представители Кремля. В Ростове-на-Дону полпред президента РФ в Южном федеральном округе Владимир Яковлев заявил, что судьбу Масхадова должен решать суд «без всякого снисхождения». Его слова подтвердил начальник территориального управления Минюста РФ по Чечне генерал-лейтенант Бек Басханов, который высказал твердую уверенность в том, что раскаяние Масхадова ни в коем случае не должно означать его освобождения от уголовной ответственности. Не знаю, понял ли что-либо из этой перепалки сам Масхадов, но Ахмат Кадыров с этого момента заговорил о тлетворной роли западных стран в процессе мирного урегулирования.

В тот же день замглавы Минюста Юрий Калинин высказался за объявление в Чечне новой амнистии. Похоже, что в Москве готовы простить всех боевиков, кроме Аслана Масхадова и Шамиля Басаева.




Пока жив Басаев, Масхадов не посмеет явиться с повинной

Опубликовано в номере «НИ» от 12 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: