Главная / Газета 25 Марта 2004 г. 00:00 / Политика

Без следствия

У правоохранительных органов могут отнять самое дорогое

СЕРГЕЙ ТКАЧУК

На следующей неделе думский комитет по безопасности рассмотрит законопроект о создании отечественного варианта ФБР. Федеральная служба расследований, как предполагается, возникнет в результате слияния следственных управлений МВД, ФСБ и Генеральной прокуратуры. Законопроект вызвал бурные споры в администрации президента. В Думе обсуждение, похоже, будет не менее острым.

shadow
Изменения в структуре и составе кабинета министров не затронули силовые ведомства, подчиненные напрямую президенту. Но это совершенно не означает, что этот блок есть некая «священная корова» российской государственности. В начале апреля профильный комитет Госдумы по безопасности внесет на рассмотрение нижней палаты парламента целый пакет законопроектов по реформированию правоохранительной системы России. Представители различных ее ведомств от этой перспективы далеко не в восторге – ведь они могут лишиться своей былой влиятельности. «Органы» могут потерять самое для них дорогое – следственные управления.

Авторами идеи, легшей в основу законопроекта «Об органах предварительного следствия в РФ», были «яблочники» Сергей Иваненко и Игорь Артемьев. Выдвинули они ее еще в 2002 году. Ни тот, ни другой на этот раз в Думу не попали, а вот инициатива их теперь переживает второе рождение. Сергей Иваненко подтвердил, что законопроект, видоизмененный и доработанный ответственными лицами из администрации президента, уже находится в Думе. «Когда мы его вносили, то понимали, что без консультаций с Кремлем не обойтись, – заявил «НИ» г-н Иваненко. – Конечный вариант проекта будет зависеть от того, какой фланг администрации окажется сильнее».

По словам экс-депутата, в Кремле нашлись как сторонники, так и противники этой идеи. Оппонирующей стороной, уточняет Иваненко, выступила та часть администрации, которая представляет силовиков. «Их отношение к созданию ФСР – крайне негативное. Они не хотят расставаться со следственными функциями, – отметил он. – «Яблоко» же по-прежнему считает, что создание ФСР – важный этап в реформе правоохранительных органов».

Против этой инициативы – не только силовики. У ряда депутатов, успевших ознакомиться с проектом, возникло немало претензий к его содержательной части. Так, член комитета по безопасности Госдумы Виктор Илюхин категорично заявил «НИ»: «Создание дополнительной силовой вертикали на фоне неудовлетворительной работы уже сформированной системы органов – это преступление». По его словам, если следственные управления силовой «тройки» отойдут к ФСР, то будет разрушена вся система следствия. «Получается, что следователь ФСР должен будет делать запрос в МВД, чтобы ему предоставили необходимую для расследования информацию, – рассуждает депутат. – Но если орган дознания отделен от следствия, то представители последнего должны будут раскрывать преступление только с ручкой и листом бумаги. Ведь следствие не может работать без оперативного сопровождения. Выходит, группу оперативного сопровождения придется создавать и в ФСР. Но это – нонсенс». По словам парламентария, сегодня 80% следствия (техническая база и кадры) находятся в подчинении МВД. «Если эта устоявшаяся пропорция будет нарушена, начнется раздрай», – полагает думец. Сергей Иваненко, напротив, уверен, что выделение следствия в отдельную службу решит множество проблем, в частности, это поможет борьбе с коррупцией в «органах».

Обсуждение вопроса о создании ФСР взбудоражило не только силовиков федерального масштаба. Представители следственных органов в регионах также напуганы перспективой появления российского аналога ФБР. В редакцию «НИ» поступило письмо от начальника следственного управления при ГУВД Челябинской области г-на Шагиахметова, в котором он уверяет, что «ничего, кроме лишних затрат бюджетных средств, из этой затеи не получится». «Независимость от руководства МВД, прокуратуры и других ведомств не станет независимостью при принятии процессуальных решений, – утверждает автор письма. – Да, руководство этих ведомств оглядывается на местные органы, порой работает «по заказу», заботится не об эффективной борьбе с преступностью, а прежде всего о показателях работы. Но откуда уверенность, что в новом ведомстве все будет иначе?» Полковник Шагиахметов отмечает: «Мнение о том, что независимость следственных органов от ведомственного руководства может обеспечить законность, – это сознательное затушевывание проблемы». «Если у обывателя название нового ведомства ассоциируется с американским ФБР, то сходство ограничивается только названием, – утверждает он. – ФБР – аналог наших оперативных служб: уголовного розыска, ОБЭП и тому подобных. Таких органов, как наше следствие, там нет. Там вообще нет такой стадии расследования, как наше предварительное следствие». Депутат Илюхин солидарен со следователем из глубинки: «ФБР США – это целая империя, в которую входят и разведка и контрразведка. Следователь там – только оформитель». Помощник известного депутата, члена комитета по безопасности Александра Гурова, заслуженный сотрудник органов внутренних дел РФ Борис Калачев заявил «НИ», что планируемые новации не должны напрямую соотноситься с американским опытом. Он, в частности, отметил: «Хотя некоторые элементы сходства есть, но они чисто внешние. Содержание различно. Возьмем, к примеру, МВД России. Перед МВД США не стоят правоохранительные задачи. Они возложены на министерство юстиции, что тоже резко контрастирует с функциями нашего Минюста». Г-н Калачев также считает, что недопустимо рассматривать идею ФСР вне контекста реформы правоохранительной системы в целом и стратегии развития рыночной экономики. Несмотря на то что «яблочники» приложили к законопроекту финансово-экономическое обоснование, Борис Калачев высказывает сомнения в том, что средства для достойного, а не условного, стимулирующего коррупцию, финансирования нового ведомства удастся изыскать.




Раздел внутренних дел

Опубликовано в номере «НИ» от 25 марта 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: