Главная / Газета 26 Января 2004 г. 00:00 / Политика

Юрий Левада

«Путин стал заложником войны в Чечне»

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

Последние опросы показывают – рейтинг действующего президента уверенно держится между 70 и 90%. Между тем лишь 15% населения считают, что Владимир Путин успешно справляется с проблемами страны. Эти парадоксальные данные корреспонденту «Новых Известий» прокомментировал директор аналитической службы ВЦИОМ-А Юрий Левада.

shadow
– Юрий Александрович, по вашим подсчетам, поддержка Путина зашкаливает за 80%. А когда людей спрашивают, к примеру, про коррупцию, те же 80% говорят, что ничего за четыре года не изменилось, если не стало хуже. Как вы объясните подобное противоречие?

– Все правильно, так оно и есть. Коррупция осталась, но людей больше беспокоят собственные доходы. А они за четыре года стали немножко выше. Мы регулярно замеряем рейтинг президента. Перед Новым годом он составлял 87 %, сейчас – 81. Но когда затем спрашиваем о конкретных делах и успехах, выясняется, что люди к происходящему в стране относятся сдержанно, даже критично. И во всех областях жизни, кроме международного престижа России, больших успехов не видят. Ни в наведении порядка, ни в развитии экономики, ни в защите прав человека, ни тем более в вопросах, касающихся Чечни.

– Так почему же поддерживают Путина?

– Потому что надеются. В последнем опросе лишь 15% людей сказали, что президент успешно справляется с проблемами страны. 46%, то есть половина, уверены, что он еще сможет с ними справиться. А остальные просто говорят: «Нам больше не на кого надеяться». Вот и весь секрет рейтинга Путина.

– На Путина надеются, а детей в армию любыми способами стараются не отдавать.

– Если рассуждать трезво, не все в стране зависит от президента. Только социальные фантазеры могут думать, что можно из рукава вытащить какую-то новую хорошую армию. Все знают, что она плохо организована, бедная, голодная, порядки в ней скверные. К тому же люди боятся, что их детей пошлют на убой.

– Но сами четыре года назад дружно проголосовали за этот убой.

– Да, Путин использовал войну в Чечне во время прихода к власти. Но теперь сам оказался ее заложником. И он не может прекратить войну, даже если захочет.

– Недавно на одной из конференций политологи обсуждали, выполнил ли президент Путин свои предвыборные обещания. Вспомнили только одно конкретное – навести порядок на Северном Кавказе. И сошлись во мнении, что его никак нельзя считать выполненным.

– Владимир Путин и перед вступлением в должность, и после почти не давал обещаний. Он всегда выражался туманно, и наведение порядка на Северном Кавказе мало кто расценил тогда, как предвыборное обещание. Тем более сейчас серьезных военных действий в Чечне нет, и официально говорится, что война там закончилась. Хотя мы каждый месяц спрашиваем людей о происходящем в Чечне, и две трети отвечают, что там продолжается война, что они за ее прекращение и что они не знают, как ее прекратить.

– Известно утверждение, что в президенте каждый видит себя, что «в него глядят как в зеркало».

– Да, мы писали об этом, особенно когда всех интересовало, «кто есть мистер Путин». Вначале на нового президента возлагали надежды все. И левые, и правые, и западники, и патриоты. Туманность его обещаний, так и не показанная никому программа, которой, я думаю, попросту не было, на первых порах действительно позволяли каждому видеть то, что хочется. Ведь в заявлениях президента можно было найти самые разные вещи. И что Россия вместе с Западом, и что Россия сама по себе, и что нужен мир в Чечне, и что войну доведут до конца. Но так было только в начале первого периода правления. Сейчас уже многим стало ясно, чего можно и чего нельзя ждать от Путина. Например, нельзя ждать, что он будет вторым (с небольшими отличиями) Ельциным.

– А как вы оцениваете шансы политиков, заявивших о своей оппозиционности нынешней власти – Ирины Хакамады, «Комитета-2008»?

– Их взгляды разделяет очень небольшой процент населения. Серьезной поддержки в обществе у них нет и, я подозреваю, в обозримом будущем не будет. Даже если бы они имели доступ к СМИ, им пришлось бы идти против течения, которое живет надеждами на Путина.

– А не рухнут ли эти надежды в один прекрасный день, как рухнул рубль в августе 1998-го?

– Сейчас перспектива резкого падения рейтинга Путина и доверия к нему не просматривается. Возможно, это произойдет, но не сразу и под влиянием разных факторов. В основном под влиянием разочарования.

– И когда оно может наступить?

– На сегодняшний день я могу сказать, что надежды на Путина есть, и 14 марта люди за него проголосуют. А что случиться дальше, будут ли эти надежды исчерпываться или чем-то подменяться, посмотрим. В этом и заключается моя работа. Будет новый четырехлетний цикл. Будут попытки предъявить счет, спросить, что же сделано. А команда Путина будет отвечать, что другие сделали бы еще меньше.


Опубликовано в номере «НИ» от 26 января 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: